О благотворном влиянии музыки

То, что видят различные люди в музыкальных образах, представляет собой проекцию их внутреннего мира на причудливое зеркало звучащей музыкальной ткани, и содержание этих образов, подобно образам сновидений, представляет богатый материал для нахождения в прошлом опыте зон подавленного конфликта и заблокированных переживаний, которые сказываются на нынешнем состоянии души и тела. Исследования показывают, что эффект, производимый музыкальным произведением на слушателя, часто зависит не столько от содержания самого музыкального произведения, сколько от того, каковы особенности психологического склада слушателя, какие были условия его воспитания и как складывался его музыкальный опыт. Восприятие музыкального произведения может быть различным. Музыку по-своему «слышит» каждая эпоха, ее по-разному воспринимает один и тот же человек в зависимости от психологического состояния. Примечательно, что новое произведение слушатели всегда сравнивают с тем, что они слышали раньше, а затем осознанно или чаще неосознанно включают его в знакомый им контекст. Если новая музыка обладает яркими признаками (например, известного жанра), то она вызывает в воображении слушателя знакомые образы (присущие этому жанру). Если же произведение настолько незнакомо, необычно, неожиданно, что не в состоянии вызвать в слушательском воображении соответствующий контекст,чувствовать его на своем языке, ощущать кожей, самому становиться звуком так, чтобы музыка пронизывала от кончиков пальцев ног до корней волос. Очень важно уметь неотрывно следить внутренним слухом за звучащей мелодией, ни на мгновение на отпуская ее из зоны своего внимания. Мелодия должна стать той тропинкой, по которой слушатель пойдет и посетит самые потаенные уголки души - как своей, так и композитора, который эту музыку создал. Если музыка воспринимается в живом исполнении, то бывает небесполезно войти в образ исполнителя и представить себе, что это ты играешь на скрипке или фортепиано, это твои пальцы бегают по клавишам или грифу, это ты – дирижер, управляющий первоклассным оркестром. Практические задания на дирижирование воспринимаемой музыки увеличивают заинтересованность и вовлеченность в процесс восприятия, что соответственно приносит и нужный психотерапевтический эффект. Любое целенаправленное восприятие с концентрацией внимания на объекте может быть охарактеризовано как медитативный процесс, потому что, наблюдая объект и размышляя о нем, человек как бы сливается с ним и начинает его видеть как будто изнутри, глубоко постигая его внутренние сущности и закономерности. Смысл музыкальной медитации, заключается в соединении звучащей музыки со зрительными образами и специальными формулами внушения. Можно говорить о недирективной и директивной медитации во время слушания музыки. Недирективная медитация имеет место тогда, когда слушатель свободно отдается образам и ассоциациям, возникающим у него в процессе наблюдения за развитием музыкального содержания. Директивная медитация представляет собой формирование определенной и конкретной направленности переживания, что осуществляется с помощи показа специально подобранных слайдов и произнесения формул внушения. Если принять во внимание имеющиеся данные о локализации переработки вербальной информации в левом полушарии головного мозга, а невербальной – в правом, то соединение зрительных и музыкальных образов, с одной стороны, и формул вербального внушения, с другой – дает возможность синтезировать работу головного мозга, т.е. активно воздействовать на сознание личности человека и систему его отношений к жизни. Таким образом, мы получаем возможность влиять на мировоззрение человека, дефекты которого нередко приводят его к тому или иному заболеванию.

Приведем несколько полезных советов для лечения музыкой: Расслабьтесь – это поможет вам «открыть двери бессознательного» и принять в полной мере действие музыки. При этом не важно, хотите вы испытать успокаивающее действие или же стимулирующее и поднимающее настроение. Лечение музыкой должно быть достаточно коротким, чтобы не вызвать усталости и возможных защитных реакций. Силу или громкость музыки нужно осторожно регулировать. Малую громкость следует выбирать не только для успокаивающей, но также и для стимулирующей музыки. Большая громкость утомляет и потрясает нервную систему. После прослушивания лечебной музыки отдохните некоторое время. Это благоприятствует ее полному, не нарушающему душевное равновесие, действию на бессознательное. Известно, что бессознательное наиболее активно во время сна, при этом оно также восприимчиво и к внешним импульсам. Поэтому музыкальную терапию можно применять во время сна. Терапевтическое использование музыки во время сна особенно рекомендуется для детей, в психиатрии и вообще для людей беспокойных и возбужденных. Музыку следует учиться слушать, чтобы облагородиться, очиститься или даже решить какие-то проблемы. Слушая музыкальное произведение, нужно, прежде всего, знать, что оно собою представляет, является ли оно доброй или злой силой, какую энергию несет. Какова бы ни была пробужденная им сила, надо уметь ее использовать. Слушание музыки помогает развитию особого типа внимания и памяти, облегчает процесс преодоления трудностей, обеспечивая творческую среду для самовыражения. Музыка вызывает воспоминания и ассоциации. Активное слушание музыки в расслабленном и восприимчивом состоянии стимулирует мысли, образы и чувства, которые могут быть далее исследованы и обсуждены с врачом или внутри благосклонного общества. Слушание музыки – хороший способ исследовать и понимать нашу и другие культуры. Музыку нужно использовать как инструмент внутреннего творчества, чтобы вы благодаря ей смогли приступить к огромной духовной работе: зародить возвышенные образы, идеи, которые со временем реализуются. Особенно, когда речь идет о глубокой, мистической, религиозной музыке, которая вас возвышает, поднимает. Музыка – это сила. Музыка может стать чрезвычайно мощным средством, чтобы разбудить, облагородить, преобразовать, усовершенствовать. то оно не будет воспринято как художественно содержательная музыка. Как ни печально, но это в равной степени относится, как и к шедевру, так и к самой заурядной композиции. По восприятию музыки люди делятся на зависимых и чувствительных. Для первых мелодический фон – акустический наркотик, повышающий адреналин – у человека исчезает чувство одиночества, страха. Для второго типа людей музыка неприятна – им предпочтительнее тишина. Но абсолютная тишина для человека еще более разрушительна, чем рок-музыка. Если человека искусственно «погрузить» в «звуковой вакуум», то он больше 40 часов не выдержит. В шумоизоляции теряется чувство реальности, уменьшается пульс, начинается депрессия. Недаром в средние века в монастырях громким пением и игрой на музыкальных инструментах спасались от искушений дьявола. Людям экстравертированного склада больше нравится легкая эстрадная музыка, нежели призывающая к интроспекции серьезная академическая музыка. Ассоциативность и при восприятии музыки более свойственна слушателям-интровертам, подвижным в эмоциональном отношении, с острым переживанием жизненных конфликтов и склонных к самоанализу. Интроверты также отличаются большей целостностью восприятия и погруженностью в музыкальные ощущения. В исследовании Гиббонса было установлено, что возраст также оказывает свое влияние на музыкальные предпочтения. Пожилые люди больше любят ту музыку, которую они слышали во времена своей молодости, чем ту популярную музыку, которая звучала в более поздние периоды их жизни. Однако не существует фатальной зависимости между музыкальными предпочтениями, намертво связанными с динамическими характеристиками темперамента. Вместе с ростом музыкального опыта и расширением кругозоров развиваются музыкальные способности, совершенствуются психодинамические показатели биоритмики мозга и слушателям начинает нравиться и та музыка, которая по своему настроению первоначально была далека от их природного темперамента. Было выявлено, что чем обширнее музыкальный опыт молодого слушателя, тем труднее ему выбрать понравившееся произведение из ряда прослушанных. Они все могут оцениваться высоко, несмотря на самое разное настроение, выражаемое в этих произведениях. Психотерапевтический эффект от прослушиваемой музыки во внешнем плане проявляется в разрядке внутреннего переживания во внешнем движении, спектр которых может быть от легких покачиваний тела и рук до неудержимого плача. Во внутреннем плане интенсивное переживание музыки влечет за собой оживление далеких, но, тем не менее, продолжающихся оставаться аффективно значимыми, переживаний. Один образ по ассоциативной связи вытягивает за собой другой и перед человеком разворачивается его собственная жизнь, окрашиваемая в различные настроения воспринимаемой музыкой. Изживание некогда подавленных и забытых событий жизни, попадающих в сознание в результате свободных ассоциаций, является основным принципом лечения в школе ортодоксального психоанализа. В этом случае можно упомянуть и концепцию психодинамического резонанса основателя шведской школы музыкальной психотерапии Понтвика. Как под воздействием звуковой волны могут рушиться мосты и стены домов, так под воздействием музыкальных вибраций разрушается патогенный психодинамический комплекс, находящийся в сознании пациента и обусловливающий невротическое заболевание. Для того чтобы музыка подействовала на слушателя наибольшим образом, его необходимо для этого специально настроить и подготовить. Эта настройка заключается в том, что надо сесть в удобной позе, расслабиться и сосредоточиться на звуках музыки. Их нельзя слушать без должного внимания, отвлекаясь при этом на какие-либо посторонние дела. Из реальной жизни надо постараться шагнуть в другой, воображаемый мир, мир причудливых образов, настроений и красок. По существу любое восприятие музыки представляет собой разновидность медитации, называемой недирективной, т.е. свободной от какого-то навязывания извне. Здесь помогает упоминание о том, что в практике упражнений йогов музыку рекомендовалось слушать так, чтобы воспринимать ее не только ушами, но вдыхать при этом аромат звука.

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ СИЛА МУЗЫКИ

Уже в античных источниках мы находим множество свидетельств, говорящих о чудесных исцелениях, достигнутых при помощи музыки. Неоплатоник Боэций в трактате «Наставления к музыке» свидетельствует, что музыканты Терпандр и Арион из Метимны посредством пения избавили жителей Лесбоса и ионян от тяжелых болезней. А Исмений Фиванский, как говорят, избавил от страданий многих беотийцев, которых мучили сильные подагрические боли. Согласно воззрениям древних, каждому ритму пульса соответствовало то или иное заболевание, а ритмы эти располагались по порядку музыкальных чисел. У средневекового итальянского теоретика музыки Джозефа Царлино мы находим свидетельства, как некто Сенократ звуками труб возвратил безумным прежнее здоровье, а Талет из Кандии звуками кифары изгнал чуму. Пророк Давид своим пением и игрой на кифаре излечил библейского царя Саула от приступов тяжелой депрессии. Пророки во время своего действа требовали, чтобы некто искусный начинал играть, ибо «при побуждении их этими сладостными звуками в них вселялась духовная благодать». Певец Орфей мог своим пением смягчить души не только людей, но даже диких зверей и птиц. Врач Асклепиад звуками музыки усмирял раздоры, а звуками трубы восстанавливал слух глухим. Пифагореец Дамон своим пением обратил юношей, преданных вину и сластолюбию, к жизни умеренной и честной. В «Одиссее» Гомера рассказывается о лечении Одиссея. Его рана от музыки и пения перестала кровоточить. Гомер указывает также, что Ахилл успокаивал свой гнев и ярость пением и игрой на лире. Слушание музыки, исполняемой на цитре, по мнению древних греков и римлян, способствовало процессу пищеварения. Римский врач Гален рекомендовал использовать музыку как противоядие от укусов ядовитых змей. При лечении тарантизма (укуса пауком-тарантулом) эффективным средством у итальянцев считались музыка и танец. Больные в бешеном темпе танцевали до полного изнеможения танец под названием «Тарантелла», твердо веря, что яд останется в теле до тех пор, пока он весь не «вытанцуется». Демокрит рекомендовал слушать флейту при смертельных инфекциях. Платон предлагал от головной боли лекарство, состоящее из набора трав. Лечение сопровождалось пением магического характера. Считалось, что без пения и музыкального сопровождения лекарство теряло свои лечебные свойства. В середине века практика лечения музыкальной была тесно связана с широко распространенной в то время теорией аффектов, которая изучала воздействие различных ритмов, мелодий и гармоний на эмоциональное состояние человека. Устанавливались различные отношения между темпераментом пациента и предпочтением им того или иного характера музыки. «Меланхолики любят серьезную, не прерывающуюся грустную гармонию. Сангвиники, благодаря легкой возбудимости кровяных паров, всегда привлекаются танцевальным стилем. К таким же гармоническим движениям стремятся и холерики, у которых танцы приводят к сильному воспалению желчи. Флегматиков, – отмечал немецкий ученый-музыкант Атаназиус Кирхер, – трогают тонкие женские голоса». Музыка играла главную роль в сфере целительства, в культурных традициях разных племен и народов. У индейцев Америки были специальные подземные комнаты, в которых они настраивали свои инструменты, готовясь, таким образом, к исцеляющим ритуалам. Ибрагим Карим, египетский зодчий, который исцеляет посредством особых форм, фигур и звуков, говорит, что пирамиды в Египте также использовались для этой цели. Прослушивание Григорианского хора, или Хильдегарда-ван-Бингена, также целебно для сердца. Сюда можно отнести и тибетские звуковые чаши, которые показали удивительный исцеляющий эффект. Чаши производят несколько гармоничных звуков одновременно, которые резонируют с телом. Это создает расслабляющий, успокаивающий, снимающий стресс эффект; состояние, в котором тело восстанавливается и приходит в равновесие. Во многих культурах звуковые технологии во время проведения сложнейших церемоний использовались именно для целей врачевания. Целительные обряды навахо, проводимые подготовленными певцами по своей поразительной сложности сравнимы с партитурами вагнеровских опер. Экстатические танцы бушменов Кунг из африканской пустыни Калахари обладают необычайной целительной силой, что было засвидетельствовано многими антропологическими исследованиями и кинофильмами. Целительные возможности обрядов синкретических религий Карибского бассейна и Южной Америки, таких, как кубинская сантерия и бразильская умбанда, признаются многими профессиональными психиатрами этих стран, хотя они и получили традиционное западное образование. Замечательные примеры эмоционального и психосоматического исцеления происходят и на собраниях христианских групп, использующих музыку, пение и танцы, таких как Укротители Змея или Народ Святого Духа, возрожденцы или члены Церкви пятидесятников. Некоторые великие духовные традиции разработали звуковые техники, которые вызывали не только общее состояние транса, но и обладали более специфическим воздействием на сознание. Прежде всего, это тибетское многоголосое пение, священные песнопения различных суфийских орденов, индуистские бхаджаны и киртаны, а особенно древнее искусство нада-йоги или пути к единению через звучание. Индийские техники устанавливают конкретную связь между звуками особых частот и чакрами индивида. Посредством правильного применения подобного знания, становится возможным влиять на состояние сознания предсказуемым и желаемым образом. И это только несколько примеров широкого применения музыки с обрядовыми, врачебными и духовными целями. Великий русский композитор Скрябин впервые выявил, что каждому человеку свойственна связь между восприятием цвета и тональностью музыки. Мелодии, звучащие в выбранной человеком тональности, воспринимаются как личные близкие его психологическому состоянию. Этот выбор соответствует выбору цвета в знаменитом тесте Лютера (известному психологам). Русский психиатр Корсаков - тоже в начале века – писал: «Музыка благотворно влияет на настроение, а так как расстройство настроения составляет важный элемент душевных болезней, то полезное ее влияние весьма возможно». Согласно А. Кирхеру, психотерапевтические возможности музыки заключались в ее посредничестве между музыкой сфер и той, которая заключена в движении физиологических процессов в теле. Приводя в соответствие последнюю с первой, музыка оказывает оздоравливающее воздействие. Все явления во Вселенной – определенная комбинация колебательных движений (вибраций). Отдельным органам и системам нашего организма в здоровом состоянии присуще особое сочетание гармонических колебаний, на терминологии музыкантов – нот. С этой точки зрения каждый из нас – сложнейшее музыкальное произведение. Выявлена связь между вибрациями звуков и организмом: низкие частоты соотносятся с нижней частью тела, высокие – с верхней. Развивая платоновское учение о «музыке сфер», современные астрологи установили тесную взаимосвязь знаков Зодиака со звуками нотного ряда:

  • Овен – нота до и тональность До мажор;
  • Телец – до-диез (это одновременно и ре-бемоль);
  • Близнецы – нота ре, а также ключ ре в тональности Ре мажор;
  • Рак – ре-диез (или Ми мажор);
  • Лев – нота ми и тональность Ми мажор;
  • Дева – нота и ключ фа и тональность Фа мажор;
  • Весы – фа-диез (или соль-бемоль);
  • Скорпион – соль и тональность Соль мажор;
  • Стрелец – соль-диез (или ля-бемоль);
  • Козерог – нота ля и тональность Ля мажор;
  • Водолей – ля-диез (или си-бемоль);
  • Рыбы – нота си и тональность Си мажор.

Эти данные позволяют правильнее оценить воздействие отдельных нот на конкретного человека (в зависимости от времени его рождения) и целенаправленнее построить процесс исцеления. Когда человек заболевает, в «мелодии» его тела закрадываются фальшивые ноты. Даже мысли представляют собой вибрации и могут быть «нездоровы», подобно сердцу, печени или легким. И если бы удалось технически зафиксировать «музыку» тела в здоровом состоянии, то мы получили бы уникальную возможность восстановить нормальные вибрации (вибрации здорового организма) при заболевании. В 70-х годах эту идею подхватил английский остеопат доктор Питер Гай Мэннерс. Он создал уникальный киматический прибор, который позволяет врачу, держа в руках аппликатор, касающийся кожи пациента, посылать внутрь тела больного звуковой сигнал с частотностью от шестидесяти до тридцати тысяч герц. Согласно теории Мэннерса, болезни возникают из-за нарушения гармонического баланса в общей вибрации организма. Общую вибрацию организма составляют отдельные вибрации всех взаимозависимых органов, тканей и молекул. Это значит, что человеческое тело является большим многоуровневым резонатором, состоящим из многочисленных октав биологических систем, в которые изначально заложена возможность гармоничного музыкального взаимодействия.

@Mail.ru -   .