Shahin & Sepehr

Биография

Shahin & Sepehr (Шахин и Сепир) – инструментальный дуэт двух иранцев из Вашингтона, гитариста Shahin Shahida и клавишника Sepehr Haddad. Их музыка в основном состоит из испанских гитарных мелодий, соединенных с компонентами софт-рока, фламенко, джаза, нью-эйдж и традиционной музыки Ирана и Турции, с явными элементами влияния таких исполнителей, как Cat Stevens, Roxy Music, Peter Gabriel и The Police.

Хотя их имена могут показаться чем-то экзотическим и незнакомым, музыка Shahin Shahida (акустические и испанские гитары) и Sepehr Haddad (гитары и клавишные) – это мягкая, порой просто нежная, романтическая инструментальная гитарная музыка, созданная для комфортного отдыха. Живой звук ирано-американского дуэта вращается вокруг изящных, окрашенных фламенко гитарных текстур Шахина, ненавязчиво украшенных клавишами Сепира.

Они выпустили восемь дисков на лейблах Higher Octave Music/EMI и на собственном лейбле два сингла: Fields of Change и сингл танцевального микса Casablanca. Их компакт-диски попадали в чарты Billboard, R&R и Gavin. Их дебютный альбом One Thousand & One Nights в 1994 году пробился на 6-е место в чарте Billboard всего через пару недель после его выхода и оставался в топ-20 до конца года.

Музыка Shahin & Sepehr транслировалась Национальном Общественном Радио «All Things Considered», BET on Jazz, CNN's WorldBeat, FOX и других национальных программах и использовалась на саундтреках для фильмов и документальных фильмов по всему миру. Они сотрудничали со многими известными артистами.


Дискография

1994 One Thousand & One Nights

1995 e

1996 Aria

1998 World Café

2000 East-West Highway – The Best of

2000 Великие гитаристы мира

2002 Nostalgia

2003 17 Romantic Guitar Instrumentals

2008 Fields of Change [single]

2009 Casablanca – Dance Mix [single]


Ссылки

https://www.facebook.com/ShahinandSepehr – Официальный сайт

Fiona Joy Hawkins

Биография

Fiona Joy Hawkins, 1964 года рождения, австралийская пианистка и продюсер, работающая в жанре нью-эйдж. Ее дебютный альбом Portrait of a Waterfall занял первое место в хит-параде New Age Reporter (NAR) в 2005 году. Альбом классической музыки Angel Above My Piano был удостоен премии NAR Lifestyle Music Award 2006 года в категории «Лучший альбом клавишной музыки». Фиона является многократной финалисткой премий Musicoz Awards в категориях «Джаз» и «Классическая музыка», а также Los Angeles Music Awards в категории «Нью эйдж/инструментальный амбиент».

Christmas Joy На первый взгляд может показаться, что август не самое подходящее время для «рождественского» альбома. С другой стороны, лето может стать отличным временем для прослушивания данного диска, хотя бы потому, что праздничная суета давно улеглась, ежегодный ворох альбомов, на которых запечатлены разные интерпретации одних и тех же рождественских гимнов, пролетел мимо внимания, оставив в нем место только достойным представителям праздничного жанра. И диск Christmas Joy австралийской исполнительницы Фионы Джой Хокинс – достойный из достойнейших в этом практически необозримом ряду. Почему? Потому, что Фиона нашла новый, и, на мой взгляд, оригинальный подход к гимнам Рождества. Может быть, сказывается то, что Рождество было восемь месяцев назад и привычные Silent Night и Jingle Bells уже немного выветрились из памяти, но, честное слово, если бы мне дали послушать этот альбом на безымянном диске, я бы вряд ли узнал эти навязчивые произведения. Фиона исполняет классику в своей романтичной, чувственной и очень расслабляющей манере (хотя иногда способна пустить на слушателя накрывающую с головой волну эмоций, как в Gliding on a Sleigh), уделяя большое внимание не только передаче светлого праздничного настроения, вызванного чувством сопричастности к великому чуду, но и аранжировкам, которые кому-то могут показаться «неканоническими», но, поверьте, отторжения не вызовут ни у кого. Диджериду в Jingle Bells? Гениальная идея, этнический инструмент вкупе с шелестящей суховатой перкуссией не только не портит звучания, но и придает ему новые полутона, которые помогают найти что-то новое в мелодии, у большинства слушателей вызывающей ассоциации с суетой в супермаркете. Абсолютно уместен не только ангельский кельтский вокал в духе Энии, что кажется совершенно понятным и естественным, но и звучание струнной секции, создающее торжественную, немного мистериальную атмосферу, ожидаемая арфа, на сей раз парагвайская, тоже заняла свое место где-то между земными ландшафтами и небесными замками. Также очень удачно прописан ритм (медленный марш, сопровождающий O Come O Come Emmanuel, одну из самых чувственных композиций альбома, задает торжественное настроение и заставляет себе представлять длинную вереницу людей, несущих горящие свечи по полуночным улочкам), виолончель традиционно и грустит, и радуется, рельефный бас подчеркивает нежное касание пальцами клавиш пианино, а саксофон придает серьезности и заставляет вернуться из мира грез в урбанистические реалии, смягченные и освященные настроением грядущего празднества. Настроение, которое нам всем не мешало бы нести в себе не только зимой, но и на протяжении всего года – может быть, тогда бы все было намного лучше, ярче и добрее. Так что август – хороший месяц, чтобы украсить жаркие дни этой прекрасной музыкой, которая откроет двери в сердце любого человека, даже того, кто скептически относится к рождественским гимнам. Август, сентябрь, май, январь – какая разница, эта музыка воистину всесезонна.

600 Years in a Moment В музыке австралийской исполнительницы Фионы Джой Хокинс всегда было нечто, что отличало ее от работ многих других композиторов, занятых в сфере piano music – прежде всего, это интерес к древним этническим инструментам и фольклорным мотивам, звучание которых передано через призму современной классики и нью-эйджа, оставаясь при этом аутентичным и интересным именно в своей «первозданности». Новый альбом австралийской дивы, 600 Years in a Moment, развивает эти идеи. Рассуждая о глобализации музыки и протягивая лирические нити сквозь времена и культурные различия, Фиона смогла записать диск, который уже один список приглашенных музыкантов, и самые грандиозные моменты, ими созданные, позволяют назвать эпическим и грандиозным, но при этом минуты, проведенные за его прослушиванием, просят признать его еще и самым лиричным и, пожалуй, самым интимным сочинением Хокинс. Отчасти это можно объяснить тем, что играет здесь она на уникальном пианино ручной работы марки The Stuart & Sons — с него можно стряхнуть пыль, но нельзя стряхнуть налет благородства и чистой, умиротворяющей своим прозрачным и сильным звуком изящной старины. От звучания этого пианино и отталкиваются все остальные музыканты – вообще, создается впечатление, что все они приняли приглашение Фионы и обосновались на время в тихом домике, чтобы просто помузицировать, порассуждать о времени, чувствах и природе и оживить подлинное звучание вечности, для которой шесть веков, воистину, равны мимолетному мгновению. Именно «камерность», сумевшая уместить в себя голоса нескольких десятков редких инструментов и эхо нескольких веков, делает 600 Years in a Moment таким уникальным и впечатляющим. Чтобы не быть голословным, перечислю некоторые персоны: продюсерами альбома выступили не нуждающиеся в представлении Уилл Аккерман (он же исполняет гитарные партии) и Корин Нельсен, оркестровки делал известный пианист Филипп Ааберг, Тодд Бостон играл на флейте. Список, сопутствующий имени перкуссиониста Букчулуна Ганбургеда, вообще можно использовать как справочник по редким этническим инструментам, помимо этого впечатляющего набора в записи использованы турецкий уд, диджериду и много чего еще. Как ни странно (учитывая, что Фиона живет в Австралии), музыкальная палитра диска, помимо классического романтизма и воздушного танго, тяготеет к изумрудной зелени бескрайних ирландских полей – кельтика превалирует и в этереальных вокализах, и в лирическом пении скрипки (иногда напоминающем стилистику легендарного дуэта Secret Garden), превращая этот релиз в хороший подарок, в частности, для любителей культуры этой страны. Мы живем в странное время. С одной стороны, у нас есть возможности для глобальной коммуникации – и 600 Years in a Moment служит ярким тому примером. С другой стороны, потоки информации, увеличивающие свой напор с каждым днем, заставляют нас забывать больше, чем запоминать – и музыка Хокинс не забывает напомнить о ярких, но порой утерянных в лабиринтах памяти событиях и эпохах, оставшихся миражами на берегах воображения. Forgiveness, душевный дуэт пианино и деревянной флейты – яркое подтверждение этому. Прекрасно, как всегда.


Дискография

2005 Portrait of a Waterfall

2006 Angel Above My Piano

2007 Ice – Piano Slightly Chilled

2008 Blue Dream

2008 Music for Funerals

2008 Music for Weddings

2008 Music for Sex

2009 Music for Massage

2011 Live at the Q [with The Blue Dream Ensemble]

2011 Christmas Joy

2012 Sensual Journeys

2012 600 Years in a Moment

2016 Signature – Synchronicity

2017 Into the Mist

2018 Story of Ghosts


Ссылки

http://fionajoy.com/ – Официальный сайт

Sherry Finzer

Биография

Sherry Finzer считает, что музыка может излечивать. Она флейтистка, исполнитель и композитор родом из Феникса. Сотрудничает с Heart Dance Recordings, состоящей из музыкантов, ориентирующихся на исцеляющую музыку. Она специализируется на флейтах – альт, бас и контрабас. На стиль игры Шерри повлияли разные жанры музыки, которые она исполняла, и разнообразие артистов, с которыми она сотрудничала. Создавая музыку для радио или мелодии для дорожных поездок, ее магические тона создаются флейтами, среди которых альты, басовые и контрабасовые флейты.

Некоторые альбомы получили крупные награды: Transformation [with Darin Mahoney] (2013) – One World Music Album of the Year; Sanctuary III – Beyond the Dream (2014) – Best CD January 2015; Flute Flight [with Mark Holland] (2015) – Zone Music Reporter Best Meditation/Relaxation Album; Trialogue [with Darin Mahoney & Will Clipman] (2016) – Zone Music Reporter Best Acoustic Album; Let There Be Light [with Tom Moore] (2017) – Zone Music Reporter Best Relaxation/Meditation Album. Музыка Шерри можно услышать на SXM Spa Channel (68), Pandora, Spotify, Sound Choice Soundscapes, Galaxie Spa Channel, Calm Radio, River of Calm, Journeyscapes, в международных радиопрограммах, на нескольких авиакомпаниях.

Шерри начала играть на флейте в 5-м классе начальной школы в северной части штата Нью-Йорк и сразу же влюбилась в музыку и начала учиться в частном порядке. В течение этих лет Шерри переживала трудные времена, и она нашла свой приют в музыке. К концу второго курса обучения она играла сонаты Баха и Генделя на уровне колледжа. Она продолжила классическую учебу в школе. После перерыва, во время которого Шерри занималась воспитанием двух сыновей, она в мир классической музыки и получила множество наград за исполнительское мастерство, в том числе отбиралась для выступлений на нескольких национальных конвенциях Национальной ассоциации флейты.

Узнав, что ее музыка помогает людям в исцелении, Шерри записала свой первый new age альбом, Sanctuary, и в 2009 году основала свой лейбл Heart Dance Records. В 2015 году она и ее семья переехали в Финикс, штат Аризона, где она нашла новые возможности для выступления с различными музыкантами и в разных жанрах, включая джаз и фламенко. В том же 2015 году ее лейбл начал привлекать артистов с тем же видением, как помочь миру излечиться от стресса, горя, психических и физических заболеваний. С тех пор она записала 10 дисков new age и 6 – в других жанрах.

В арсенал флейт Шерри входят:

  • Pearl 14k Maesta C Flute;
  • Pearl Contrabass Flute;
  • Yamaha Gold Brass Alto Flute;
  • Guo New Voice C, Piccolo & Bass Flute;
  • Различные флейты коренных американцев.

Дискография

2009 Sanctuary

2011 Sanctuary II – Earth

2013 Transformation [with Darin Mahoney]

2014 Amazing Grace [with Darin Mahoney] [single]

2014 Sanctuary III – Beyond the Dream

2015 Flute Flight [with Mark Holland]

2016 In the Light of Darkness [with Darin Mahoney] [single]

2016 Trialogue [with Darin Mahoney & Will Clipman]

2016 Venus Rising [with Paul Speer] [single]

2016 Whispers from Silence [with Tom Moore]

2017 Let There Be Light [with Tom Moore]

2017 Traveler [with Peter Sheridan]

2018 Acceptance

2018 Evening at Angkor Wat [with Will Clipman] [single]

2018 Kilauea Rain [with Will Clipman] [single]

2018 Mediterranean Meditations [with Chris B. Jacome] [single]

2018 Ondas [with Chris B. Jacome] [single]

2018 Reflections [with Chris B. Jacome] [single]

2018 Sea of Tranquility [with Chris B. Jacome] [single]

2018 Somewhere New [with Mark Holland]

2018 The Beauty Lies Within [with Darin Mahoney] [single]


Majestica [Sherry Finzer & Cass Anawaty]

2016 In the Midst of Stars

2018 Auriga to Orion


Ссылки

https://www.sherryfinzer.com/ – Официальный сайт

Niall

Биография

Niall родился 27-го октября 1972 года в Лутоне, Англия. Начал свое музыкальное образование с 7 лет, осваивая трубу. С тех пор Niall научился играть на блокфлейте, клавишных, гитаре и этнической перкуссии. Параллельно с этим он изучает теорию передовой музыки. В 10 лет Niall посетил звукозаписывающую студию и с тех пор он сильно заинтересовался электроникой и звукозаписью. Он стал приобретать оборудование (синтезаторы и многое другое) для своей домашней студии.

Страсть к созданию музыки вскоре превзошла размер свободной спальни в доме родителей и ему пришлось оборудовать свою студию в старом доме, где Niall и стал писать музыку для производственных компаний и заниматься различными музыкальными проектами – записи музыки для хоров, оркестров и различных музыкальных групп. Там, где в его альбомах требуются естественные звуки, есть гром, шум реки, треск огня, пение птиц и т.д. Niall сам записал их, побывав в различных местах по всему миру. Некоторые из этих записей теперь доступны в серии Ultimate Natural Sounds.

На своих альбомах Niall исполняет большинство музыкальных партий. Его музыка используется в художественных и документальных фильмах, а также звучит по радио во всем мире. Он работает в стиле, сочетающем этнические мотивы, chill out и new age. Niall очень духовный человек, придерживающийся вегетарианской диеты. Он нравятся прогулке на природе и по пляжам. Он ценит красоту, которая вдохновляет его творчество.

Reiki River За время своего существования музыка, предназначенная для сопровождения сеансов рейки, успела сформироваться в самостоятельный жанр музыкальной культуры нью-эйдж со своими характерными особенностями, оформленными стараниями таких мастеров, как Дейтер, Терри Олдфилд, Ллевеллин (кстати, он продюсировал диск Reiki River, в звучании которого можно расслышать характерные черты его работ) и других. Это почти всегда очень медленная инструментальная музыка, предельно расслабленная и медитативная, содержащая звуки природы и разделенная на четкие временные отрезки, границы которых обозначают колокольчики, предназначенные для того, чтобы мастер рейки, проводящий сеанс, вовремя закончил одну его часть и перешел к следующей. Как следствие, такой музыки стало слишком много и зачастую звучать она стала слишком одинаково, быстро перейдя для более взыскательной аудитории в разряд «прикладной». Это применимо к творчеству многих, но всегда находятся мастера, способные очаровать и заворожить слушателя, даже находясь в строгих жанровых рамках. Альбом Reiki River стал вторым в дискографии английского композитора Ниалла. Первый его релиз был посвящен традиционной музыке индейцев, и этот интерес проявлен и здесь – Ниалл использует деревянную флейту с севера американского континента, звучание которой хорошо известно ценителям этнической и инструментальной музыки. С ее помощью автор создает короткие (по пять минут каждая) композиции, построенные вокруг утонченных, красивых мелодий, в которых пение флейты дополняет акустическая гитара, клавишные инструменты, электронные эффекты и сэмплы женского вокала. При этом в звучании духового инструмента слышны и тонкие оттенки более характерного для рейки-процедур восточного колорита. Каждая из двенадцати композиций – это маленькое чудо, постепенно развивающееся из нескольких нот в тонкое, гармоничное полотно, основой которого выступает атмосферный амбиентный фон, по которому музыкант «рисует» свои музыкальные картины, вдохновляясь звуками природы (с помощью которых слушатель способен в своем воображении перенестись на берег тихо журчащей реки) и тонким звоном колокольчиков, которые нежно раскачивает ветер. Музыка Ниалла не просто расслабляет или настраивает на сеанс, она дарит радость от встречи с чем-то невыразимо прекрасным и простым, будь то лучик солнечного света, отраженный в воде, или веселое пение птиц. Соответственно, слушать Reiki River можно и нужно не только в практических целях, но и «для души». Истинный шедевр жанра.

Tibet – Spiritual Journey’s of the World Из путешествий люди привозят сувениры – экзотические предметы или безделушки, отражающие историю и культуру посещенной страны, способные по прошествии времени напомнить бликом магнитика на двери холодильника о приятном и познавательном странствии. Английский музыкант Ниалл наверняка тоже привез для друзей сувениры, когда вернулся из Тибета, но, что гораздо более важно для нас, простых слушателей, глубоко в душе он сохранил свои и только свои, тем и бесценные, впечатления от этого загадочного места, которые и раскрыл перед нами благодаря музыке. Есть жанровые клише, к которым прибегают композиторы, сочиняя произведения «по мотивам» тибетской культуры. Это должна быть загадочная музыка, далекая от праздных тем, замешанная, как правило, на атмосфере храмовых церемоний, горловом пении и звучании легко узнаваемого уже каждым поклонником нью-эйджа набора инструментов, от китайских гуслей до местных горнов и флейт. Ниалл же пошел немного другим путем. Шесть его композиций – это шесть зарисовок простой жизни высокогорной страны, в которой есть место не только величию гор, чистоте воздуха и загадочной силе, притягивающей к себе искателей тайн мироздания. Конечно, выполненный в духе Китаро масштабный трек Welcome to Tibet расскажет об этом, выступив в качестве проникновенного, возвышенного саундтрека, в котором мощь симфонического оркестра подпитывает энергетику хора, яркие мелодии, сыгранные на стыке восточных гармоний и европейской традиции, разносятся по склонам гор дуновениями пронизывающего ветра. Мощно и ярко, перед глазами так и встают столь привычные, но, увы, доступные только в воображении пейзажи. Однако прогулки с Ниаллом по Тибету – это еще и экскурсии в далекие от туристических маршрутов буддийские храмы, темные углы которых заполнены клубами благовоний, это и встреча нового дня в гуще зеленых садов, звенящих от птичьего крика, это и медитации на берегу звонкого ручья, бегущего с гор. Ритмичный звон перкуссии, собранной из множества колокольчиков, неторопливые переборы струн, раскиданные эхом голоса флейт, в этой музыке есть моменты силы и минуты раздумий, восторг и грусть, в том числе и меланхоличное обращение к теме оккупации Тибета, раскрытой в Bell of Hope, вслед за которой, однако, на залитой солнцем площади сотни людей радостно споют свою песню мира под искрящийся аккомпанемент древних ритмов и современных мелодий. Финал альбома закономерен – массовая медитация Om Mani Padme Hum, своего рода гимн вечности и иллюзорности всего сущего, эхо которого еще долго будет доноситься до нас сквозь расстояние. Tibet Ниалла – отличный повод мысленно вернуться в эту страну даже для тех, кто считает, что эта тема вычерпана многими музыкантами и не может породить ничего нового и интересного. Еще как может. Яркий, динамичный, трогательный, созерцательный альбом, дарящий самые светлые чувства и заряжающий энергией.

Native American Nights Благодаря красивейшей обложке диск Ниалла Native American Nights привлекает внимание безо всякой рекламы и ознакомительных сэмплов и сопроводительных текстов. Конечно, тем людям, которые знакомы с творчеством английского музыканта, быстро превратившегося в одну из ярких звезд new age музыки, ничего этого и не нужно, они и так знают, что их ждет прекрасная музыка, но, согласитесь, красивую вещь всегда приятно взять в руки, и это ощущение благотворно влияет на восприятие материала. Рассыпанные по небу щедрой рукой волшебницы звезды освещают одинокий костер посреди прерии. Трещат сгорающие ветки, на склоне холма воют волки, стрекочут цикады. Одинокий странник начинает тихо играть на деревянной флейте, мягкие волны мелодии убаюкивают, уносят в мир грез, и скоро сквозь марево теплого воздуха, подымающегося от костра, начинают проступать очертания духов предков, откликнувшихся на этот древний зов. Фигуры индейцев образуют вокруг огня круг, начинают петь свои древние песни-заклинания, следуя в своем движении за гипнотическим ритмом обтянутого кожей буйвола бубна. Затем старый шаман выходит вперед и начинает рассказывать забытые истории, а все садятся возле него, внимательно улавливая каждое слово. Об этом, как мне кажется, повествует Blackfoot Fire, и об этом подхватывает рассказ Night Hawk Wing, когда парящие орлы рассекают крыльями ночное небо, скользя под потоками проливного дождя и слушая раскаты грома. «Заклинатели дождя», характерная индейская перкуссия и различные трещотки, легкий гипнотический ритм, акустическая гитара, деревянные флейты американских индейцев и ниспадающая пелена электронных эффектов – Ниалл при помощи всего этого рисует яркие пейзажи и узнаваемые образы, с кинематографической точностью проецируя их перед внутренним взором слушателя. Не забывает он в очередной раз доказать свой талант в создании красивых и эмоциональных мелодий, как те, что соткали в Keepers of the Night немного грустное и пронзительно-трогательное звуковое полотно. Bright Star, обитель Богов и место, куда уходят души, окончившие свой земной путь, призывает своих детей ярким светом, и гости, посетившие ночную стоянку своих детей этой ночью, медленно уходят в небо, оставляя за собой эхо своих голосов, песен, шагов. Очень красивый, тихий и лиричный альбом, в котором энергетика традиционной индейской музыки прекрасно сочетаются с современными музыкальными традициями.

Power Animals Индейцы верят, что у каждого человека есть покровитель среди животных, обретение которого позволяет установить гармонию с окружающим миром, открыть свою истинную сущность, обрести новые знания. В городских условиях нам сделать нечто подобное крайне затруднительно, приходится выбирать между голубями, собаками, кошками и гораздо менее симпатичными грызунами, брать которых в свои духовные покровители захочет далеко не каждый. Тем не менее, эти древние знания, двигавшие жизнью и духовным ростом сотен поколений коренных американцев, все еще живут и находят своих приверженцев. Одним из них стал Ниалл, о котором уже не раз упоминалось на этих страницах, но, видит бог, я бы хотел писать о его музыке постоянно, настолько она хороша. Возвращаясь в мир своих первых альбомов, посвященных индейской мифологии, традициям и образу жизни, Ниалл создает блистательную работу на стыке world music/new age, которую можно поставить в один ряд с «тематическими работами» таких мастеров, как Мэдвин Гудалл и Оливер Шанти. Непростая задача – сочинить музыку, отображающую силу животных, которых можно найти на необъятных просторах американского севера, была реализована на отлично. И пусть многие вокальные и инструментальные сэмплы, которые Ниалл использовал в процессе, изрядно затерты (объясняется это копанием в библиотеках Spectrasonics, к которым не раз обращались классики жанра), общей картины это не портит. Флейты, горн, акустическая гитара, синтезатор и кожаные бубны вместе с многочисленной этнической перкуссией (множеством бубенчиков и других предметов, подвешенных на веревке, которую постоянно трясут) помогают артисту каждый раз извлекать новые мелодии и ритмы, слушая которые, мы представляем себе особенности, присущие тем или иным животным. Лошадь – это скорость, ветер, ощущение свободы, легкость, и музыка тоже летит вперед, размашистая, возвышенная и образная, как саундтрек к дорогому фильму. Волк – это склоны ночных холмов, далекий вой, медитации на луну и необузданная сила, быстрый бросок вперед и победа. Орел – это непередаваемое чувство легкости, парения в голубом небе, музыка легка и атмосферна, а нежные мелодии флейты подобны потокам воздуха, по которым скользит гордая птица. Медведь – это сила охотника, ритмичный, трансовый ритуал у костра, призыв к владыке леса дать людям пройти по древним тропам и добыть еды. Самая экспрессивная вещь на альбоме, после которой мы словно окунемся в залитые солнцем глубины горных ручьев, легкая и журчащая музыка скользит, словно отблески солнца на поверхности воды и чешуе лосося. Слушая Power Animals, постарайтесь понять, какая композиция вам ближе всего, это поможет установить связь, духовную и неразрывную, с тем животным, которое станет вашим персональным тотемом. Или просто слушайте музыку – она определенно заслуживает звания «шедевра», за последние годы индейская традиция взрастила не так много произведений, которые звучали бы лучше и вызывали бы больше эмоций, чем этот альбом.

Calling My Angels Вообще-то английский композитор Ниалл прославился музыкой, берущей начало в мире американских индейцев, их легенд, тотемов, духов предков и целительных практик, но это неожиданное обращение к небесным сферам, предпринятое при помощи Ллевеллина и певицы Джулианы (чей ангельский вокал давно уже стал каноническим), подняло творчество молодого мастера на новый уровень. Причем слово «подняло» в отношении Calling My Angels можно использовать как в переносном смысле, так и в буквальном. Эта музыка помогает буквально воспарить ввысь, в ней нет ни одной грубой или разрушающей восторженное очарование ноты, способной напомнить о мире «грубых» физических форм, который нам предстоит покинуть примерно на пятьдесят минут. Стандарты «небесной», «ангельской» музыки были заложены достаточно давно – если говорить не только применительно к new age, то истоки этих духоподъемных произведений следует искать еще в хоральных прелюдиях и гимнах И.С. Баха. Ниалл знает и помнит об этом, вот откуда в From Heaven to Earth появляются электронные вариации звучания величественного органа, а ангелы поют восторженную песнь, летая в лучах божественного света, который легко можно увидеть и почувствовать. Умеет Ниалл и затронуть тайные струны души, добавляя чуть больше эмоциональности в My Angels Guard My Day, заставляющей сердце замирать в ожидании катарсиса. Любимые духовые инструменты композитора, труба и флейта, не занимают здесь лидирующих мест, спетые ими мелодии растворяются в очень медленном, невесомом потоке звуков. Большое внимание уделяется пению небесных созданий (хвалящих Бога и, одновременно, наблюдающих за своими подопечными, блуждающими в потемках незнания по Земле), а также привлекаются грегорианские хоралы – одним словом, делается все, чтобы итог был как можно более гармоничным и обходился без тени фальши. Получился настоящий шедевр, маяк, направляющий мысли в нужном направлении и привлекающий своей неземной благостью ангелов, присутствие которых во время прослушивания ощущаешь как никогда близко. Можете использовать этот альбом как музыкальное сопровождение для медитации, сеанса визуализации, а можете предложить его послушать перед сном своему ребенку в качестве колыбельной. Пусть ангелы-хранители покажут ему безмятежные, добрые и яркие сны.

Angelic Reiki [with Juliana] Один из видных мастеров английского нью-эйджа на своем очередном альбоме удачно объединил несколько тем, которые доминируют в издательской политике лейбла Paradise Music – это рейки и ангелы. Здесь соблюдены важные параметры, определяющие принадлежность музыки к практическим занятиям по древней системе лечения – колокольчиков не слышно, но продолжительность треков примерно одинакова и примерно равно пяти минутам, что позволяет использовать их во время проведения сеансов. Но на самом деле это не сугубо прикладная музыка, а та музыка, которую просто хочется слушать и которой хочется наслаждаться. Происходит это не без помощи Джулианы, супруги известного композитора Ллевеллина и признанной «ангельской» вокалистки, чьи по-женски нежные и возвышенные вокализы обладают удивительной энергетикой, связывающей слушателя с созданиями высших сфер. Композиции Angelic Reiki звучат одновременно мягко, расслабленно и очень величественно, порой от исходящей от них волн энергии непросто усидеть на месте, пребывать в пассивном «ничегонеделании» в то время, как душа, растревоженная (в хорошем смысле) яркими мелодиями и нежными полутонами, буквально рвется наружу, навстречу яркому свету. Ниалла привычно воспринимать в роли виртуозного флейтиста, но здесь он чуть меньше времени уделяет своему любимому инструменту (звучащему в нужные моменты все также божественно прекрасно) и демонстрирует свои «мультиинструментальные» таланты, извлекая концентрированную нежность и нерушимое спокойствие из клавишных, добавляя чуть больше эмоций с помощью струнных, успокаивая теплыми переливами гитарных струн. Тут же, на освещенном вечным светом полупрозрачном амбиентом фоне разворачиваются одиночные вокализы и целые хоралы, в то время, как Ниалл, следуя канонам хорошего саундтрека, аккуратно распределяет заряды духоподъемной оркестровой мощи, не оставляющие равнодушными никого из слушателей, которые привычно услышат здесь яркие отсылки к традиционным кельтским мотивам, может быть, вспомнят какие-то из ранних работ мастера (в частности, этот альбом можно принять за продолжение Calling My Angels, судя по всему, ангелы откликнулись на его зов), но самое главное – получат настоящее наслаждение от чудесной, воодушевляющей музыки. Неважно, будете ли вы присутствовать на сеансе рейки или же просто делить самый лучший момент вашей жизни вместе с самым близким человеком.

Total Serenity В полном соответствии с названием, на альбоме английского мультиинструменталиста Ниалла Total Serenity есть все, чтобы это абсолютное спокойствие обеспечить. Прославившись серией замечательных релизов для лейбла Paradise Music, в сольное издательское плавание Ниалл отправляется все с тем же внушительным багажом: на диске, условно разделенном на три «зоны для медитации» (короткой, средней и продолжительной по времени, в зависимости от вашего опыта и настроя) звучат красивые и располагающие к полному расслаблению партии флейты, следуя почти что в кругосветном путешествии за чередой привычных «нью эйджевых» образов и символов. Мы услышим, как под шум проливного ливня, в ночи возносят свои молитвы индейские шаманы, как в тишине цветущих буддийских садов монахи поют мантры, энергия которых, долетая до небес, пробуждает ангелов и прочих высших сущностей, чьи голоса летят на Землю в ответном послании мира. В кафедральной, величественной тишине бескрайних тропических лесов, звенящих от бесконечного крика птиц и лесных обитателей, открываются тропы в иные миры, в просторы галактик, спирали которых раскручиваются в извечном вращении силой вашего воображения. Ветер качает колокольчики, звон гонгов наполняет пространство очистительными вибрациями, гитара и скрипка душевно о чем-то говорят между собой, а характерные для Ниалла глобальные, «саундтрековые» аранжировки придают созданному им миру звуков величие и силу. Мелодии сливаются в реки, и они, насыщаясь горными ручьями Непала, узкими ручейками бесконечных прерий, бурными водами Азии, несут жизнь, тепло и свет, наполняя собой безграничный океан ваших душ. Ниалл – один из мастеров музыки для медитации и релаксации, он мастер, точно знающий, какие элементы нужно сплавить воедино, чтобы получить настоящий шедевр, такой, как Total Serenity.


Дискография

2007 Spirit of the Shaman

2008 Calling My Angels

2008 Reiki River

2008 Ultimate Natural Sounds – Birdsong by the Stream

2008 Ultimate Natural Sounds – Calming Seas

2008 Ultimate Natural Sounds – Gentle River

2008 Ultimate Natural Sounds – Inspiring Thunderstorm

2008 Ultimate Natural Sounds – Soothing Windchimes

2008 Ultimate Natural Sounds – Tibetan Healing Sounds

2008 Ultimate Natural Sounds – Tranquil Birdsong

2009 Power Animals [with Llewellyn]

2010 Native American Nights

2011 Tibet – Spiritual Journey’s of the World [with Juliana]

2012 Angelic Reiki [with Juliana]

2013 Angel Healing [with Llewellyn]

2013 Musica Para Reiki [with Llewellyn]

2013 Native American Flute

2013 Reiki Healing Music

2013 Reiki Music [with Llewellyn]

2014 Espíritu Del Chaman – Musica Americana Nativa – Musica Continua Sin Interrupcion


Ссылки

https://www.niallmusic.com/ – Официальный сайт

Michael Hoppe

Биография

«Становятся тучи цветами неба, когда их целует свет».

Таким эпиграфом из белых стихов Рабиндраната Тагора предваряет свою инструментальную программу в альбоме Solace (2003) композитор и пианист Майкл Хоппи. Англичанин по происхождению, он вот уже долгое время живет в Лос-Анджелесе, сотрудничает с голливудскими киностудиями, параллельно сочиняя музыку в ключе «пронзительного романтизма». По степени мелодического дарования Хоппи часто сравнивают с Вангелисом, Китаро, Жаном-Мишелем Жарром и другими колоссами мировой сцены. Его авторская манера имеет собственный неповторимый почерк, и Solace – отличный повод убедиться в этом.

Michael Hoppe – лауреат премии Grammy за выдающийся мелодический талант. Музыкант и композитор удивительного дарования, с легкостью переливающий душу в звуки флейты, виолончели, фортепьяно, играющий с голосом и тембром столь же легко, как ветер с листьями и солнце – с бликами на воде. Подавляющее большинство композиций слушаются легко и приятно. Малая часть обладает глубиной, подобной глубине музыки Майкла Хоппи. Его музыка никогда не живет в пустоте – она обязательно сцеплена с поэзией, живописью, фотографией; всегда пронизана чувствами, мыслями и воспоминаниями живых и ушедших, делая нашу жизнь богаче и ярче.

Tapestry Для Майкла Хоппи альбом Tapesty, «начинавшийся» как саундтрек к короткометражному фильму Хизер Харлоу Nous Deux Encore, стал своего рода Opus Magnum, работой, отражающей все основные вехи в его творчестве, все важные встречи и достижения. Проживающий в США композитор, кажется, в своих мечтах и воспоминаниях все еще обитает на берегах Туманного Альбиона, атмосферу и жителей которого фиксировал в первой половине двадцатого века его дед, знаменитый фотограф, его работы давно уже стали неотъемлемой частью альбомов Майкла, создающей романтическое, немного старомодное настроение, пронизанное нотками сентиментальности и легкой грусти по ушедшей эпохе и покинувшим нас людям. Это очень поэтическое настроение, которое усиливается от альбома к альбому настоящей магией слова. Для каждой композиции Tapestry поэтесса Тересса Таппоуни сочинила свое стихотворение, вместе с музыкой и изображением образующее единое аудиовизуальное пространство. В этом пространстве Хоппи плетет свой гобелен (они, кажется, снова входят в моду и уже не выглядят старомодными?), нити которого образуют портреты и пейзажи, пронизанные символикой чувств и эпох. Эти нити – все то, что определяло творчество Майкла в последнюю декаду творчества, четкие следы его предыдущих альбомов, поклонники композитора наверняка легко идентифицируют их. Вступительная композиция Prairie Moon, сыгранная Пражским Симфоническим Оркестром, напомнит о грандиозном альбоме Solace, откуда на диск Requiem перебрались духовные гимны, одним из которых является и представленный здесь In Paradisum. Очаровательные Impromptu, Grace и Daydream вызовут в памяти недавний альбом Romances – а если вы с ним не знакомы, как и с другими работами маэстро, я категорически советую вам свести знакомство, возможно, это будет потрясающий музыкальный опыт в вашей жизни. Pastoral, сыгранная на синтезаторе в подражании Вангелису, относится к ранним звуковым пейзажам диска Homeland, а Embers отсылает к предыдущему альбоме Хоппи Nostalgie, записанному с Джо Пауэрсом, виртуозно играющем на губной гармошке. Довольно неожиданно (но в итоге совершенно изумительно и безупречно) звучит Maxie’s Theme from Nous Deux Encore, сыгранная Митсуки Дазаи на японской цитре Кото в обрамлении оркестровой аранжировки. Сама по себе вещь – сугубо «викторианская», но участие «ориентального» инструмента почему-то только усиливает эмоциональный позыв этой прекрасной вещи. Струнное исполнение сочинений Хоппи также традиционно безупречно, Sanctuary (акустическая версия одного из гимнов с Requiem) и Ave Maria не просто «берут за душу» – они переворачивают все, что скопилось в ней, обнажают самые скрытые чувства, пробуждают и раскрывают эмоции, вызывая то очистительные слезы, то легкую и немного грустную улыбку. Если вы только решите начать свое знакомство с музыкой этого артиста – я вам завидую, потому что перед вами откроется грандиозный, безупречный и красивый мир чувственной и изысканной музыки. Если творчество Хоппи вам знакомо не понаслышке – Tapestry тем более идеальный кандидат для долгих прослушиваний тихими вечерами. Шедевр.

Solace [with Prague Symphony Orchestra] Альбом, отмеченный премией ГРЭММИ, демонстрирует обширную гамму творческих возможностей Майкла. Умение работать с крупными формами, мастерство создания звуковых камерных пейзажей – все это сполна представлено в рамках пластинки. Каждое из произведений – своеобразный оттиск воспоминаний. Ставка сделана на искреннее ностальгическое чувство, которое служит основным проводником в богатом эмоциями мире маэстро Хоппи. Открывающий трек This Majestic Land, исполненный Пражским Симфоническим оркестром в торжественно-кинематографических тонах, вдохновлен величественными ландшафтами североамериканского запада; всепокоряющей стихийностью вкупе со строгой красотой веет от столь колоритной пьесы. Следом идет подчеркнуто поэтический номер So You, где в центре внимания щемящие пассажи виолончели от Мартина Тиллманна, деликатно обрамляемые клавишными. Метафизический вечный покой лазоревой неги небес разливается в воздушно-акварельном этюде Romance for Violin & Orchestra (соло на скрипке – Любомир Гавлак). Классическое сопрано Хайди Филдинг как нельзя лучше соответствует печальному настрою реквиема Lachrymosa. Тихая пасторальность сквозит в умиротворяющей композиции Beloved с гармоническими акустическими переборами гитариста Кентона Янгстрема. Редкостным очарованием полнится лиричнейшая оркестровая рапсодия Renouncement, и завораживает легчайшим дыханием весны Jude's Theme – дуэт скрипача Юджина Фодора с мастермайндом Хоппи. Невероятно изящная Nimbus вполне сгодилась бы в качестве звукового ряда к викторианской костюмной мелодраме, а нежно-рефлективная Elegy (For Joan) прекрасно иллюстрирует любовные мечтания юной особы. Религиозно-экстатическим чувством проникнута неторопливая ода Pie Jesu с вокалами уже упомянутой Хайди Филдинг и Дуэйна Бриггса. Обернутая в элегическую ткань бесконечно душевная Farewell воплощает в себе старомодное благородство и дух английских романов прошлого. Эпический финал The Parting наверняка обрадует поклонников Вангелиса, отвечающего здесь не только за фортепианные партии, но и за всю аранжировку в целом. Главное – неземная красота вполне земных ситуаций и переживаний, тонкая лирика и неподдельная чувственность этой музыки, которая дарует душевный покой. С этим Майкл справился, как всегда, на отлично. Один из лучших инструментальных альбомов десятилетия, получивший в дальнейшем не менее достойные продолжения.

Grace Новый альбом композитора Майкла Хоппи отражает не только преемственность поколений его семьи (раньше он черпал вдохновение в фотографиях своего деда, а теперь использует для оформления дисков фото своей дочери, Ребекки), но и преемственность творческих идей. С предыдущим альбомом музыканта, Tapestry, связано и само слово Grace (так называлась финальная композиция), и своего рода желание показать все основные аспекты своего творчества во всей красе, из-за чего диск звучит, конечно, эклектично, зато позволяет в полной мере насладиться всем тем, что и составляет музыку этого талантливого композитора, который просто не может оставить слушателя равнодушным. Собственно, в приступе лени я мог бы скопировать свою же рецензию на Tapestry, но, к счастью, лень легко разбивается о подлинное удовольствие и мощный душевный подъем, который испытываешь во время, и, что немаловажно, значительно позже, прослушивания. К тому же отличия все-таки слышны – так, на новом диске гораздо меньше размашистых «саундтреков», он и звучит более камерно. Ценители Хоппи найдут на Grace несколько композиций, сыгранных виолончелистом Мартином Тиллманом – его участие вроде как и не новость, у музыкантов в активе несколько шикарных совместных альбомов, но все равно, когда Мартин берет в руки виолончель и под аккомпанемент пианино начинает буквально переворачивать вам душу, балансируя на грани искупительной драмы и ласковой нежности. Нет, это надо только слушать. Увлечение ариями, госпелами и хоральными прелюдиями, начавшееся с альбома Requiem, достигает нового витка творческого развития благодаря голосам Целести Говин (уже не раз Хоппи обращался к гимну Ave Maria, но и здесь смог услышать и интерпретировать его на новый, не менее возвышенный лад) и Энди Комптон, чье пение «а капелла» подарило нам чудесную вещь Safe to Port, приближенную более всего к церковным таинствам. Естественно, не обошлось и без клавишных пасторалей, сыгранных на фоне аккуратных оркестровок и синтезаторных облаков – эти вещи вызывают в памяти желтые листы фотоальбомов, заполненные выцветшими, но все еще излучающими сильную и позитивную энергетику фотографиями. А вот Love Overflows выглядит главным сюрпризом альбома – Майкл сам поет здесь старую фолковую песню под акустическую гитару, и голос его «заряжен» теплом старой пластинки. Может быть, следуя заложенной традиции, следующий альбом получит такое название и звучание? И, словно посланием-приветом в альбом юной красавицы викторианской эпохи, звучат композиции-посвящения вроде Song for Haya и Theme for Adele. И эти отсылки к прекрасной эпохе чистоты и красоты, вместе с очаровательным вальсом музыкальной шкатулки Mayfly Waltz буквально отрывает слушателя от реальности, перенося его более чем на век назад, делая его одним из персонажей тех самых фотографий. Подлинный, классический романтизм, лирика узнаваемых с первых же нот мелодий Хоппи, его непринужденная изящность, тепло и красота, идущие от самого сердца. Grace – еще одна работа великого маэстро.

Serenity [with Harold Moses] Если бы вас попросили выбрать из своей памяти двенадцать фрагментов прошедшего года, по одному на каждый месяц, что бы вы вспомнили первым делом? События планетарного масштаба или первый весенний дождь, заставший так некстати, но подаривший приятное и освежающее после долгой зимы тепло? Поцелуй любимого человека или горечь разлуки с ним, впервые попробованное экзотическое блюдо или день отдыха далеко от дома, на лоне природы, позволивший почувствовать себя свободным от обязательств и тесных стен мегаполиса и ощутить счастье? Воспоминания, конечно, будут самыми разными, но наверняка среди них появятся «универсальные» дни, например, день рождения или канун Рождества, манящий предвкушением светлого таинства. Композитор Майкл Хоппи и виолончелист Гарольд Мозес (оба – музыканты с мировым именем и оба уже успешно сотрудничали вместе на номинированном на премию ГРЭММИ и названном среди «50 лучших нью эйдж альбомов» диске Хоппи Solace) выбрали, очевидно, самые тихие и спокойные дни, и посвятили им совместные композиции, представляющие собой импровизации для синтезаторов и виолончели. Впрочем, насчет импровизации я не совсем уверен – очень уж партии Гарольда звучат в духе работ его напарника, типичные изгибы мелодий и легко узнаваемая романтическая, я бы даже сказал, «викторианская» стилистика Хоппи слышится в каждом из представленных треков. Это, впрочем, только плюс альбома, ибо я исправно утверждаю и буду утверждать, что Хоппи несомненный гений и один из лучших композиторов на данный момент. Придерживаясь этой концепции, дуэт записал очень атмосферный альбом, звучащий, может быть, чуть более минималистично на фоне предыдущих пышно-оркестровых дисков Майкла, но, несомненно, настроение Serenity, дополненное превосходным звуком, когда вибрации музыки пронизывают тело и вызывают сильную эмоциональную отдачу, также придется слушателям по душе. С душой вообще творятся здесь странные вещи: мелодии способны затронуть такие струны в глубинах этой потаенной, но явно существующей на самом деле субстанции, о которых раньше вообще не подозревал. На вас может накатить грусть, ведомая прозрачными и объемными партиями виолончели – и вы даже не поймете, что вызвало это чувство, пока музыка не всколыхнет что-то в глубинах памяти, обнажая события одного из тех дней, о котором идет речь. Может быть, на глаза навернуться слезы – но это будут не слезы горя, а слезы очищения, и, как знать, кому-то они помогут понять, что, несмотря на внешнюю черствость, человек еще может правильно реагировать на эти душевные вибрации. Есть на альбоме, вопреки названию, и достаточно импульсивные вещи, в которых напряженно бьется внутренний нерв, но его присутствие легко списать на отражение в музыке природных стихий. Стихий, отбушевавших потоками ливней и оставивших на обложке этого альбома облака и чуть приглушенный свет. Хоппи великолепен даже здесь, когда от него требуется, казалось бы, просто создание фонового амбиенса, но и тут Маэстро раскрывается как мелодист, создающий нечто эфемерное, необычайно красивое и живое. Мозес – пожалуй, один из лучших виолончелистов, при этом он тонко и четко чувствует настроение музыки Хоппи и передает его в полной мере. Итог – великолепный альбом, на котором разлитое в воздухе спокойствие не мешает, уводя в дремотную негу, а только усиливает чувственное восприятие слушателя, лишенного возможности остаться равнодушным, пока играет Serenity.


Дискография

1984 Misunderstood [with Carlos Franzetti] [soundtrack]

1988 Quiet Storms for Flute & Harp [with Louise Di Tullo & Lou Anne Nell]

1989 Homeland

1996 Simple Pleasures

1993 The Yearning – Romances for Alto Flute [with Tim Wheater]

1997 The Dreamer – Romances for Alto Flute Volume 2 [with Tim Wheater]

1997 The Poet – Romances for Cello [with Martin Tillman]

1998 The Unforgetting Heart

1999 Afterglow [with Martin Tillman & Tim Wheater]

2000 Beloved – A Tribute to the Queen Mother

2001 The Lover – The Love Poetry of Carl Sandburg [with Tim Wheater]

1996 Wind Songs – Flute Improvisations [with Tim Wheater]

2002 Dreams That Cannot Die

2002 The Very Best of

2003 Solace [with Prague Symphony Orchestra]

2006 Requiem

2005 How Do I Love Thee

2007 Romances for Solo Piano

2007 Various Themes

2009 Nostalgie - Romances for Harmonica [with Joe Power]

2010 Angele Dei [with Dwain Briggs]

2010 Far Away – Romances for Koto [with Mitsuki Dazai]

2010 Mewsings – My Life As A Jewish Cat [with Greta Beigel]

2010 Prauers – A Personal Selection

2010 Tapestry

2010 Two Eagles Soaring – 11 Haiku from Wind in the Pages [with Brett Brady]

2012 Café Champagne

2013 Grace

2013 Rarities vol. 1

2014 Serenity – Improvisations for Viola [with Harold Moses]

2014 Timeless – The Classics

2015 Nightingale [with Giuditta]

2018 Amistad [with friends]


Ссылки

http://michaelhoppe.com – Официальный сайт

Jia Peng Fang

Биография

Jia Peng Fang родился в 1958 году в городе Джамс, в провинции Хелонг Джиланг в Китае и получил свой первый erhu в возрасте восьми лет в 1965 году, как раз, когда началась Культурная Революция. Джамс – город приблизительно в тридцати часах езды поездом из Пекина, расположенный близко к российской границе, не был исключением из числа других городов, попавших под разрушительные действия, вызванные Культурной Революцией. И факт то, что Jia случайно наткнулся на erhu, в результате его вербовки в Маоистскую Пропагандистскую Корпорацию.

В шестнадцать лет его брат помог ему поехать в Пекин, чтобы учиться у музыкантов профессионалов erhu. Тогда в Китае, людям не разрешали просто менять свой статус, и для кого-то в деревне не было возможным переехать жить в город. От 16 до 18 лет Jia не мог регулярно получать своей порции пищи, но посвящал себя практике на erhu изо дня в день. Он был настроен стать профессионалом по игре на erhu.

Однажды ему повезло – его пригласили аккомпанировать учителю, у которого он учился. Однако в день экзамена при поступлении в Морской эстрадный оркестр, случилось страшное землетрясение Karasan и экзамен был отменен, разрушив надежду Jia на дальнейшее будущее. Приблизительно полгода спустя, по предписанию руководства Культурной Революции, он был возвращен в свой город Джамс, чтобы трудиться на сельскохозяйственных угодьях.

После того, как Культурная Революция прошла, и страна успокоилась, к нему пришло письмо. Это было предложение от прежнего учителя, предлагающего ему поступить в академию музыки. После возвращения в Пекин он был выбран из числа более чем пятисот претендентов, чтобы сдавать экзамены в Центральную Академию музыки. Ревизор при экспертизе, владелец концерта китайского Центрального Оркестра Народной музыки, настоятельно попросил руководство дать возможность Jia для выступление в их оркестре. Он устроил регистрацию Jia в городе и удостоверился, что ему заплатят за его расходы на проживание. Вот так внезапно Jia начал жизнь настоящего профессионального музыканта на erhu.

Jia занялся восстановлением традиционных искусств, которые отрицались Культурной Революцией, поскольку он продолжал свои поучительные выступления, как солист erhu и затем как концертмейстер оркестра. Тогда в 1988 году, чтобы искать новые возможности для его музыки, он уехал в Японию с одним чемоданом в одной руке и его erhu в другом.

Он провел много времени за обучением, пока не познакомился с музыкантом Katsuhisa Hattori. Hattori влюбился в талант Jia и тоны erhu и пригласил его принять участие в записи своего альбома и выступать на концертах, таким образом расширяя мир музыкальных выступлений Jia. Peng Fang поступил в Master of Arts Degree Program in Music в Токийском Университете Искусств.

В 1997 году его блестящая совместная работа с оркестром в Зале Carnegie в Нью-Йорке укрепила его положение в мире музыки. Также в июне 1998 году он выпустил свой дебютный альбом Rivera на лейбле Pacific Moon, который смешивал Западную музыку с китайским народным инструментом. Высокое качество работы дало ему огромное признание в Японии и за границей, а так же стало его первым коммерческим успехом.

В 1999 году концепция была развита с другом альбоме Rainbow, опять под маркой Pacific Moon. Этот диск оказался еще более успешным, чем первый альбом, и в Японии и за границей. Третий альбом от Pacific Moon, Faraway…, был выпущен в январе 2001 году.

Теперь Jia учит играть на erhu более сотни студентов. Продолжает работать в жанрах джаза, классики, делает саундтреки для кино, выступает на живых концертах, записывает новые альбомы, показывая бесконечные потенциалы своей музыки.


Что такое эрху?

Эрху (erhu, кит. «эр» – два, «ху» – смычковый) – китайский смычковый двухструнный музыкальный инструмент. Состоит из деревянного шестигранного резонатора с декой (мембраной из змеиной кожи). Струны, высоко поднятые над длинной шейкой, соединены с ней металлической скобкой с одной стороны, а с другой стороны опираются на подставку, закрепленную на деке. При игре эрху держат вертикально, поставив на колено. Пальцами левой руки нажимают на струны (не прижимая их к шейке) и продавливают их, добиваясь поперечного вибрато. Волос смычка во время игры натягивают пальцами правой руки, а сам смычок продевают между двумя струнами. Тембр напоминает фальцетное пение.

Тетиву смычка во время игры музыкант натягивает пальцами правой руки, а сам смычок закреплен между двумя струнами, составляя с эрху единое целое. При игре пальцами левой руки используется поперечное вибрато, когда струна как будто бы продавливается вниз – чему способствует сама конструкция круглого грифа, над которым укреплены струны. Навечно связанный со струнами смычок довольно трудно «канифолить», но китайские музыканты нашли выход – на верхнюю часть деревянного цилиндрического резонатора капают расплавленную канифоль, о которую (когда она застынет) «канифолят» смычок.


Дискография

1998 River

1999 Rainbow

2001 Faraway

2003 Roman

2004 Lovers

2006 Holiday

2006 Moonlight

2006 Sho

2007 Erhu – Best

2007 Memories

2007 Nocturne

2009 Friends

2010 Tomorrow

2011 Seasons

2014 Glitter


Ссылки

https://myspace.com/jiapengfang – Профиль артиста

https://worldmusiccentral.org/2018/04/12/artist-profiles-jia-peng-fang/ – Еще один профиль артиста

@Mail.ru -   .