Материалы

Steve Roach

Биография

Steve Roach (родился 16 февраля 1955 года в местечке Ла-Меса, штат Калифорния, США) – это музыкант и композитор, по праву считающийся одним из первопроходцев в амбиент-музыке. Выпуск первого альбома Now в 1982 году запустил нескончаемую волну релизов. На протяжении вот уже тридцати лет музыкант пишет свою музыку и дает многочисленные концерты по всему миру.

Однако непосредственно музыкальную карьеру Стив начал еще в далеком 1978 году, вдохновившись произведениями Клауса Шульце, Tangerine Dream и европейской электронной музыкой 70-х годов. Спустя два года после выхода в свет дебютного альбома музыкант выпустил один из самых важных на тот момент творений – альбом под названием Structures from Silence. Позднее релиз стал одним из самых знаковых в 80-х годах, а также было выпущено четыре переиздания, последнее из которых вышло в 2001 году.

Вскоре после этого был выпущен новый альбом Quiet Music, собравший множество наград. Плюс ко всему, альбом был отмечен классиком минималистичной музыки Гарольдом Баддом. Стоит также заметить, что к тому времени Роуч стал работать со многими амбиент-музыкантами, среди которых стоит отметить Роберта Рича, Vidna Obmana, Майкла Стирнса, Стивена Кента, Кеннета Ньюби и Дэвида Хадсона, австралийского музыканта, славящегося свой виртуозной игрой на диджериду.

На сегодняшний день дискография музыканта насчитывает более 75 сольных и совместных релизов, часть из которых стала классикой жанра, особенно альбом Dreamtime Return (вышел в 1988 году). Этот релиз был записан после путешествия музыканта по Австралии. В музыкальном плане альбом представляет из себя медиативный амбиент с разнообразными этническими ударными инструментами, традиционными распевами и голосами австралийских аборигенов. Среди прочего, на альбоме присутствует композиция Truth in Passing, содержащая проигрыши на фортепиано, что не совсем свойственно для автора. Также в записи альбома поучаствовал Кевин Брехени, подыгравший на духовом инструменте Steiner EWI. Но впервые эта композиция прозвучала еще в 1986 году на Национальном общественном радио в программе Hearts of Space. После выпуска Dreamtime Return Роуч снова отправился в путешествие по Австралии.

Одновременно с выпуском CD-версии Dreamtime Return состоялся также релиз на виниле, при этом композиции Truth in Passing и Through a Strong Eye из трек-листа пропали, а некоторые звуковые дорожки были сокращены, например, Looking for Safety была урезана более чем на двадцать минут. В 2002 году альбом был включен в список 25-ти наиболее значимых амбиент-альбомов всех времен, где Dreamtime Return занял второе место, а Structures from Silence – четвертое. Также Роуч написал саундтрек для фильма об основах мифологии австралийских аборигенов.

В 1993 и 1994 годах Стив вновь сотрудничает с Хадсоном, выпустив альбомы Woolunda и Rainbow Serpent, в которых Хадсон также выступил в роли перкуссиониста. Далее Роуч сотрудничает с тибетским монахом Тхуптен Пема-лама, отметившимся на альбоме народными песнопениями. Чуть позже музыку Стива Роуча можно было услышать в фильмах Heat, Pitch Black и 187, а последующее сотрудничество с Ревеллом и Кином позволило музыканту написать еще несколько саундтреков для фильмов и телевизионных передач.

Вместе с Робертом Ричем было создано два классических релиза, один из которых – Strata, попал в топ-10 чарта Billboard. Последующий, Soma, выпущенный в 1992, получил оценку 4 из 5 в журнале Downbeat. В 1995 году музыкант сотрудничает с бельгийским проектом Vidna Obmana, с которым был записан альбом Well of Souls. Detroit Metro Times позже сказали об этом альбоме: «Well of Souls является лучшим творением в спейс-амбиенте, и ничто не может сравниться с ним.

В 1997 году дуэт выпускает последователя Well of Souls – альбом под названием Cavern of Sirens. После концертов по всему миру музыканты выпускают концертный диск Innerzone, вышедший также в качестве бокс-сета, состоящего из трех дисков. В альбом вошло выступление в Филадельфии.

В следующем году Стив открывает свой лейбл Timeroom Editions и запускает собственный интернет-сайт. Первым релизом на собственном лейбле был альбом Core, вышедший в 2001 году. За ним в 2002-м году последовал All is Now, 2-дисковый концертный альбом, признанный лучшим концертным релизом Роуча на сегодняшний день. Примерно в это же время выходит Darkest Before Dawn, являющийся полной противоположностью All is Now.

В начале декабря 2012 года Стив выпустил сразу два релиза. Один из них – это альбом Tales from the Ultra Tribe, записанный в содружестве с Байроном Меткалфом. Второй релиз – это сольное творение под названием Soul Tones.

Wachuma’s Wave Вачума – одно из названий произрастающего в Перу кактуса Сан-Педро, из которого индейские шаманы делают сильнодействующий галлюциногенный настой, сродни более раскрученной айяуаске, который используют в своих духовных практиках. Знаток шаманизма Байрон Меткалф и флейтист Марк Силиг (при всесторонней поддержке Стива Роача, обустроившего созданный ими мир трансцендентальных видений и трипов народов мира уютными «гудящими и потаенными зонами»), приглашают в долгое странствие по внутренним пространствам, во время которого можно обойтись без запрещенных веществ и все равно, увидеть много интересного. Wachuma’s Wave — классика современного шаманизма, трансперсональная музыка, легко разрывающая связи с повседневным бытием. Меткалф активно стучит в бубны, выбивая четкий размеренный ритм, способствующий легкому «отлету» в Верхние миры, задействует многочисленную перкуссию, не ограничиваясь только индейской темой и привлекая инструменты из разных стран, начиная с индийской таблы и заканчивая тибетскими поющими чашами. Силиг играет на бансури, чей бархатный, мягкий звук обеспечивает легкое и комфортное путешествие без лишних потрясений. Так же Марк отвечает за обертонное пение, вибрации его голоса проникают в самую глубь, вызывают подвижки где-то на периферии сознания и помогают добиться тотального расслабления, переключая внимание с внешних факторов на происходящие здесь и сейчас события. Опять же, вносит разнообразие в мультикультурные связи, напевая в Across the Waters знаменитую мантру «Ом Шанти Ом». Границы реальности раздвигает во всех направлениях и магический эмбиент Роача, глубокий, затягивающий в свои вязкие глубины поток звуков, живая галлюциногенная субстанция, живущая своей жизнью. В ее глубине происходит все и ничего, рождаются и умирают звуки, она дает силы и отнимает их, заставляя безвольно скользить по ее волнам, текущим сквозь ночную чащу леса, по выжженной земле пустыни, по дорогам, проложенным по чертежам созвездий. У троицы музыкантов получилась очень цельная и гармоничная работа с сильным эффектом погружения, обеспечивающим подлинный, и безопасный с точки зрения отношения с законом и собственным здоровьем, «experience».

Tales from the Ultra Tribe Вряд ли стоит рассказывать кто такой Стив Роуч тем, кто хотя бы немного знаком с амбиентом. Но если вы знакомы с его творчеством, то наверняка и имя Меткалфа вам уже встречалось. Этот виртуозный маг-перкуссионист неоднократно вносил свою лепту в записи Роуча. Их совместный альбом Nada Terma можно уверенно записывать в классику нью-эйджа, а двухтомник The Shaman's Heart советовать всем поклонникам ритуально-шаманской музыки. От новой работы мастеров своего дела можно многое ожидать, даже делать ставки на шедевральность. Если предвкушение не оправдывается, поклонники смиренно продолжают ждать новой записи, либо, смахнув ностальгическую слезинку, идут слушать проверенную временем классику. Но бывают и случаи, когда ожидания сбываются, да только в другую сторону, и, вместо ставшей привычной формулы пейзаж-птицы-ритм-медитация, мы вдруг слышим нечто непривычное и неожиданно свежее. Задумка альбома проста – объединить живой звук различных рамочных барабанов с драм-машинами и синтезаторными секвенсорами. Подобный микс напропалую эксплуатируется в трансе и джангле, в регги и драм-н-бейсе – стилях намного более, чем амбиент, популярных. Но в большинстве случаев речь идет именно о смешении, что далеко не всегда означает объединение. На этом альбоме порой можно услышать характерные для транса мотивы, да только нанизаны они не на гвоздезабивочный прямой бит, а на превосходно сплетенные узоры ритма, который далеко не всегда можно назвать простым. Дело не в ломаности или сложных размерах, дело в гипнотичной зацикленности, которая превращает несложный перкуссионный ритм в ритуально-психоделический поток, обвивающий сознание подобно тому, как обвивает дерево недавно пообедавший питон. Становится абсолютно неважно, что именно звучит – электронный бит или «живой» барабан – их звучания сходятся в синтезе, образуя единый грув плотного и динамичного потока. Спирали ритмического рисунка срабатывают безотказно, неся слушателя верхом на потоке звука, в котором помимо барабанов можно различить лишь легкие и полупрозрачные контуры синтезаторных прото-мелодий, которые прокладывают свой путь в глубине этой реки легко и непринужденно, подобно неспешным глубоководным медузам. В то же время типичные для Роуча вуали эмбиента создают ощущение огромного кристально-чистого пространства, служащего происходящему масштабной сценой. Эффект, подобный впечатлениям от этой музыки, возможно, испытывает дельфин, стремительно плывущий среди прозрачных вод теплого моря, над залитым пятнами солнечного света песчаным дном. Также это может быть чайка, уверенно парящая на потоках соленого ветра, высоко над пенистыми волнами того же моря. И, скорее всего, подобные состояния могли переживать наши предки во времена, когда костер, облизывающий многозвездное небо тысячью языков, разогревал танцующие тела, гипнотизировал взгляды и подыгрывал своим треском и жаром басовитому гулу барабанов. Момент сопричастности к пульсу всего живущего на планете, слияние с дыханием природы и ощущение важности каждого движения в ее неостановимом танце. Вряд ли стоит скептически утверждать, что современный человек не способен на такое, ведь его суть мало изменилась – трансформировалась лишь среда обитания да наслоились тысячи чешуек, сквозь которые мы взаимодействуем с живой природой. Но сам факт существования подобной музыки говорит о том, что корни Человека по-прежнему глубоко уходят в землю, а его побеги все так же жаждут свежего воздуха, солнечного света и чистой воды. Так что вместо того, чтобы сокрушаться по поводу утраченного первобытного образа жизни, лучше пойти и обнять ближайшее дерево. Эта музыка звучит в его капиллярах, наливает соком его листья и плоды, а то, что записано на этом диске – лишь убедительное напоминание о ней.

Kiva Кива – ритуальное сооружение американских индейцев, как правило подземное. История этого альбома повествует о том, как шаманы общаются, поют, стучат в бубны, настраиваясь на нужное для приема священного напитка Айяуаска состояние тела и ума. Начиная с четвертого трека типично нью-эйджевый альбом превращается в спирально закручивающийся миф психоделического трипа, поражающий своей мистической атмосферой и звучанием, которое одновременно исходит как извне, так и будто бы изнутри головы. Все звуки перемешиваются этим состоянием в целостную сеть взаимодополняющих явлений, видений и смыслов. Голоса превращаются в шум дождя, дидж звучит как болотная грязь под проливным дождем, а голоса шаманов то появляются, то исчезают, словно отмеряя необходимые промежутки времени между пока непонятными событиями. Осознание приходит ближе к концу, но по ходу всего альбома ощущается изначально мистическое ощущение единства всего живого и неживого, статичного и движущегося. Духи животных ходят среди людей, стихии повинуются малейшему слову, сказанному голосом того, кто обнаружил свое подлинное имя в густом переплетении ветвей реальности. Стражи отрывают порталы, блуждающие призраки указывают путь. Остается лишь не забывать, что надо оставить силы на дорогу обратно, иначе придется блуждать во фрактальных лабиринтах до тех пор, когда боги уничтожат мир, чтобы сотворить его заново. Несмотря на то, что вихри подземных течений могут увлечь дальше, чем необходимо, путники идут своим путем сквозь водовороты и тоннели, обнаруживая каждый раз что-то новое, что-то другое. Любая вещь может казаться чем-то другим, но от самого человека зависит то, как он ее применит. Так обычные, примитивные музыкальные инструменты становятся инструментами конструирования реальности, пером и чернилами, что рассказывают бесконечные истории. Каждый человек может научиться владеть ими, достаточно лишь найти первичную внутреннюю тишину и сделать ее точкой отсчета в своем извечном путешествии.

@Mail.ru -   .