Alio Die

Биография

Stefano Musso изучал искусство и электронику в своем родном городе Милане, и начал играть электроакустический эмбиент в 1989 году под псевдонимом Alio Die. Проект, название которого означает на старолатинском языке «пожелание лучших времен», задумывался как концертный, однако в 1991 году музыкант основывает собственную студию, Hic Sunt Leones («здесь водятся львы», надписи на старых картах, означающие границы исследованных территорий), на которой выпускает сборник ранних работ Sit Tibi Terra Levis и первый альбом, Holy Ritual. Альбом принес музыканту большую популярность в Италии.

В 1993 году он переиздается на американском лейбле Projekt, что приносит Муссо мировую известность. С тех пор Alio Die сольно и совместно с другими музыкантами выпустил более 25 альбомов и стал одним из столпов современного эмбиента. Музыка Alio Die это тщательно проработанный сплав акустических элементов, сэмплерных циклов, редкой эхоподобной перкуссии и глубоких, атмосферных звуковых конструкций, которые создают статическое эмбиентное звучание с помощью плывущих мелодий и структурированных пассажей, формирующих неопределенное, бесформенное движение. Ее описывают как медитативный и духовный комплекс, полный скрытых звуков и слоев, которые заново открываются при каждом прослушивании. Если свои сольные альбомы Стефано Муссо выпускает на собственной Hic Sunt Leones, то совместные с другими музыкантами выходят на самых разных лейблах. Муссо утверждает, что совместные работы всегда интересны, это будто создание музыки людьми, играющими в одном стиле, но на разных языках. Коллаборация с Амелией Куни позволила Муссо более углубленно понять индийскую музыку, а также провести эксперимент по внедрению вокальных партий в эмбиентные композиции. Эксперимент понравился, и к сегодняшнему дню у него появилось продолжение в виде совместного альбома с японцами Jack Or Jive.

Aqua Planing. Очередной альбом, на этот раз в дуете (Werner Durand). Основные элементы альбома – звуки волн, ветер и различные странные звуки, создаваемые с помощью не совсем обычных «духовых» приспособлений или же созданные самой природой. Результат такого сочетания – таинственная и странноватая атмосфера некого непонятного действа, которое, к сожалению, только слышимо. Остается только подключить воображение или же, наоборот, его выключить и перейти в медитативное состояние. Даже если вам не нравится эмбиент, то представленный для ознакомления трек скорее всего будет вам интересен, но может наскучить ближе к концу.

Expanding Horizon. Это очень унылая и депрессивная работа. Музыка практически без перкуссии, повсеместно использованы всевозможные натуральные звуки, загадочные голоса и всевозможные индустриальные трески. Представленный альбом является оцифровкой с винилового двойного альбома, поэтому легкий треск не должен сильно напрягать – в нем даже есть особенный шарм, для тех, кто понимает. Существует так же переиздание этого альбома на компакт-диске, выпущенное на лейбле Relapse Records. Альбом рекомендуется любителям Dark Ambient и людям страдающим маниакально-депрессивным психозом, или же людям наслаждающимся этим самым маниакально-депрессивным психозом. Рекомендуется слушать на хорошей аппаратуре, в темной комнате, можно зажечь свечи для пущего антуража. Леденящее душу ощущение самораспада – гарантировано.

Vayu Rouah После не слишком впечатляющего первого совместного альбома Alio Die и Aglaia Private History of the Clouds, который пролетел над головой бесформенным облаком и не оставил после себя никаких следов, Vayu Rouah наконец-то звучит так, как и должна звучать музыка, к созданию которой приложили руки такие уважаемые мастера – а звучит она великолепно. Нет, серьезно, к часовому гиганту, полностью заполнившему диск чарующими звуками, нет никаких претензий, даже поднадоевшая цитра Стефано Муссо совершенно не раздражает, гармонично вливаясь в неторопливый волшебный ручей из звуков. Рассказывая о Vayu Rouah, нужно прибегнуть к такому нечасто используемому, но совершенно точно передающему настроение музыки и задумку музыкантов, термину, как dream ambient. Действительно, никакой выгоды от прослушивания этого диска мельком, в «фоновом режиме», при солнечном свете и перекладывании каких-то вещей вы не получите – для него нужно выкрасть время из плотного графика, лечь (желательно), закрыть глаза (обязательно) и унестись в мир сновидений, воспоминаний, мечтаний. На пороге этого мира нас встречают привычные ветряные колокольчики, уютное потрескивание, мягкие прикосновения к клавишам, подрагивание туго натянутых струн. Все это вливается в теплый, густой поток электронных звуков и голосов природы, чтобы стать частью красивой, выразительной музыки, зову и притяжению которой практически невозможно сопротивляться. Тонкое кружево, ниспадающие с небес хоралы, сумеречный гул, бесконечное эхо, рассеивающееся по необозримой территории снов, лабиринты миров, волшебные гармонии, подкупающая интимность музыки и загадки, которые хочется разгадать. Похоже, Стефано и его коллеги, Джино Фиораванти и Джанлуиджи Тосо, находились в своей лучшей форме, когда работали над Vayu Rouah, пронеся этот огонь творчества сквозь долгое время, периодически собираясь в студии с 2003 по 2010 годы. Результат уже сейчас можно признать практически безупречным и номинировать его на звание одного из лучших релизов 2011 года.

Il Tempo Magico Di Saturnia Pavonia Хоть Стефано Муссо (создателя и единственного его участника проекта) обычно причисляют к нью-эйдж движению, он на самом деле никогда не писал «музыку для чакр». Его альбомы начала 90-х по звуку близки к «музыке пути саморазвития», но это сходство лишь внешнее, по сути же творчество Стефано с самого начала было уникальным по своей прочувствованности и целостности, тщательно проработанным до наименьшего штриха. Он сотрудничал с множеством амбиент-музыкантов, в том числе с Робертом Ричем и Матиасом Грассовым, Vidna Obmana и Aglaia. Большая часть альбомов проекта выходит на собственном лейбле Стефано, он же зачастую и оформляет издания. Муссо выпускает замечательные альбомы и поныне, но сегодня я предлагаю послушать запись 2003 года, на которой очень хорошо сочетались три основных элемента музыки Alio Die – мелодичные дроны, сыгранные на различных этнических инструментах, мягкие эмбиенты аналог-синтезаторного происхождения и полевые записи, на которых, как правило запечатлены сверчки, цикады, шуршание листвы, ракушек и многие другие «органические» звуки. Инструментарий проекта перечислять нет смысла, для каждого альбома, как правило, припасено что-то новенькое. Это могут быть как тамбура, шрути-бокс или цитра, так и аккордеон с флейтой. А порой и вообще что-нибудь странное, вроде постукиваний по сталактитам или протяжный писк и треск лимонной корки, сгорающей в огне печи (трек Fragile-Struggente) Все, чем наполнена размеренная повседневность, может быть превращено в музыку. Любой момент нашей жизни звучит, поет, переливается оттенками тембров, играет гармониками. Стефано тонко чувствует подобные вибрации пространства и с кропотливостью художника-миниатюриста изображает неуловимые, казалось бы, моменты в полупрозрачных дуновениях звука, в переливчатом звоне его резонансов и податливо-мягком бархате его низких частот. Музыка не звучит откуда-то издалека и не рассказывает историй – она вплетается в пространство вокруг слушателя, изукрашивая его волшебными, слегка светящимися узорами, смягчая резкие грани предметов, наполняя все вокруг мягким светом. Легкие волны покачивают едва различимую сеть мерцающих золотом капилляров, которая проступает в воздухе, обвивает стволы деревьев, соединяя каждый цветок и каждую почку. Обнажается душа мира, показывая сокровенные уровни своего существа, на которых взаимосвязь всего живого не только очевидна, но непосредственно ощущается, физически и эмоционально. Пленительный гипнотизм и вкрадчивая магия музыки Alio Die непринужденно проводят нас сквозь различные слои мироздания, подобно яркому сну отпечатывая в сознании картины, красота которых впечатляет, вдохновляет, оставляя в памяти теплые островки, подобно каплям сладкого нектара на лепестках цветов.

Sitar Meditations Покачивающиеся в лунном свете ветки создавали орнамент теней на белом прибрежном песке. В этой незатейливой игре светотени чудилась целая бесконечность узоров, но все они длились лишь миг. Наверное, так же быстро проносятся жизни людей для бессмертных существ, если они где-то существуют. Впрочем, если Вселенная бесконечна, значит в ней может быть все, что угодно, не так ли? Легкие отзвуки струн тонули в лунном сиянии, как ракушки, упущенные в воду из детских рук. Медленно, словно птичьи перья, они оседали на морскую гладь, и обычное звучание ситара превращалось в тягучий, нежный и мягкий поток, словно пытаясь соперничать с вечерним бризом. Если мир бесконечен, то не создает ли движение струн такие волны, которые могут быть услышаны в других галактиках? Существует ли кто-то с настолько острым слухом, чтобы уловить эту песню через головокружительные миллиарды миль? Море мягко шуршало, и лунный свет казался его продолжением, накинутой на небо вуалью, укрывающей море от неспокойных ветров. Эта ночь была самой тихой в году. Может быть, поэтому вопросов в уме становилось все меньше, и музыка постепенно наполняла собой каждую пору, каждый выдох и вдох. Кровь замедлила свой бег по рекам артерий, стук сердца утих до мягкого пульса. Приятной тяжестью наполнились руки и веки, кончики пальцев словно источали свет, присоединяясь к океану лунного света вокруг. И почувствовалось тогда, что свет этот идет на самом деле от Солнца, и что стоит планете сделать еще небольшой оборот и все переменится. Но растворившись во всем вокруг, время утратило смысл. Осталось лишь чувство неразрывной связи со всем, плавного перетекания одних явлений в другие. То, что мы звали морем, было и Луной. То, что мы звали собой – были ветром и тенью. А музыка жила где-то между, все время двигаясь дальше, расширяя бесконечность Вселенной.

Under An Holy Ritual Этот дебютный альбом, вышедший сперва на собственном лейбле Стефано Муссо Hic Sunt Leones, а через год переизданный на американском Projekt, принес автору, по меньшей мере, известность в родной Италии – явление довольно редкое для первой творческой пробы. В данном случае, впрочем, это абсолютно заслуженный результат – Under An Holy Ritual является не то, что вехой в слове жанра, но определенно запоминающейся работой. С первого же трека завихрения потусторонних акустических полей вкупе с сомнамбулической перкуссией проникают в слуховые отверстия, вызывая чувство отрешенности и легкого умиления. Именно умиления, поскольку во всех деталях – от легкой реверберации до явно «не прикрытых» синтезаторных подложек – чувствуется дух старого эмбиента, каким он был 20 лет назад. Сейчас подавляюще большая часть проектов (в том числе и сам Alio Die) звучат как-то «масштабнее» – в плане и технических средств, и способах подачи информации. Такая метаморфоза, безусловно, – признак роста, но если имеется желание (потребность?) вернуться к корням, Under An Holy Ritual это самое то. Музыкальные полотна здесь воспринимаются очень легко, но, в то же время, за блужданиями электронных полей чувствуется очень большой потенциал, выраженный, казалось бы, в мимолетных отзвуках, перестуках, атмосферах: в каждой композиции ощущается след автора – ощущается именно проделанная работа, а не то, что все элементы были пущены на самотек. Собственно говоря, в этом и заключается мастерство (не только Стефано, а в целом) – не новизна (уже) музыкального выражения компенсируется подходом – все равно, что классическое книжное произведение среди современных бестселлеров-однодневок. Первые 4 трека Under An Holy Ritual имеют почти «классическую» форму звучания: вкрапления закольцованной перкуссии вдоль саундскейповых волн словно размягчают слушателя, подготавливают его, поскольку с Axis Mundi и до конца альбома действо превращается в трансцендентальную запредельность, вращающуюся почти на статичных подложках – атмосферу здесь создают невидимые изменения синтезаторных потоков. Это ритуально-созерцательное действо, сродни вращению звездного колеса или наблюдению за формами пламени; как глубоко оно проникает в бессознательное сказать нелегко, но совершенно ясно то, что с «сознательным» оно вступает в мощный резонанс. Эзотерический эмбиент, приставка dark к которому хоть и уместна, но уместнее было бы слово deep. Замечательная работа, свободная от каких-то личностных пристрастий – это то, что слушается. Если бы все дебютные музыкальные работы были такого качества, то можно было бы перефразировать выражение: «наличие чернил и бумаги сделало каждого писателем». Но (к счастью или нет) таковой ситуация не является, а потому работы подобные Under An Holy Ritual – это полностью оправданное потраченное время жизни.

Aura Simenalis Соноризация, по аналогии с соляризацией, видимо, означает насыщение пространства (структурированными) потоками звуков, по-иному называемыми музыкой. Если я правильно понял неологизм, употребленный амбиентных дел мастером Стефано Муссо в отношении альбома Aura Seminalis. Надеюсь, что да. Ибо альбом сей заложил начало целой Castles Sonorisation's Series. То есть, серии альбомов, чье предназначение – служить звуковым оформлением интерьеру/экстерьеру старинных замков, которых в Италии, надо полагать, сохранилось немало. Предназначение, конечно же, не единственное, поскольку музыка Alio Die не теряет своей красоты и овеществленности и при видимом отсутствии каких-либо средневековых строений. Более того, означенный замок слушатель вполне может вообразить себе мысленно, вдохновившись, к примеру, альбомным вкладышем. Например, так: «Весь Замок, каким он виделся издалека, вполне соответствовал ожиданиям К. Это была и не старинная рыцарская крепость, и не роскошный новый дворец, а целый ряд строений, состоящий из нескольких двухэтажных и множества тесно прижавшихся друг к другу низких зданий, и, если бы не знать, что это Замок, можно было бы принять его за городок. К. увидел только одну башню, то ли над жилым помещением, то ли над церковью — разобрать было нельзя. Стаи ворон кружились над башней». Внутри – истертые временем гобелены, монструозная мебель, канделябры, балдахины, гулкие коридоры и сводчатые потолки, на стенах – непременные портреты давно истлевших баронов и баронесс, знатных синьоров и сеньорит с явными признаками вырождения на лицах. Жертвы кровосмесительных пороков. Это их голоса, замедленные в несколько раз, сопровождают первые три части Sine Tempore. Это они смущают тенями светозарный, схоластический эмбиент, струящийся с италийских небес. Aura Seminalis, как свежее дуновение, подхватывает их и уносит ввысь, в запредельные райские кущи, где голос уже не нужен. Где в конце всех времен вострубил ангел, но трубный этот зов покажется сладчайшей музыкой, наполняющий сосуд души золотым колыхающимся сиянием Небесного Иерусалима. Стефано Муссо насылает на слушателя прозрачное, практически невесомое вневременье. И потому данный альбом – вовсе не стилизация. А фрагмент сверхбытия, путем алхимических манипуляций со звуком, обличенный в форму. Aura Seminalis очищает от шелухи времени все, к чему прикасается, переводя вещи в состояние идеальной гармонии. И поскольку в мире, где мы обитаем, последней не так много, я рекомендовал бы пользоваться любой возможностью, дабы ощутить на себе ее магическое воздействие. Одна из них – послушать этот альбом Alio Die.

The Hidden Spring Признаться, мне было очень непросто подходить к описанию этого релиза. Знаменитый итальянский амбиентный композитор Stefano Musso предоставил на суд слушателей весьма необычную работу. Альбом оставил у меня неоднозначные впечатления, и мне потребовалось не одно прослушивание, чтобы окончательно сформировать мнение о нем. На первый взгляд перед нами стандартный набор компонентов амбиента: природные звуки, легкий меланхолический налет, слегка заметный этнический привкус и плотно обволакивающее атмосферное гудение. Да и сама предыстория создания альбома лишний раз настраивает на позитивный расслабляющий лад. Музыкант возвращается к истокам своего творческого пути, вспоминая первые работы, записанные наедине с живой природой. Если одна половина альбома включает в себя абсолютно новый материал, то другая состоит из треков, ранее выходивших на редких EP и сборниках. Однако, начиная с первых минут прослушивания, в мою голову назойливо стучалась мысль: здесь что-то не так. The Hidden Spring странноват, загадочен и экспериментален. Таких звуков, как пение птиц, журчание воды, кваканье лягушек, шорохов и шелестов здесь предостаточно, однако что-то отчетливо дает мне понять, что это природа совсем другого характера – не живая и девственная, а городская, индустриальная. Складывается впечатление, что вы вышли погулять в небольшую рощицу, которая располагается совсем недалеко от города. Затеряться в лесной чаще здесь не удастся: стоит только выглянуть из-за деревьев, как на горизонте замаячит урбанистический пейзаж. Звон колокольчиков и ритуальное перестукивание деревянных палочек не добавляют в эту картину гармонии. Здесь все переплелось: промышленные звуки располагающейся невдалеке фабрики смешиваются с шелестом листвы, многоголосое пение птиц перекликается с доносящимся откуда-то гулом автомобилей, проносящихся по автостраде. Спокойное и миролюбивое на первый взгляд эмбиентное гудение очень скоро становится тревожным, пугающим и даже слегка назойливым. Шорох, возня, скатывающиеся по наклонной плоскости камушки, грязные всплески, свистки и звоны вносят в звуковой ландшафт еще больше диссонанса. Если это лес, то он, скорее всего, произрастает где-нибудь на окраине большого города, если это ручей, то он течет у обочины трассы. Кстати, весны в этом релизе я так и не почувствовал. Треки вроде Amniotic Pot и An Instant in Transformation напоминают скорее полусонное блуждание по осеннему лесу ранним утром. Итог: перед нами сложная работа маэстро, которая подойдет далеко не под каждое настроение. Она сможет проникнуть глубоко в сердце лишь тогда, когда вы сможете уловить ту тончайшую нить, которая связывает воедино две противоположности: естественную и антропогенную природу. Это точка соприкосновения двух непохожих друг на друга миров, прозрачная и неуловимая грань, нащупать которую сможет лишь внимательный слушатель. В противном случае The Hidden Spring покажется вам заурядным амбиентным альбомом.

Amidst the Circling Spires Чародей волшебного эмбиента, Alio Die, представил свою очередную космическую симфонию, созданную совместно с певицей и композитором из штатов Silvi Alli. Заоблачная музыка панорамного альбома Amidst The Circling Spires уносит своих слушателей в открытое пространство планетарных завихрений, круговые движения которых беззвучны, но, тем не менее, не лишены музыкальности. Завораживающие инопланетные омуты пленяют своей красотой и певучестью, преображаясь в мифические существа наподобие мавки, нимфы или ундины. Магнетизм взаимослияний с бесплотными стихиями непреодолим, на губах тают воздушные поцелуи, и телесные сферические очертания моментально распадаются на миллиард молекул, которые распространяются вдоль звездного купола светлой лазурью. Мягкозвучие переплетающихся мелодий порождает сакральную магию многогранности явлений. Таинственное очарование жизни развевается на ветру, словно легковесное шелковое полотно, способное охватить всю длину земного шара. Несколько взмахов руки гипнотизера – пелена дней спадает, обнажая неприкрытую наготу действительности, готовую вобрать всецело вечность или же обратиться в черепки, метнувшись с высокого утеса. На мой взгляд, данная музыкальная работа чрезвычайно синестетическая. Слушая музыку, можно ощутить дыхание времен. Внимая этим зачарованным мотивам, созерцаешь, как перед взором возникает галерея самых разных образов. Можно услышать ароматы благовоний, смешивающихся между собой в таких комбинациях, что неизвестны никому, кроме алхимиков древности. Это музыка грез и спокойствия. Мотыльки навеянных сновидений воспаряют к небосклону, улетучиваясь по невидимым спиралям, образуя ауру беспредельной вышины. Хочется отметить, что дух творчества Alio Die, итальянского мастера кротких благозвучных дуновений, пронизывает все сочинения музыканта в манере, свойственной только ему. Данное произведение не является исключением. Магичность часто становится настолько осязаемой и настолько претворенной в жизнь, что возникает непреодолимое желание объять ее неподдающиеся описанию объемы. Но в этом случае шарм может рассеяться, а суть ускользнуть, как ловкая золотая рыбка. И лишь безмятежность души открывает те секреты, что несет миротворческое созидание самобытного творца. Однако уже не в первый раз маэстро амбиентного звука выпускает релиз, в котором он объединяет возможности своего таланта с дарованиями сладкоголосых вокалисток. Apsaras, Mei-Jyu и многие другие не в меньшей мере поражают своей вуалево-серебристой глубиной, подводной протяжной поступью звукопроистеканий. В этом же альбоме неземные напевы Sylvi Alli протягиваются через мировые широты, путешествуют, перемещаясь сквозь вневременные порталы. Вечной нитью связываются полюса и долины, морские впадины и горные вершины. Растворенные в воздушном пространстве тревоги и треволнения спадают, словно оковы – в свободное плавание отправляется экипаж, покинувший пределы гравитационного притяжения. Мечты воцаряются парусами на мачтах, что улетают прямиком к райским вратам. Восхождение к всемогущей высоте затрагивает весь диапазон интонаций, возвращаясь к источнику всего на свете.

@Mail.ru -   .