Medwyn Goodall

Биография

Несмотря на то, что Медвин Гудалл (Medwyn Goodall) уже успел стать каноническим исполнителем в мире ньюэйдж-музыки, этот музыкант стремительно набирает популярность. В последнее время Гудалл выдвинулся в число ведущих инструменталистов. По силе воздействия его вдохновенно-интуитивную музыку можно поставить в один ряд разве что с Вангелисом (Vangelis). Кстати, как и знаменитый грек, Гудалл совершенно не умеет читать и писать ноты!

На счету Медвина уже десятки сольных работ, выходивших на двух крупнейших ньюэйджевских студиях: английской New World Music и голландской Oreade Music. Легкость, с которой этот музыкант, словно играючи, выпускает новые, сильнейшие проекты, поражает. При этом он не стоит на месте, Гудалл постоянно совершенствует свою музыку, привнося в нее новые краски. Его последние проекты Millenium и Comet открыли слушателям совершенно нового музыканта – тяготеющего к пространственно-космической тематике и вместе с тем оставшегося неискоренимым романтиком. Эти альбомы наверняка будут одними из самых заметных инструментальных проектов этого года. В одной из отечественных книг о современной музыке авторы этого материала увидели очень забавное определение ньюэйджа, в котором утверждалось, что это музыка, которая «пользуется большим спросом слушателей среднего возраста, представителей научной и творческой интеллигенции» (толковый словарь терминологии популярной музыки под заглавием «Запретная музыка с 30-х годов»). И здесь стоит сказать одну очень интересную вещь: музыка Медвина Гудалла пользуется большой популярностью именно среди молодых людей, особенно у него на родине в Англии.

Медвин родился в Англии, в графстве Йоркшир, в деревне Хэрроугейт (Harrowgate). Он провел свое детство в этих очень живописных местах. К слову, ветеринарным врачом в их местечке был известный писатель Джеймс Херриот (James Herriot). Выросший в шестидесятые годы, Медвин особенно увлекался «Битлз» и «Бич бойз». По его словам, под влиянием музыки этих групп он и стал играть на гитаре. В 11 лет Медвин встретился с английской поп-звездой Клиффом Ричардом (Cliff Richard), который поддержал его стремление заниматься музыкой профессионально. Гудалл принялся сочинять музыку, как только освоил несколько простейших гитарных аккордов. С подросткового возраста он выступал в различных группах. Одна из этих групп, Trax, участвовала в телевизионном шоу Check It Out и многократно появлялась на радио, включая радиостанцию BBC Radio Leeds. «Насколько я помню, с самого раннего детства я мечтал стать профессиональным музыкантом», – вспоминал впоследствии Гудалл. – «Я проводил все свободное время в музыкальных классах в школе, экспериментируя с различными инструментами, и в результате записал свой первый альбом в 16 лет. После годичного обучения в колледже искусств я открыл свою студию звукозаписи, работая как продюсер и инженер со всеми жанрами музыки – от классики до панк-рока, и одновременно совершенствуя технические навыки. Затем, когда мне было немного больше двадцати лет, я переехал в Корнуолл, потому что мне всегда хотелось там жить. Теперь я спроектировал и построил новую студию звукозаписи, на этот раз в собственном доме и лично для себя».

Музыкант разместил в ней свою любимую аппаратуру: множество всевозможных сэмплеров, позволяющих синтезировать любой звук, что только есть в этом мире. Но это еще не все. В его студии можно увидеть и синтезаторы, и гитары (а гитара – это его «фирменный» инструмент), и самые разнообразные акустические инструменты. «Моя студия – это смесь разнообразных акустических и электронных инструментов. У меня есть сэмплирующая аппаратура, библиотека сэмплов музыкальных инструментов со всего мира, клавишные Roland и Korg, самая современная система магнитофонов и звуковых процессоров, а также технология цифровой записи DAT. Кроме того, моя студия выглядит очень «эмбиентно» в смысле цветов и подсветки. Там поддерживается искусственный полумрак и есть специальная ночная подсветка». Гудалла можно назвать прирожденным музыкантом, человеком-оркестром, он способен играть практически на любом инструменте. Диапазон инструментов, которыми музыкант владеет, чрезвычайно широк. Это и двойная бас-гитара, и мандолина, и фортепиано, и ударные, и арфа, и перкуссия, и флейта, и glockenspiel, и panpipes (самые разнообразные трубы), и вибрафон, и синтезаторы всех видов. «Так как я постоянно испытываю вдохновение, сочиняя музыку, у меня нет жестких установок – нет предела совершенству. Когда я в студии – я работаю и не могу остановиться. Я сажусь за клавишные, и несколько часов спустя у меня появляется материал на два альбома; музыка возникает быстрее, чем я могу это осознать! Часто, перед тем, как уснуть, я слышу у себя в голове полностью законченную оркестровку, и мне приходится вставать и записывать эту музыку». «Я живу лишь в полумиле от моря, и оно часто вдохновляет меня. Я люблю воду и вижу в ней какое-то волшебство. Я построил японский водяной сад вокруг своего дома и развожу японских кои (разновидность карпа с очень красивой расцветкой), лягушек, тритонов и привечаю прилетающих ко мне птиц. Рыбы, чистая, глубокая вода успокаивают мою душу».

Стиль Гудалла не спутаешь ни с чем. Он мелодичный, экспрессивный и величественный. Его музыка успокаивает и вдохновляет одновременно. «Хотя моя музыка помогает людям снимать стресс и отдыхать, она содержит энергию, чистое вдохновение, вибрации. Она ритмичная, но не взрывная. Мастерство композиции – это то, над чем я работаю. Это не смесь музыкальных узоров. Я не хочу усыплять людей, наоборот – я хочу воодушевлять их на то, чтобы они могли совершать те поступки, о которых мечтали: вдохновлять их творить самим». Медвин Гудалл – настоящий ньюэйджевый музыкант, человек, приближающий новый, более святой мир, помогающий ему стать тем местом радости, красоты и гармонии, каким и должна быть эта маленькая планета. «Сегодня поднимается огромная волна перемешивающихся культур, миссий, идей и философий. Я уверен, что нужный эволюционный подъем ждет нас за порогом, если только нам хватит храбрости сделать шаг».

Island Bliss По неизвестной мне причине этот альбом Гудалла вышел практически одновременно на двух разных лейблах под разными названиями и с различными вариантами оформления – на лейбле Gemini Sun records его назвали Island Bliss, в то время как на авторском лейбле MGMusic он вышел как Earth Goddess. Какова бы ни была причина данных манипуляций, а лично меня вариант с «Островом счастья» устраивает больше – очень уж подходит это название к той музыке, которую Гудалл записал на этот раз. Нельзя сказать, что этот альбом в более чем обширной дискографии английского композитора отличается чем-то особенным от его предыдущих работ – это все та же роскошь полифонии, красивые, необременительные мелодии, множество живых инструментов и немного атмосферной электроники, добавляющей медитативности в искусные аранжировки. Маракасы, маримба, пан-флейты, мандолина, акустическая гитара – помножьте этот инструментарий на проверенное временем умение Медвина сочинять музыку для отдыха, и Вы получите шесть композиций, под звуки которых так легко мечтается о теплых берегах с белым песком и шелестящими синими волнами. Беря одну замысловатую музыкальную тему, автор умело и привычно играется с ней, ненавязчиво растягивая композиции на восемь-десять минут – слушается Island Bliss на вышеописанном пляже между делом, видимо, просто замечательно, но вдумчивое прослушивание может немного утомить (чем грешат, увы, многие работы композитора последних лет). Рекомендуется людям с богатой фантазией, любителям отдыха под музыку, и тем, кто давно не был (или долго не будет) в заслуженном отпуске.

Om Видимо, идея совместного альбома родилась у Гудалла и Олдфилда достаточно давно – еще, когда второй выпускал свои альбомы на лейбле первого, а потом оба музыканта переместились под крыло компании Gemini Sun records, которая и выступила инициатором совместного релиза. Взяв за основу творчества одно из самых знаменитых сочетаний букв на Земле, Медвин и Терри смешали со свойственным им обоим профессионализмом традиции и штампы new age музыки, сдобрив их виртуозным, кристально-чистым исполнением и аранжировками от приглашенных друзей. Эти самые друзья, а именно Карл Мэдисон, Гай Свинс, Стивен Пейдж, Пол Лаулер и другие, имея непосредственное отношение к выпускающему лейблу, отвечают на альбоме за атмосферное синтезаторное марево и клавишные пассажи. Сами же виновники торжества распределили свои силы ожидаемо – Гудалл взял в руки акустическую гитару, а Олдфилд традиционно сделал выбор в пользу флейты. Не менее ожидаемой и предсказуемой получилась и музыка – неторопливые, гармоничные мелодии, меланхоличное подрагивание струн, мечтательное и чарующее пение флейты. Терри выстраивает сложные лабиринты воздушного звука, и Медвин отвечает за спокойные и душевные зарисовки, и сочетание этих элементов позволяет почувствовать исходящие от музыки свет и тепло. Правда, ничто, кроме названий композиций и нескольких флейтовых партий не наводит мысль о священной мантре и теме восточных медитаций, музыка, скорее, универсальна и лишена религиозных и философских границ. Не лишена она, увы, частых самоповторов – ближе к концу может показаться, что вот точно такая же мелодия звучала в самом начале, да и вообще, не мешало бы немного разнообразия. Но это так, поверхностная критика – на самом деле альбом хорош, красив, и достоин прослушивания. Настоящий пропуск в волшебные миры двух великих композиторов.

With Every Breath Если принять за истину (изложенную во многих сакральных книгах) теорию о том, что вся наша Вселенная была порождена одним лишь дыханием неведомого Творца, то, после прослушивания альбома With Every Breath можно смело записать Медвина Гудалла и Арошанти в Демиурги, чье дыхание, трансформируясь в звуки духовых инструментов, способно создавать целые миры. На этом диске Гудалл играет на панфлейте, тихий шепот которой, ассоциируясь с чистым воздухом горных вершин и загадочными ритуалами древних шаманов, давно уже стал визитной карточкой музыканта. Арошанти вторит ему пением флейты сякухаси, размеренное звучание которой намекает, что ее владелец явно постиг Дзен и прочие аспекты восточных мудростей, позволяющие достигнуть абсолютного душевного равновесия. И конечно, не стоит забывать об участниках группы Runestone, которые как раз и создают великолепную атмосферу этого альбома, отправляя фантазию слушателя в бесконечный полет. В последние годы Медвин Гудалл будто бы вернулся к истокам своего творчества – «оживают» признанные классикой нью-эйджа серии, принесшие ему мировую известность, возвращается звучание старых инструментов, уже, казалось бы, давно убранных на вечное хранение. Этот ностальгический порыв поддерживают Крис Грин и Роберт Феннер, творчество которых в рамках Runestone вдохновлено такими классическими уже циклами Гудалла, как Merlin, Clan и King Arthur, а звучание их музыки, почти что неотличимое от этих канонов, всегда может помочь поклонникам переждать время между изданиями новых релизов мэтра. Вот и здесь «Рунный камень» создает музыкальные миражи, сплетенные из партий акустических гитар и мандолины, хоралов, этно-перкуссии (отсылающей к не менее знаменитой серии альбомов их учителя Medicine Woman) и завораживающего своим таинственным и мистическим настоем электронного амбиента. Поверх этого медленно кружат и парят в воздухе звуки флейт, каждый вздох и выдох исполнителей порождают новый поворот бесконечной истории, главы которой плетут древние руны на замшелых мегалитах, иероглифы санскрита, сложенные из облаков в ярком небе, и ваше собственное воображение, которому здесь предоставлена полная свобода. With Every Breath – лирическая и загадочная, манящая за собой и бесконечно красивая музыка от истинных мастеров жанра.

Dolphin Quest Если бы я озаботился наличием постоянной рубрики «Классика нью-эйдж» на этих страницах, я бы, в обход многих не менее достойных исполнителей, начал ее с этого альбома корнуэльского гения Медвина Гудалла. Дело не в том, что «Поиски дельфина» как-то особенно выделяется из огромной дискографии маэстро (в год его выхода свет увидело сразу пять альбомов композитора, и это не считая нескольких компиляций проверенных временем хитов) или помогает как-то по особенному взглянуть на жанр нью-эйдж в целом. Дело в том, что эти шесть композиций, запись которых пришлась на пик творческой активности Медвина, когда тот отшлифовал свой стиль до алмазной точности, и есть нью-эйдж в чистом виде. Это эталон, образец для подражания и то, что вы наверняка в первую очередь порекомендуете своим знакомым, когда те попросят вас познакомить их с нью-эйджевой музыкой. Популярные эзотерические идеи, составившие в свое время костяк мировоззрения Нового Времени, отражены в названиях треках, обещая встречу с посланниками Сириуса (которыми, согласно новой мифологии, являются дельфины), путешествия в Атлантиду и много других привлекательных в своей загадочности и глобальности событий. Однако главной здесь остается музыка, ставшая сосредоточением простых, красивых и очень искренних мелодий, которые отправляют слушателя в путешествие вслед за молодыми резвыми дельфинами и их старшими товарищами, огромными китами. Легкость этой музыки – это легкость парения в морской глубине, прекрасное чувство свободы и ощущения возвращения к своему истинному телесному и духовному состоянию. Манящая романтика мелодий – это жажда познания всего нового, что скрыто от нас морской гладью. Это и неограниченный и позитивный опыт общения с окружающей природой (конечно же, здесь в полной мере представлены и голоса морских обитателей, и нежный шум волн, и акустические эффекты, возникающие на глубине), и приятная расслабленность, которую дарят миролюбивые гармонии этих композиций. Для их создания объединяются флейта Пана, акустическая гитара, лютня, арфа, мандолина, клавишные и перкуссия, чтобы создать настоящий шедевр – по-крайней мере, первые три композиции назвать этим словом будет абсолютно правильно и справедливо. В дальнейшем на бесчисленных альбомах Гудалла эти яркие и превосходные темы «ушли в тираж» и стали своего рода расхожим штампом, но здесь они звучат предельно искренне, чисто и невинно, поселяя в душе комфорт и приятное тепло. Слишком много слов? Да, верно, Dolphin Quest не нуждается в словах, его надо просто слушать и пропускать через себя, становись сопричастным к огромному миру, созданного воображением этого великого музыканта.

Moon Goddess 2 Медвин Гудалл любит создавать из своих альбомов целые «сериалы», объединенные той или иной темой. Поклонники знают и любят его истории про кельтский клан, рыцарей круглого стола, дельфинов, друидов и целительниц. Поэтому кажется странным, что один из самых его успешных релизов, диск 1996 года Moon Goddess, принесший автору мировой успех и ставший настоящим бестселлером, долгое время не имел продолжения, позволившего бы слушателю вновь попасть в мир лунной, «женской» магии, услышать отголоски древних легенд. Хотя, конечно, тема эта, так или иначе, постоянно возникала в других «мирах» Гудалла. О лунной богине английский музыкант вспомнил только в этом году (в котором он продолжил последовательное возвращение к истокам своего творчества, начавшееся с создания Earth Healer 2), выпустив долгожданное продолжение, но ожидание того стоило. Гудалл, хотя и создает на протяжении десятилетий очень характерную, отличающуюся сразу же узнаваемыми элементами музыку, как мудрый человек не стремиться войти в одну реку дважды – а вот повторить успех за счет пересечений с другим своим, более «молодым» и не менее популярным циклом, явно не прочь. Поэтому Moon Goddess 2 звучит не как прямое продолжение классики девяностых (где в оригинале был сделан четкий акцент на столь уважаемую автором кельтику и связанную с ней таинственность вкупе с подкупающей женственностью мелодий), а как очередная, пятая по счету глава Medicine Woman. Здесь хорошо слышны южно-американские мотивы, да и за основу взято звучание инструментов, ассоциирующихся с этим континентом – ведущую роль делят между собой испанская гитара фламенко, классическая гитара и пан-флейта с высоких Анд (и ее мексиканская разновидность), а также маримба, каримба и прочие перкуссионные инструменты, ответственные за жаркие тропические ритмы, заставляющие вспомнить скорее о Карибах (привет альбому Earth Goddess) или дебрях джунглей, скрывающих руины древних храмов, где проводили свои ритуалы жрицы позабытых богов. Так что если здесь и видна луна, то она всходит скорее над пирамидами майя, нежели над Стоунхенджем. В основном же музыка создает яркое, дневное настроение, подчеркнутое красивыми и легкими мелодиями и заводными ритмами. Богатая полифония, изящные аранжировки, колоритные этнические зарисовки, подкупающая интимность музыки, пронизанной невидимыми нитями, связывающими ее с чем-то глобальным и величественным – все то, за что слушатели любят творчество Медвина Гудалла, представлено здесь в полной мере и в лучшем своем виде.

Beautiful World «Удивительный CD, который является по существу таблеткой счастья для нашего запутанного и утомленного проблемами времени. Используя элементы музыки ELO, Dire Straits и Битлз, Медвин, как никогда прежде, с вдохновением и воображением смешивает гармоничными сочетаниями сольную гитару с барабанами, виолончелью и струнными. Музыка настолько ярка и эйфористична, что каждый, даже будучи счастливым, не может не почувствовать себя счастливым еще больше». Готов согласиться с цитатой по поводу необыкновенной чистоты, радости и эйфории этой пластинки уже даже по предварительным аудиоклипам. Элементы ELO, Dire Straits и Битлз действительно, имеют место быть, но очень тонкие и не бросающиеся в глаза (или, точнее, в уши). Не прочитав об этом, я бы вообще, допускаю, не различил бы этих элементов или не обратил бы на них внимания – настолько они там к месту и не выделяются из общего настроя позитивного медвиновского саунда. Трек Threshold особенно захватывает – чудо, эйфория, легкая задумчивость и кристальная чистота. Прозрачность и яркость летнего послеобеденного мира с его золотым солнцем и голубым небом. Волшебство музыки Гудалла в том, что при простых, в общем то, мелодиях и партий соло гитары, музыкант создает такие коллажи и аранжировки, что порою дух захватывает и «жить хочется». Браво, Медвин!

@Mail.ru -   .