О благотворном влиянии музыки

О благотворном влиянии музыки.

МУЗЫКА НОВОГО ВЕКА

С древних времен известно благоприятное влияние музыкальных произведений на состояние здоровья человека. Звуки воистину вершат чудеса, исцеляют, возвышают дух, волнуют, радуют, печалят. Музыка слышится в текущих ручьях, бьющих ключом источниках, шуме дождя, грохоте горных потоков, непрестанном движении океанов и морей. Музыка слышится в дыхании ветра, шелесте листвы, щебетании птиц. Именно с помощью музыки человек непрестанно передает свои чувства и ощущения, именно с помощью музыки он выражает свое религиозное чувство и именно с ее помощью он передает свои горести, свои радости, свою любовь и все свои самые глубокие переживания.

Индийские философы говорили, что в начале человеческой истории не было языка, была, как поется в песне, «вечная музыка». Люди выражали свои мысли и чувства звуками: низкими или высокими, долгими или короткими. Глубина тембра свидетельствовала о силе и мощи, а высота тона выражала любовь и мудрость. Наши предки славяне говорили нараспев – отголоски их бытовой речи можно сегодня услышать в церкви, когда читаются Евангелие, Апостол и Псалтырь. Новгородское вече представляло собой в чистом виде оперу, с ариями, дуэтами и хорами. В замках и дворцах пение и музыка звучали почти круглосуточно, создавая благоприятный психологический фон жизни правителей. Музыка способна излечить наши горести и хандру. Она заставляет заново пережить и воскресить в памяти дорогие нашему сердцу воспоминания. Музыка изменяет восприятие времени и пространства. Музыка влияет на дыхание, пульс и кровяное давление. Музыка снижает стресс и повышает иммунитет. Музыка поднимает силу духа. Музыка помогает росту растений, баюкает детей, заставляет полки маршировать на войну. Музыка способна вдохновить на творчество. Многие писатели и поэты рассказывали, что задумали свои произведения или в момент прослушивания музыки, или же сразу после этого. Музыка способна своим барабанным боем отпугнуть злых духов, воспеть хвалу деве Марии, воззвать к Будде ради всеобщего спасения, пленять и успокаивать, воскрешать и превращать. Музыка – это дыхание души и сознания. Через музыку душа проявляется на земле. Когда высшее сознание проснется в человеке, когда он разовьет в себе возможности более тонких восприятий, он начнет слышать ту грандиозную симфонию, которая звучит в космическом пространстве от края до края вселенной, и тогда он поймет глубокий смысл жизни. От первого крика до последнего предсмертного вздоха мы охвачены морем звуков и колебаний каждую секунду нашей жизни. Это первородный звук самого создателя, речь ангелов и атомов, та сущность, из которой так ладно скроены действительность и мечты, существа и Реальности.

ИСТОРИЯ МУЗЫКИ

Слово музыка происходит от греческого корня мюзе. Специалисты по мифологии говорят, что девять муз, небесных сестер, правящих пением, поэзией, искусствами и наукой, были рождены от Зевса и Мнемозины, богини памяти. Таким образом, музыка – это дитя естественной любви, обладающее грацией, красотой и необычными целебными свойствами, которые неразрывно и изначально связаны с божественным порядком и памятью о нашей сути и судьбе. Культуру, какой бы страны мы ни взяли, везде можем найти сведения об использовании музыки в нормализации душевного состояния людей, т.е. в психотерапевтических целях. В колыбелях человеческой цивилизации – Китае и Индии, Египте и Древней Греции врачи и жрецы, философы и музыканты использовали музыку для врачевания. Уже в работах первого общепризнанного теоретика музыки – древнегреческого философа Пифагора мы находим описание того, каким образом музыка может влиять на эмоциональное состояние человека. Одним из важнейших понятий в этике Пифагора была «эвритмия» – способность человека находить верный ритм во всех проявлениях жизнедеятельности – пении, игре, танце, речи, жестах, мыслях, поступках, в рождении и смерти. Через нахождение этого верного ритма человек, рассматриваемый как своего рода микрокосмос, мог гармонично войти сначала в ритм полисной гармонии, а затем и подключиться к космическому ритму мирового целого. Одним из психотерапевтических успехов Пифагора, описание которого дошло до наших дней, является усмирение им при помощи музыки греческого юноши, разъяренного изменой своей возлюбленной и хотевшего спалить ее дом, Пифагор приказал музыканту-флейтисту, находившемуся при этом, поменять музыкальный лад исполняемой музыки с фригийского на сподеистский и таким образом успокоил молодого человека. Другой философ Платон (427-347 до н.э.) полагал, что в государстве нет худшего способа разрушения нравов, чем отход от гармоничной музыки. Через «распущенные лады» в душе слушателей может проникнуть постыдное, а чудовищное – через лады слишком суровые. Ритмы и лады, считал Платон, воздействуя на мысль, делают ее сообразно им самим. Поэтому лучшая охрана государства – музыка «степенная и слаженная», скромная и простая. Платон и его последователи считали, что допустимы только те музыкальные произведения и инструменты, посредством которых индивид может возвыситься до уровня общественных требований. Идеи Платона и Пифагора получили наибольшее развитие в трудах Аристотеля, разработавшего учение о мимесисе – представлении о внутреннем мире человека и способах воздействия на него при помощи искусства. В теории мимесиса была представлена концепция катарсиса – очищения души (слушателя, зрителя) в процессе восприятия произведений искусства, отражающих мир человеческих характеров и страстей и потрясающих своей правдой и красотой. Вслед за Платоном, которому мир представлялся как звучащее единство, построенное на всеобъемлющем трехзвенье музыки, тогда говорили о «musica mundana» – музыке вселенной, «musica humana» – музыке, звучащей в человеке, и, наконец, о «musica instrumentalis» – акустически воспринимаемой вокальной или инструментальной музыке. Позже эта концепция, согласно которой в душе и в теле человека имеют место такие же гармонические и цифровые пропорции, как и в движении звезд, в звуках музыки, была воспринята и Бетиусом (480-524), канцлером Теодориха. Еще до рационализма эта теория получила свое дальнейшее развитие благодаря Иоганну Кеплеру, назначенному в 1612 г. главным математиком при императорском дворе в Верхней Австрии. Следуя ученым античности, Кеплер высказал мысль о гармонии миров в музыке. В его книге «Гармония мира», которая стала известна широким кругам лишь в последние годы, речь идет о симфонии мира, об объединении всех планет в стройное целое. Более глазами, обращенными к музам, чем глазами естествоиспытателя, он вычислил с помощью гармонической транспозиции из различных траекторий планет основные звуки, гаммы и мелодии, которые привели его впоследствии к описанию многоголосной гармонии других планет, как они могли бы звучать в первый день сотворения мира. Ошеломляет и одновременно очаровывает тот факт, что эти древние и почти фантастические представления с помощью теории относительности Эйнштейна были недавно перенесены в условия нашего столетия. По представлению Гарбургера, именно музыка основывается на геометрических принципах многомерной природы, причем разнообразные измерения времени и звука составляют основу музыки, которая вплотную примыкает к общему плану геометрии вселенной. С трудом можно понять, что между возвышенными математическими фактами и музыкой, непосредственно обращенной к сердцу, существует тесная взаимосвязь, и, как однажды выразился Ансерме, звуки, которые делают музыку, всегда сочетаются так, что они образуют логарифмическую систему. Духом Пифагора проникнута и современная «гармоническая картина мира» Ганса Кайзера, который в основе всего построения миров видит древний феномен звукового числа. Его «Гармония» не тождественна гармонии в теории музыки, а представляет собой более универсальное понятие, определенные сведения из древнего учения о «Звучании мира».

Он находит характерное трезвучие музыкальной каденции в геологическом строении нашей Земли и опирается при этом на наблюдения, по которым волны землетрясения в разных зонах проявляются в недрах земли по-разному, и радиусы этих зон напоминают длину струны dur-аккорда ряда обертонов, то есть точно также схожи с любым физическим природным феноменом, и обладают удивительным сходством с ним. Эта «трезвучная структура» недр земли сводится к представлению нашей земли как огромного аккорда и полностью соответствует античному пониманию «musica mundana». Музыка, звучащая в человеке, «musica humana», в античном мире находила свои соответствия вначале как представление о музыке в пульсе. Такое понятие исходило от врача Герофилоса, который жил за 300 лет до н.э. в Александрии. Позже оно было воспринято средневековой теорией музыки, а также и медициной. Уже Роджер Бэкон (1215-1295) в своей книге «Opus tertium», опубликованной в 1267 г., указывал на то, что биение пульса через равные интервалы подобно музыке, поэтому учение о пульсе он старался подчинить музыке. По его мнению, врач обязательно должен знать музыкальные пропорции. Уже Авиценна (980-1037) в своей «Книге исцеления» целый раздел посвятил взаимосвязи между пульсом и музыкой. И когда эта книга, переведенная с арабского на латинский язык в XII в., стала основным медицинским учебником средневекового Запада, музыкально-измерительное учение о пульсе Герофила прочнее утвердилось в медицинской науке. Поэтому неудивительно, что уже в Х веке предпосылкой для изучения медицины считалось овладение искусством. Это требование в XIII веке стало обязательным для университетского плана обучения. Так, на медицинском факультете в Париже с 1426 года было обязательно предписано, что студенты-медики, получая степень доктора, должны пройти аттестацию по различным видам искусства. Но так как для соискателей на степень магистра искусства необходимо было читать лекции по музыке, можно предположить, что в конце XIV в. каждый будущий врач во время своего обучения должен был пройти курс теории музыки. После того как в начале XVII века музыка перестала быть научно обоснованной дисциплиной в медицинских университетах и уже не было прежде обязательного для врача предмета – музыки, в XVIII веке постепенно исчезала давняя традиция «musica humana», лишь в наше время она снова переживает свое возрождение. Начало вовлечения музыки в медицинской теории и практике теряется в глубине веков, когда музыка и искусство врачевания были неразрывно связаны друг с другом. Вначале главную роль играло так называемое целебное пение. Уже у Гомера Одиссей, израненный на охоте диким кабаном, излечивается благодаря пению сыновей Автолика. В «Илиаде» говорится об особой форме целебного пения, которое применяется как одно из средств для защиты от чумы. Это магическое представление о целебной силе музыки описано в одном трактате 665 г. до н.э. Талетас с Крита прибыл по велению оракула в Спарту и своим пением избавил жителей Лакедемона от чумы. В античном мире основой для целебной музыки служило учение о «Ethos» музыки, когда наряду с пением главную роль играли и инструменты: Aulos, похожая на гобой, и китара, похожая на лиру. В зависимости от использования инструмента и характера его звучания, определенного темпа и, прежде всего, определенного ритма музыке каждый раз придавалось особое значение. При этом у слушающего возбуждались различные страстные чувства. Возбуждающее действие Aulos использовал уже и Асклепий (124-60 до н.э.) для того, чтобы освободить людей от подавленного меланхоличного настроения. Лира своим нежным звучанием и глубоко проникающей в душу музыкой должна была очищать душу человека от излишней чувствительности и страсти. Поэтому и говорили об очищающей музыке. Уже в XIII веке музыка считалась там важнейшим медицинским средством, благодаря которому можно было замедлить процесс старения человека. На эту «отсрочку симптомов старения» при помощи музыки первым указал Роджер Бэкон (1215-1295). В «Gerontocomia» Габриэле Зерби – в первом опубликованном труде по геронтологии – это влияние, продлевающее жизнь человека, объясняется тем, что музыка, благодаря своему числовому строю, родственна гармонии, присущей человеку. Это мнение было высказано также Franchinus Ranchinus (1561-1641) в его труде «Gerocomia», опубликованном в 1627 г. Наряду с этим геронтологическим показанием, музыка как целебное средство приобрела особое значение при лечении психических заболеваний и, особенно, при депрессии, как писал Раймунд Миндерер в своей «Threnodia medica» в 1619 г. Датчанин Олаус Боррихиус (1626-1690) в связи с этим указывал на то, что музыка была изобретена не для того, «чтобы изгонять болезни, а больше всего для того, чтобы влиять на душевное состояние человека». Это замечание казалось необходимым, так как о влиянии музыки повсюду в средневековых городах существовали умозрительные, во многом даже детские, представления. Достаточно прочитать лишь «Musurgia universalis» иезуита Атанасиуса Кирхера, вышедшую в 1684 г., где говорится о том, что музыка открывает отдушины на теле человека, через которые выходят злые, болезнетворные духи. В 1807 г. в Вене вышла книга доктора Лихтенталя под названием «Врач – музыкант или сочинение о влиянии музыки на тело и ее использовании при определенных заболеваниях», в которой точно описывается, как музыка может влиять на психику и, тем самым, косвенно на само тело. В трудных жизненных ситуациях, которые кажутся иногда неразрешимыми и аналитически едва ли объяснимыми, благодаря применению музыкальной терапии часто удается добиться удивительных результатов. История хранит достаточно примеров из древнего и нового времени: игра на арфе Давида, который излечил царя Саула от депрессии; десятилетнему Фредерику Шопену своей игрой на фортепьяно удавалось освободить Великого князя Польши от страшных припадков ярости. Наиболее убедительным примером может служить депрессия испанского короля Филиппа V, которого только под звуки музыки можно было заставить подняться с постели и приняться за государственные дела. В 1941 году Дж. Альтшулер разработал метод изопринципа, согласно которому пациентам предлагалась музыка, соответствующая их психическому состоянию в данный момент. Для депрессивных пациентов это была музыка, звучащая в спокойном темпе, для возбудимых – в быстром. После фразы отреагирования аффекта использовались мажорные и оптимистические произведения. В 50-х годах в Великобритании, в школе для детей, больных олигофренией, встретились американский пианист и композитор Пол Нордоф и британский психолог-преподаватель Клайв Роббинс. Занимаясь с детьми, оба пришли к одному и тому же выводу: оказывается, музыка существенно влияет на самовыражение таких ребят. Первые эксперименты дали потрясающие результаты, и это подтолкнуло ученых к разработке специальной методики – творческой музыкотерапии, которую очень скоро стали использовать как обязательную часть реабилитации. Но значительно сильнее, чем простое прослушивание музыки, влияет на человека активное музицирование. Врач Генрих Ганзельман лучше всего охарактеризовал терапевтическое воздействие активного музицирования. Но эти размышления относятся, конечно, в большей степени к творческому музыканту, для которого музыка означает самотерапию. Артисты часто находятся на грани невроза. Их творческая деятельность нередко служит им запасным выходом для преодоления невроза и получения душевного равновесия. Их собственная музыка освобождает их от напряжения, которое старается вырваться наружу. Поэтому она в определенной степени отмечена конфликтами и душевными переживаниями музыканта. С другой стороны, музыканту удается своим творчеством преодолеть страдания, и даже страх перед смертью, таким образом, музыка в метафизической перспективе сближается с теологией. Все музыкальные произведения несут в себе энергетический отпечаток внутреннего мира автора – его эмоции, переживания, склад ума. За последние 40 лет в музыке появилось очень много нового – рок, диско, джаз, электронная, космическая музыка и т.п. Из всего разнообразия музыкальных стилей и направлений особенно следует выделить музыку в стиле New Age. Это направление музыки способствует гармонизации личности, духовному росту, несет в себе красоту и добро. Прослушивание музыки new age снимает стресс, облагораживает и исцеляет. Эта музыка написана людьми, находящимися в духовном поиске, стремящимися усовершенствовать себя, сделаться чище и гармоничней. Выражая через музыку свои внутренние состояния, духовно продвинутые люди поднимают слушателя до уровня своих озарений, в которых непременными спутниками являются свет, радость, ощущение полета и отблески просветленного сознания.

ВОСПРИЯТИЕ МУЗЫКИ

Музыкальное произведение изначально должно быть насыщено смыслом – неким духовным содержанием, передаваемым слушателю. И совершенно неважно, каким образом будет происходить передача: прозвучит это произведение или оно будет только мысленно представлено, например, при просмотре нотной записи. Главное, что заложенные в музыке смыслы будут транслироваться, передаваться посредством музыкальной речи в невербальной (несловесной) форме. Как известно, функции левого и правого полушария мозга не совпадают. Левое (логическое) – управляет речью. А правое (образное) – отвечает за восприятие конкретных образов и сигналов внешнего мира, и, в частности, за музыкальную деятельность. Восприятие музыки представляет собой процесс раскодирования слушателем чувств и мыслей, заложенных в музыкальное произведение композитором и воспроизведенных исполнителем. Как бы живущая в музыке душа композитора вступает в своеобразный диалог с душой слушателя, и таким образом эмоциональный опыт прошлых поколений передается последующим. Для того чтобы передать что-то с помощью музыки, нужно знать ее язык. Композитор, овладевая мастерством, знакомится с музыкальными традициями разных эпох. Под термином музыкальный язык в традиционном музыковедении понимается совокупность всех средств музыкальной выразительности. Музыкальный язык характерен как для определенной эпохи, направления, стиля, творчества композитора, так и для определенного музыкального произведения. В процессе изучения «другого музыкального языка» не надо зубрить иностранные слова. Знакомство с ним происходит через вхождение человека в иной звуковой мир, приобщение его к новой культуре, иному мироощущению. Для этого нужно как можно больше слушать разной музыки хорошего качества и обязательно в хорошем исполнении; слушать и учиться слышать – распознавать ее особенности. Интересно, что темпы изменения музыкального языка от раннего средневековья и до наших дней постоянно ускорялись. Если в XVIII веке была определенная стабильность даже в самом подвижном компоненте – в мелодии, в XIX веке довольно мало менялись ладогармонические факторы и форма произведений, то в XX веке композиторы начали во всех направлениях активно искать пути создания «своего музыкального языка». Этот процесс поиска новых форм самовыражения постепенно, но неуклонно набирает скорость. Поэтому сегодня основным стабильным компонентом можно назвать только сам факт использования музыкальных звуков и их основных свойств, все остальное – это подвижные, мобильные элементы. Не всегда то, что было задумано композитором при написании им своего сочинения, в адекватной форме воссоздается в сознании слушателя. В силу своей многозначности конкретизация музыкального образа у разных слушателей может оказаться различной.


То, что видят различные люди в музыкальных образах, представляет собой проекцию их внутреннего мира на причудливое зеркало звучащей музыкальной ткани, и содержание этих образов, подобно образам сновидений, представляет богатый материал для нахождения в прошлом опыте зон подавленного конфликта и заблокированных переживаний, которые сказываются на нынешнем состоянии души и тела. Исследования показывают, что эффект, производимый музыкальным произведением на слушателя, часто зависит не столько от содержания самого музыкального произведения, сколько от того, каковы особенности психологического склада слушателя, какие были условия его воспитания и как складывался его музыкальный опыт. Восприятие музыкального произведения может быть различным. Музыку по-своему «слышит» каждая эпоха, ее по-разному воспринимает один и тот же человек в зависимости от психологического состояния. Примечательно, что новое произведение слушатели всегда сравнивают с тем, что они слышали раньше, а затем осознанно или чаще неосознанно включают его в знакомый им контекст. Если новая музыка обладает яркими признаками (например, известного жанра), то она вызывает в воображении слушателя знакомые образы (присущие этому жанру). Если же произведение настолько незнакомо, необычно, неожиданно, что не в состоянии вызвать в слушательском воображении соответствующий контекст,чувствовать его на своем языке, ощущать кожей, самому становиться звуком так, чтобы музыка пронизывала от кончиков пальцев ног до корней волос. Очень важно уметь неотрывно следить внутренним слухом за звучащей мелодией, ни на мгновение на отпуская ее из зоны своего внимания. Мелодия должна стать той тропинкой, по которой слушатель пойдет и посетит самые потаенные уголки души - как своей, так и композитора, который эту музыку создал. Если музыка воспринимается в живом исполнении, то бывает небесполезно войти в образ исполнителя и представить себе, что это ты играешь на скрипке или фортепиано, это твои пальцы бегают по клавишам или грифу, это ты – дирижер, управляющий первоклассным оркестром. Практические задания на дирижирование воспринимаемой музыки увеличивают заинтересованность и вовлеченность в процесс восприятия, что соответственно приносит и нужный психотерапевтический эффект. Любое целенаправленное восприятие с концентрацией внимания на объекте может быть охарактеризовано как медитативный процесс, потому что, наблюдая объект и размышляя о нем, человек как бы сливается с ним и начинает его видеть как будто изнутри, глубоко постигая его внутренние сущности и закономерности. Смысл музыкальной медитации, заключается в соединении звучащей музыки со зрительными образами и специальными формулами внушения. Можно говорить о недирективной и директивной медитации во время слушания музыки. Недирективная медитация имеет место тогда, когда слушатель свободно отдается образам и ассоциациям, возникающим у него в процессе наблюдения за развитием музыкального содержания. Директивная медитация представляет собой формирование определенной и конкретной направленности переживания, что осуществляется с помощи показа специально подобранных слайдов и произнесения формул внушения. Если принять во внимание имеющиеся данные о локализации переработки вербальной информации в левом полушарии головного мозга, а невербальной – в правом, то соединение зрительных и музыкальных образов, с одной стороны, и формул вербального внушения, с другой – дает возможность синтезировать работу головного мозга, т.е. активно воздействовать на сознание личности человека и систему его отношений к жизни. Таким образом, мы получаем возможность влиять на мировоззрение человека, дефекты которого нередко приводят его к тому или иному заболеванию.

Приведем несколько полезных советов для лечения музыкой: Расслабьтесь – это поможет вам «открыть двери бессознательного» и принять в полной мере действие музыки. При этом не важно, хотите вы испытать успокаивающее действие или же стимулирующее и поднимающее настроение. Лечение музыкой должно быть достаточно коротким, чтобы не вызвать усталости и возможных защитных реакций. Силу или громкость музыки нужно осторожно регулировать. Малую громкость следует выбирать не только для успокаивающей, но также и для стимулирующей музыки. Большая громкость утомляет и потрясает нервную систему. После прослушивания лечебной музыки отдохните некоторое время. Это благоприятствует ее полному, не нарушающему душевное равновесие, действию на бессознательное. Известно, что бессознательное наиболее активно во время сна, при этом оно также восприимчиво и к внешним импульсам. Поэтому музыкальную терапию можно применять во время сна. Терапевтическое использование музыки во время сна особенно рекомендуется для детей, в психиатрии и вообще для людей беспокойных и возбужденных. Музыку следует учиться слушать, чтобы облагородиться, очиститься или даже решить какие-то проблемы. Слушая музыкальное произведение, нужно, прежде всего, знать, что оно собою представляет, является ли оно доброй или злой силой, какую энергию несет. Какова бы ни была пробужденная им сила, надо уметь ее использовать. Слушание музыки помогает развитию особого типа внимания и памяти, облегчает процесс преодоления трудностей, обеспечивая творческую среду для самовыражения. Музыка вызывает воспоминания и ассоциации. Активное слушание музыки в расслабленном и восприимчивом состоянии стимулирует мысли, образы и чувства, которые могут быть далее исследованы и обсуждены с врачом или внутри благосклонного общества. Слушание музыки – хороший способ исследовать и понимать нашу и другие культуры. Музыку нужно использовать как инструмент внутреннего творчества, чтобы вы благодаря ей смогли приступить к огромной духовной работе: зародить возвышенные образы, идеи, которые со временем реализуются. Особенно, когда речь идет о глубокой, мистической, религиозной музыке, которая вас возвышает, поднимает. Музыка – это сила. Музыка может стать чрезвычайно мощным средством, чтобы разбудить, облагородить, преобразовать, усовершенствовать. то оно не будет воспринято как художественно содержательная музыка. Как ни печально, но это в равной степени относится, как и к шедевру, так и к самой заурядной композиции. По восприятию музыки люди делятся на зависимых и чувствительных. Для первых мелодический фон – акустический наркотик, повышающий адреналин – у человека исчезает чувство одиночества, страха. Для второго типа людей музыка неприятна – им предпочтительнее тишина. Но абсолютная тишина для человека еще более разрушительна, чем рок-музыка. Если человека искусственно «погрузить» в «звуковой вакуум», то он больше 40 часов не выдержит. В шумоизоляции теряется чувство реальности, уменьшается пульс, начинается депрессия. Недаром в средние века в монастырях громким пением и игрой на музыкальных инструментах спасались от искушений дьявола. Людям экстравертированного склада больше нравится легкая эстрадная музыка, нежели призывающая к интроспекции серьезная академическая музыка. Ассоциативность и при восприятии музыки более свойственна слушателям-интровертам, подвижным в эмоциональном отношении, с острым переживанием жизненных конфликтов и склонных к самоанализу. Интроверты также отличаются большей целостностью восприятия и погруженностью в музыкальные ощущения. В исследовании Гиббонса было установлено, что возраст также оказывает свое влияние на музыкальные предпочтения. Пожилые люди больше любят ту музыку, которую они слышали во времена своей молодости, чем ту популярную музыку, которая звучала в более поздние периоды их жизни. Однако не существует фатальной зависимости между музыкальными предпочтениями, намертво связанными с динамическими характеристиками темперамента. Вместе с ростом музыкального опыта и расширением кругозоров развиваются музыкальные способности, совершенствуются психодинамические показатели биоритмики мозга и слушателям начинает нравиться и та музыка, которая по своему настроению первоначально была далека от их природного темперамента. Было выявлено, что чем обширнее музыкальный опыт молодого слушателя, тем труднее ему выбрать понравившееся произведение из ряда прослушанных. Они все могут оцениваться высоко, несмотря на самое разное настроение, выражаемое в этих произведениях. Психотерапевтический эффект от прослушиваемой музыки во внешнем плане проявляется в разрядке внутреннего переживания во внешнем движении, спектр которых может быть от легких покачиваний тела и рук до неудержимого плача. Во внутреннем плане интенсивное переживание музыки влечет за собой оживление далеких, но, тем не менее, продолжающихся оставаться аффективно значимыми, переживаний. Один образ по ассоциативной связи вытягивает за собой другой и перед человеком разворачивается его собственная жизнь, окрашиваемая в различные настроения воспринимаемой музыкой. Изживание некогда подавленных и забытых событий жизни, попадающих в сознание в результате свободных ассоциаций, является основным принципом лечения в школе ортодоксального психоанализа. В этом случае можно упомянуть и концепцию психодинамического резонанса основателя шведской школы музыкальной психотерапии Понтвика. Как под воздействием звуковой волны могут рушиться мосты и стены домов, так под воздействием музыкальных вибраций разрушается патогенный психодинамический комплекс, находящийся в сознании пациента и обусловливающий невротическое заболевание. Для того чтобы музыка подействовала на слушателя наибольшим образом, его необходимо для этого специально настроить и подготовить. Эта настройка заключается в том, что надо сесть в удобной позе, расслабиться и сосредоточиться на звуках музыки. Их нельзя слушать без должного внимания, отвлекаясь при этом на какие-либо посторонние дела. Из реальной жизни надо постараться шагнуть в другой, воображаемый мир, мир причудливых образов, настроений и красок. По существу любое восприятие музыки представляет собой разновидность медитации, называемой недирективной, т.е. свободной от какого-то навязывания извне. Здесь помогает упоминание о том, что в практике упражнений йогов музыку рекомендовалось слушать так, чтобы воспринимать ее не только ушами, но вдыхать при этом аромат звука.

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ СИЛА МУЗЫКИ

Уже в античных источниках мы находим множество свидетельств, говорящих о чудесных исцелениях, достигнутых при помощи музыки. Неоплатоник Боэций в трактате «Наставления к музыке» свидетельствует, что музыканты Терпандр и Арион из Метимны посредством пения избавили жителей Лесбоса и ионян от тяжелых болезней. А Исмений Фиванский, как говорят, избавил от страданий многих беотийцев, которых мучили сильные подагрические боли. Согласно воззрениям древних, каждому ритму пульса соответствовало то или иное заболевание, а ритмы эти располагались по порядку музыкальных чисел. У средневекового итальянского теоретика музыки Джозефа Царлино мы находим свидетельства, как некто Сенократ звуками труб возвратил безумным прежнее здоровье, а Талет из Кандии звуками кифары изгнал чуму. Пророк Давид своим пением и игрой на кифаре излечил библейского царя Саула от приступов тяжелой депрессии. Пророки во время своего действа требовали, чтобы некто искусный начинал играть, ибо «при побуждении их этими сладостными звуками в них вселялась духовная благодать». Певец Орфей мог своим пением смягчить души не только людей, но даже диких зверей и птиц. Врач Асклепиад звуками музыки усмирял раздоры, а звуками трубы восстанавливал слух глухим. Пифагореец Дамон своим пением обратил юношей, преданных вину и сластолюбию, к жизни умеренной и честной. В «Одиссее» Гомера рассказывается о лечении Одиссея. Его рана от музыки и пения перестала кровоточить. Гомер указывает также, что Ахилл успокаивал свой гнев и ярость пением и игрой на лире. Слушание музыки, исполняемой на цитре, по мнению древних греков и римлян, способствовало процессу пищеварения. Римский врач Гален рекомендовал использовать музыку как противоядие от укусов ядовитых змей. При лечении тарантизма (укуса пауком-тарантулом) эффективным средством у итальянцев считались музыка и танец. Больные в бешеном темпе танцевали до полного изнеможения танец под названием «Тарантелла», твердо веря, что яд останется в теле до тех пор, пока он весь не «вытанцуется». Демокрит рекомендовал слушать флейту при смертельных инфекциях. Платон предлагал от головной боли лекарство, состоящее из набора трав. Лечение сопровождалось пением магического характера. Считалось, что без пения и музыкального сопровождения лекарство теряло свои лечебные свойства. В середине века практика лечения музыкальной была тесно связана с широко распространенной в то время теорией аффектов, которая изучала воздействие различных ритмов, мелодий и гармоний на эмоциональное состояние человека. Устанавливались различные отношения между темпераментом пациента и предпочтением им того или иного характера музыки. «Меланхолики любят серьезную, не прерывающуюся грустную гармонию. Сангвиники, благодаря легкой возбудимости кровяных паров, всегда привлекаются танцевальным стилем. К таким же гармоническим движениям стремятся и холерики, у которых танцы приводят к сильному воспалению желчи. Флегматиков, – отмечал немецкий ученый-музыкант Атаназиус Кирхер, – трогают тонкие женские голоса». Музыка играла главную роль в сфере целительства, в культурных традициях разных племен и народов. У индейцев Америки были специальные подземные комнаты, в которых они настраивали свои инструменты, готовясь, таким образом, к исцеляющим ритуалам. Ибрагим Карим, египетский зодчий, который исцеляет посредством особых форм, фигур и звуков, говорит, что пирамиды в Египте также использовались для этой цели. Прослушивание Григорианского хора, или Хильдегарда-ван-Бингена, также целебно для сердца. Сюда можно отнести и тибетские звуковые чаши, которые показали удивительный исцеляющий эффект. Чаши производят несколько гармоничных звуков одновременно, которые резонируют с телом. Это создает расслабляющий, успокаивающий, снимающий стресс эффект; состояние, в котором тело восстанавливается и приходит в равновесие. Во многих культурах звуковые технологии во время проведения сложнейших церемоний использовались именно для целей врачевания. Целительные обряды навахо, проводимые подготовленными певцами по своей поразительной сложности сравнимы с партитурами вагнеровских опер. Экстатические танцы бушменов Кунг из африканской пустыни Калахари обладают необычайной целительной силой, что было засвидетельствовано многими антропологическими исследованиями и кинофильмами. Целительные возможности обрядов синкретических религий Карибского бассейна и Южной Америки, таких, как кубинская сантерия и бразильская умбанда, признаются многими профессиональными психиатрами этих стран, хотя они и получили традиционное западное образование. Замечательные примеры эмоционального и психосоматического исцеления происходят и на собраниях христианских групп, использующих музыку, пение и танцы, таких как Укротители Змея или Народ Святого Духа, возрожденцы или члены Церкви пятидесятников. Некоторые великие духовные традиции разработали звуковые техники, которые вызывали не только общее состояние транса, но и обладали более специфическим воздействием на сознание. Прежде всего, это тибетское многоголосое пение, священные песнопения различных суфийских орденов, индуистские бхаджаны и киртаны, а особенно древнее искусство нада-йоги или пути к единению через звучание. Индийские техники устанавливают конкретную связь между звуками особых частот и чакрами индивида. Посредством правильного применения подобного знания, становится возможным влиять на состояние сознания предсказуемым и желаемым образом. И это только несколько примеров широкого применения музыки с обрядовыми, врачебными и духовными целями. Великий русский композитор Скрябин впервые выявил, что каждому человеку свойственна связь между восприятием цвета и тональностью музыки. Мелодии, звучащие в выбранной человеком тональности, воспринимаются как личные близкие его психологическому состоянию. Этот выбор соответствует выбору цвета в знаменитом тесте Лютера (известному психологам). Русский психиатр Корсаков - тоже в начале века – писал: «Музыка благотворно влияет на настроение, а так как расстройство настроения составляет важный элемент душевных болезней, то полезное ее влияние весьма возможно». Согласно А. Кирхеру, психотерапевтические возможности музыки заключались в ее посредничестве между музыкой сфер и той, которая заключена в движении физиологических процессов в теле. Приводя в соответствие последнюю с первой, музыка оказывает оздоравливающее воздействие. Все явления во Вселенной – определенная комбинация колебательных движений (вибраций). Отдельным органам и системам нашего организма в здоровом состоянии присуще особое сочетание гармонических колебаний, на терминологии музыкантов – нот. С этой точки зрения каждый из нас – сложнейшее музыкальное произведение. Выявлена связь между вибрациями звуков и организмом: низкие частоты соотносятся с нижней частью тела, высокие – с верхней. Развивая платоновское учение о «музыке сфер», современные астрологи установили тесную взаимосвязь знаков Зодиака со звуками нотного ряда:

  • Овен – нота до и тональность До мажор;
  • Телец – до-диез (это одновременно и ре-бемоль);
  • Близнецы – нота ре, а также ключ ре в тональности Ре мажор;
  • Рак – ре-диез (или Ми мажор);
  • Лев – нота ми и тональность Ми мажор;
  • Дева – нота и ключ фа и тональность Фа мажор;
  • Весы – фа-диез (или соль-бемоль);
  • Скорпион – соль и тональность Соль мажор;
  • Стрелец – соль-диез (или ля-бемоль);
  • Козерог – нота ля и тональность Ля мажор;
  • Водолей – ля-диез (или си-бемоль);
  • Рыбы – нота си и тональность Си мажор.

Эти данные позволяют правильнее оценить воздействие отдельных нот на конкретного человека (в зависимости от времени его рождения) и целенаправленнее построить процесс исцеления. Когда человек заболевает, в «мелодии» его тела закрадываются фальшивые ноты. Даже мысли представляют собой вибрации и могут быть «нездоровы», подобно сердцу, печени или легким. И если бы удалось технически зафиксировать «музыку» тела в здоровом состоянии, то мы получили бы уникальную возможность восстановить нормальные вибрации (вибрации здорового организма) при заболевании. В 70-х годах эту идею подхватил английский остеопат доктор Питер Гай Мэннерс. Он создал уникальный киматический прибор, который позволяет врачу, держа в руках аппликатор, касающийся кожи пациента, посылать внутрь тела больного звуковой сигнал с частотностью от шестидесяти до тридцати тысяч герц. Согласно теории Мэннерса, болезни возникают из-за нарушения гармонического баланса в общей вибрации организма. Общую вибрацию организма составляют отдельные вибрации всех взаимозависимых органов, тканей и молекул. Это значит, что человеческое тело является большим многоуровневым резонатором, состоящим из многочисленных октав биологических систем, в которые изначально заложена возможность гармоничного музыкального взаимодействия.


Это же является и показателем здоровья. Здоровье поддерживается регуляцией гармонических созвучий организма, утверждает Мэннерс. Когда тоны сердца, печени, селезенки, костей и мускулов гармонизированы между собой, человек пребывает в добром здравии. «Но, когда какой-то орган сбивается с тона или выбивается из ритма, мы будем чувствовать дискомфорт, пока с помощью киматического прибора не вернем этому органу присущий ему звук», – поясняет Мэннерс. Он и еще горстка киматотерапевтов успешно лечили переломы костей, артриты, растяжения, травмы шеи, смещения межпозвоночных дисков, фиброзы, параличи и ревматизм. И, несмотря на двадцатилетний стаж, Мэннерс считает, что возможности киматики практически не изучены. Имея дело со звуком, голосом, вибрацией, мы сталкиваемся с одной из величайших загадок этого мира. В Америке доктор Логан изобрел бандажи для беременных с вмонтированными в них микростереоколонками, которые будущие мамы должны одевать на живот. Пояс соединен с плейером, на котором нужно прослушать специальную музыку на 60 аудиокассетах. Сегодня уже родилось более 1200 детей, слушавших подобранные мелодии в состоянии эмбрионов. Все малыши после рождения прошли стандартные тесты с показателем, в среднем, в четыре раза лучшим, чем у обыкновенных детишек. Доктор Шульман из США излечивает пациентов, предлагая им прослушать аудиокассету со звуками различных внутренних органов человека: сердца, легких, желудка, кишечника. По его мнению, больной организм, «послушав» гармоничные звуки здоровых органов, самостоятельно начнет выздоравливать. В Китае также массово выпускают музыкальные альбомы с неожиданными для нас названиями: «Пищеварение», «Бессонница», «Мигрень». Есть также «Печень», «Легкие», «Сердце». Китайцы «принимают» эти музыкальные произведения, как таблетки или лекарственные травы. Подобные музыкальные сборники издаются и в Японии. Американские диетологи и наркологи начали поставлять на рынок аудиокассеты для сбрасывания веса, против табакокурения и алкоголизма. В Институте звукотерапии (штат Аризона, США) музыкой даже отращивают волосы у облысевших. В Индии национальные напевы используются как профилактическое средство во многих больницах. А в Мадрасе открылся даже специальный центр по подготовке врачей-музыкотерапевтов. Ими уже найдены музыкальные пьесы для лечения гипертонической болезни и некоторых психических заболеваний, перед которыми традиционная медицина зачастую бессильна. Индийский гуру Шри Ганапати Сатчитананда Свамиджи рассматривает лечение музыкой как йогическую практику. Йога учит, что астральное тело содержит 72000 нервных каналов и 14 главных нади или нервов. Каждое нади вибрирует со своей собственной частотой. Музыка успокаивает нади и помогает им вибрировать с нужным темпом. Музыка начинает лечить, говорит он, когда целитель, музыканты и слушатели глубоко концентрируются на звуке. Шри Свамиджи делает упор на концентрацию или Экагарту у музыкантов и слушателей. Прослушивание – это специальная техника, требующая контроля чувств или Индрия Ниграха «Физическое здоровье происходит из умственного здоровья», говорит Шри Свамиджи. «Правильная музыка помогает достижению расслабления, успокаивая нервы, и через это приходит умственный мир и покой». Шри Свамиджи утверждает, что «раги – это неиспорченные звуки вечной природы, души человека и Параматмана. В руках специалиста, владеющего совершенной техникой, они становятся великой силой». Шри Свамиджи использует синтезатор, поскольку этот инструмент может воспроизводить звуки одного или комбинации более чем из 1100 инструментов. Это позволяет Шри Свамиджи расширить диапазон лечения посредством музыки. Не все болезни могут быть вылечены музыкой Шри Свамиджи, особенно это касается тех недугов, которые уже достигли своей конечной стадии. Лечение музыкой требует большего, чем просто интенсивная медитация на звуке. Этот великий мастер понимает меняющиеся вибрационные характеристики различных раг и знает какая рага может помочь в лечении определённой болезни. Некоторые раги могут исполняться только в определённое время для достижения лечебного эффекта. Известный Индийский музыкант, Махараджапурам Сантанам говорит: «Каждая рага обладает целебным свойством. Шри Свамиджи провёл много исследований в этом направлении и я слышал о первом излеченном посредством его лечения музыкой. В его музыке и баджанах присутствует божественность, существенным образом отличающая его произведения от других». На кафедре нормальной физиологии медицинского факультета Университета дружбы народов, кафедре рефлексотерапии Московского медицинского стоматологического института совместно с институтом традиционной медицины и музыкальной терапии были проведены эксперименты по влиянию звуковых вибраций на состояние внутренних органов. Так вот, оказалось: 12 звуков, из которых состоит октава, гармонично увязаны с 12 системами нашего организма. Причем сердце отзывается на одну ноту, печень – на другую, нервы – на третью. При направленном воздействии музыкой, пением орган приходит в состояние максимальной вибрации. Это называется эффект резонанса. В итоге укрепляется иммунная система, улучшается обмен веществ, активнее идут восстановительные, противовоспалительные процессы, человек выздоравливает. Теперь не кажется выдумкой и другой феномен, тоже давно подмеченный: разные инструменты действуют на наши органы по разному: скрипка, фортепиано лучше всего успокаивают нервы, флейта расслабляет, виолончель врачует сердце, а гобой, кларнет активизируют или подавляют функцию печени – в зависимости от музыки и времени суток. Ведь у каждого из наших органов есть «пики» активности и покоя. Эффективность звуковой терапии обусловливается не только эмоциональным воздействием ее на человека, но и, как доказывают последние исследования, биорезонансной сочетаемостью музыкальных звуков с вибрациями отдельных органов и систем организма. К примеру, желудочно-кишечный тракт имеет резонансную частоту ноты фа, верхняя частота которой способствует выведению из организма токсичных веществ. Нота до – связующее звено человека и Космоса – помогает лечить от псориаза, а сочетание нот си, соль и до облегчает терапию онкологических заболеваний. Доктор медицины Сергей Шуршаджан и его коллеги провели исследования влияния вокалотерапии на легкие и на другие жизненно важные органы. По результатам исследований они пришли к выводу, что звук, зарождающийся во время пения, только на 15-20% уходит во внешнее пространство. Остальная часть звуковой волны поглощается внутренними органами, приводя их в состояние вибрации. Звучание больных органов отличается от звучания здоровых. Это неправильное звучание можно скорректировать, научив человека правильно петь, и, кроме получаемого от этого удовольствия, приводить в порядок свой организм без помощи лекарств.

Музыкальная терапия вообще и вокалотерапия в частности – редкое по доступности средство для включения резервных возможностей организма и развития его защитных функций. «Обратите внимание, хорошие оперные певцы – люди физически здоровые и, как правило, долгожители. Примадонны редко выходят на пенсию. Если бы в школах вместо непонятных уроков музыки вводились уроки классического пения, больных детей у нас было бы гораздо меньше» – утверждает Сергей Шуршаджан. Доктор Гордон Шоу так объясняет влияние музыки на здоровье. Вибрация звуков создает энергетические поля, заставляющие резонировать каждую клеточку нашего организма. Мы поглощаем «музыкальную» энергию, и она нормализует ритм нашего дыхания, пульс, артериальное давление, температуру, снимает мышечное напряжение. Поэтому правильно подобранная мелодия оказывает благоприятное воздействие на больных людей и ускоряет выздоровление. Негармоничная музыка может с помощью электромагнитных волн изменять кровяное давление, частоту сердечных сокращений, ритм и глубину дыхания вплоть до полной его остановки. Здоровье имеется тогда, когда этой энергии позволено течь к месту своего натурального выхода, не будучи ни блокированной, ни отклоненной от своего пути. Любые блокировки проявляются внутри в виде навязчивого состояния, одержимости, а вовне – в виде статичности, окостенелости, рассеянности движения, телесной патологии человека. Тело всегда слушает жизнь. Это передатчик смысла любой трансцендентности (выходящего за границы возможного опыта, недоступного познанию), любой связи, непосредственный выразитель наших мыслей, инстинктов, желаний. О лечебных свойствах отдельных звуков, произносимых голосом, тоже знали испокон веков. Особое значение им придавали в Индии и Китае, где с их помощью лечили самые различные заболевания. Чудодейственной силе звука отдавали должное и на Руси, ему даже отводилась некая мистическая роль. Современные исследования подтверждают целебные свойства произносимых звуков, создаются даже своеобразные реестры их воздействия, которые, кстати, во многом совпадают с рекомендациями, разработанными в древности на Востоке. К примеру:

  • звук «И» – прочищает нос, лечит глаза;
  • звук «У» – укрепляет горло и голосовые связки;
  • звуки «В», «Н», «М», «Э» – улучшают работу головного мозга;
  • звуки «Ц», «К», «Щ», «И» – лечат уши;
  • звуки «У», «Ы», «X», «Ч» – улучшают дыхание;
  • звуки «О», «А», «С», «М», «И» – лечат заболевания сердца.

Не менее целебными свойствами обладают различные звукосочетания, так называемые «мантры». В частности, созвучие:

  • «ОМ» – снижает кровяное давление;
  • «АЙ», «ПА» – снимают боли в сердце;
  • «АП», «АМ», «АТ», «ИТ», «УТ» – исправляют речь.

Таких сочетаний очень много и перечислять просто не имеет смысла. Все они основаны не на смысловом значении, а на целебном воздействии колебаний, возникающих при их произношении. Любой человек может использовать звуковую настройку для улучшения своего физического и нервно-психического состояния. Освоить ее несложно. Для этого нужно петь гласные и протягивать согласные звуки до тех пор, пока звучание не станет чистым и устойчивым. Человек должен сам почувствовать по приятным ощущениям или теплу в области органа, на который он пытается воздействовать, что произносимые им звуки вошли в резонанс с частотой этого органа. Так же интуитивно, по ощущениям, следует подбирать и нужную высоту, и силу звука. Понятно, что целительное воздействие оказывает только живой голос, а не записанный на магнитофон и не мысленное пропевание звуков. Пропевая звуки, можно положить руку на область, где расположен орган, которому вы стремитесь помочь, и представить этот орган здоровым, активно работающим. Первый этап звуковой настройки направлен на улучшение деятельности мочеполовой системы, которая древними врачевателями рассматривалась как средоточие жизненной силы человека. Почки, мочевой пузырь, предстательная железа у мужчин и матка с яичниками у женщин гармонизируются пропеванием длинного звука у-у-у. После у – пропеваем звук о-о-о – он оживляет деятельность поджелудочной железы, вырабатывающей инсулин и гормоны наружной секреции. Далее обращаемся к желчному пузырю, «хранителю» важного секрета – желчи, участвующей в переваривании пищи. Выделение желчи часто нарушается из-за спазмов мускулатуры желчевыводящих путей. А все спазмы хорошо снимает пропевание звука а-а-а. Заканчиваем первый этап настройки внутренних органов возвращением к почкам и пропеванием звука у-у-у, как бы замыкая пройденный круг. Повторим еще раз все звуки – у, о, а, но с добавлением звука х: ух, ох, ах. Произнесение этого звука на выдохе стимулирует выброс негативной энергии и отработанных организмом веществ. Второй этап начинается стимуляцией работы левой стороны толстого кишечника. Улучшению его кровоснабжения, а значит, и всех функций: всасывания, переработки, выделения – способствует протягивание звука с-с-с. Затем поднимаемся выше – к селезенке. Ей «нравится» массаж диафрагмой. Благодаря такому массажу улучшаются функции селезенки как органа кроветворения и поддержания иммунитета. Активнее выбрасываются в кровь отмершие эритроциты. Чтобы провести такой массаж, положите руку на левое подреберье, где располагается селезенка, и несколько раз произнесите на выдохе: гху, гху, гху. Такие звуки на резком выдохе можно произносить всякий раз, когда в брюшной полости ощущается неясная боль или «колет» в боку. Это снимет спазм, и неприятные ощущения пройдут. Далее переходим к звуковой настройке печени. Положив руку на ее левую долю, начинаем произносить звук ш-ш-ш, одновременно передвигая руку вправо, чтобы последовательно охватить весь орган. После этого повторяется пропевание с-с-с для замыкания круга по правой стороне толстого кишечника. Далее, положив руку на верхнюю часть живота, начинаем массировать тонкий кишечник по часовой стрелке, пропевая звук и-и-и. Звук и-и-и используется и для стимулирования деятельности сердца. Согласно древневосточной медицине, сердце и тонкий кишечник являются энергетически взаимосвязанными органами, так же как толстый кишечник и легкие. Поэтому легкие настраиваются с помощью того же звука, что и толстый кишечник – с-с-с. Теперь переходим к голове. Все органы, расположенные в этой области: глаза, уши, нос, горло, – рассматриваются как единое целое. Все они гармонизируются протяжным звуком м-м-м. Положив руки на височные кости, можно почувствовать, как они вибрируют при пропевании этого звука. Голова и позвоночник также рассматриваются как одна система. Поэтому позвоночник можно гармонизировать пропеванием звука м-м-м. Благоприятное воздействие на голову и позвоночник оказывает и длинное н-н-н. Нас окружает, подчиняется особым законам природной гармонии. И мы должны стремиться поддерживать ее и вокруг, и внутри себя. Связь голоса, любого звука, акустической вибрации с нервными центрами была известна еще в древности, и широко применялась в лечебной практике на Востоке.

Но уже в наше время установлено, что большое значение имеет и интенсивность произношения звуков. В частности, низкой или средней она должна быть при лечении заболеваний сердца или легких, более высокой – при терапии внутренних органов. От оздоровительных мантр мы логично переходим к словам и словосочетаниям, несущим в себе энергетический и целебный заряд. Издавна знали, что некоторые слова, предложения, сказанные в надлежащем тоне, могут быть действительно незаменимым лекарством. На этом строятся бытующие в народе всевозможные заговоры и заклинания. Но, конечно же, наибольшей магической силой обладают созданные и отшлифованные веками молитвы, несущие в себе не только смысловое значение, но и реальную позитивную энергетику слов и звукосочетаний. На практике школ ци-гун проводится специальная звуковая гимнастика для гармонизации звуковой вибрации тела, восстанавливающая нормальную циркуляцию жизненной энергии ци. Звуковая гимнастика может вылечить человека от многих болезней и широко практикуется многими древними школами. Для этого используются звучания определенных иероглифов, голоса животных и птиц, подражание природным шумам. Мантак Чиа, мастер в целительстве Тао, использует исцеляющие звуки, чтобы активировать фасции, окружающие различные органы, такие как легкие, почки, сердце, печень, селезенка. В соответствии с его системой, каждый орган имеет свой отличный звук, и каждый орган ответственен за те или иные эмоции. Например, если человек боится, то это потому, что энергия почек на низком уровне; но при ее стимулировании страх уменьшается. Изменение энергетического поля вокруг органа может иметь положительный результат на общее эмоциональное состояние. Звуки медленные и быстрые, низкие и высокие вызывают совершенно различный эффект. Каждый орган имеет свой низкий и высокий звук. Звуковая гимнастика содействует нормальному и плавному движению энергии по меридианам, что усиливает защитные силы организма, успокаивает мышление, умиротворяет эмоции. К еще одному направлению лечения звуком можно отнести и лечение звуками природы. Этой методики как самостоятельной не существует, но она органично вписывается во многие направления традиционной медицины, в частности, в психотерапию, в аэрофитотерапию, в другие техники и практики, где есть расслабление и медитация. О лечебных свойствах естественных звуков природы много говорить не имеет смысла. Всем известно, сколь они полезны, особенно для человека городского, задавленного урбанизацией. Выезжая на природу, он получает огромный заряд энергии, ощущает в себе подъем духовных и физических сил, творческого потенциала. Даже непродолжительное единение с природой способно отвлечь человека от тяжелых мыслей повседневной суеты. Одно дело ежедневно слышать грохотание машин на производстве, визг тормозов и гудки машин на улице, нестройный гул человеческих голосов в магазине, и совсем другое – умиротворяющие звуки живой природы, неотъемлемой частью которой является сам человек. В нашем теле есть три основных ритма: дыхание, биение сердца и черепно-крестцовый ритм. Кроме того, каждый орган и каждая система имеют свою собственную вибрацию. Энергия, окружающая наше тело также имеет своего рода вибрацию. По аюрведическому преданию, каждая чакра имеет свой соответствующий гласный звук и тон. Когда он воспроизводится, то активируется и приводится в движение чакра, появляется форма. В шестидесятых годах Ханс Дженни, доктор медицины, антрополог, последователь Рудольфа Стайнера, провел обширные исследования относительно эффекта воздействия звука на форму. Он показал результаты игры тонов разных материалов, как, например песок на металлической тарелке, на воде и в других стихиях. Были созданы прекрасные симметрические мандалы, различающиеся высотой воспроизводимого звука. Было обнаружено, что древние янтры или мандалы, представляющие чакры, которым по аюрведическому преданию 2000 лет, в точности соответствовали формам, созданным звуками чакр. Можно изменять кристаллические образования воды посредством музыки. Мазару Эмото недавно провел обширные исследования в этой области. Если представить себе, что тело человека на 70% состоит из воды, то можно видеть, какие возможности открываются для исцеления звуком. В соответствии с аюрведической традицией, всякая болезнь берет свое начало на энергетическом уровне; поэтому устранение препятствий именно на этом уровне положительно влияет и на физическое тело, помогая ему снова придти в состояние равновесия. Когда функции организма человека сбалансированы должным образом, он не подвержен болезням. Это профилактический путь в медицине. Напевая гласные звуки, человек активизирует чакры, создавая позитивные силы вокруг своего тела. М. Гейнор, онколог, помогал исцеляться раковым больным, приписывая им пение гласных звуков. Ибрагим Карим сделал защитное средство (ЗС) из непроизносимых гласных звуков, соответствующее чакрам. Это защитное средство применяется фермерами в Голландии на экспериментальных базах для восстановления иммунной системы коров; крупный рогатый скот, имея крепкую иммунную систему не подвержен болезням, поражающих копыта и жвачную область животных. Открытие Ибрагима Карима дает положительные результаты. Создаваемая на основе законов музыкальной гармонии музыка обладает лечебным воздействием. Обычно она связана с подсознанием. Из сокровищ музыкального искусства можно составить домашнюю аптечку, дополняющую наши лекарственные препараты, мед, лекарственные растения и т.д. Из классических музыкальных произведений следует выбрать те, которые имеют высокий духовный потенциал, обладают исключительной силой воздействия. Каждому из нас в зависимости от физического и душевного состояния требуется своя исцеляющая музыка и только ее вибрации.


Звуки музыкальных произведений могут приносить душевный покой или разрушать его, звать к борьбе или склонять к умиротворению, вызывать обеспокоенность, тревогу или окрылять, вселяя веру в себя, способствовать оптимистическому восприятию ситуации, состоянию счастья и ощущению огромности окружающего мира, его глубинности и единения. Из медицины и биологии известно, что самое сильное воздействие на организм человека оказывает именно ритм музыкального произведения – самый древний компонент музыки. Ритмы музыкальных произведений лежат в диапазоне от 0,6 до 1,5 Гц, что является биологически ощутимой частотой, близкой частоте дыхания и сердцебиения. Организм человека обладает способностью подстраиваться под внешние воздействия, и, вследствие чего, работа сердца и дыхания пытаются подстроиться под ритм музыкального произведения. Таким образом, можно восстанавливать стабильную частоту работы органов, нарушенную вследствие болезни, при помощи музыкального воздействия. Музыка в зависимости от ритма, темпа, мелодии по-разному воздействует на человеческий организм. Военные марши повышают тонус мышц, мажорная музыка в быстром темпе учащает пульс и повышает артериальное давление. Мелодия, слушая которую ты испытываешь радость, способствует расширению сосудов, нормализует артериальное давление и замедляет пульс. Минорная же музыка, как ни странно, активизирует физиологические процессы. Есть музыка (главным образом симфоническая), которая изменяет кислотность желудка. Так что желательно принимать пищу в сопровождении любимой музыки. Специалисты свидетельствуют, что музыкотерапия, или мелолистика, помогает человеку вернуться к ощущениям, которые он давно забыл, – например, к тем, что были у него в момент рождения. Гармоничная музыка – лучший психотерапевт. Когда человек засыпает под нежные мелодии, он всю ночь видит хорошие сны. Такая музыка снимает напряженность во время деловых переговоров, ученики под музыкальное сопровождение более внимательно слушают и значительно быстрее запоминают новый материал. Если женщина кормит малыша, слушая любимые пьесы, то при первых же звуках знакомых мелодий у нее прибывает молоко. Музыка может стимулировать интеллектуальную деятельность, поддерживать вдохновение. Многие писатели и поэты рассказывали, что задумывали свои произведения во время прослушивания музыки или после. Так действует музыка композитора, который, пережив периоды стресса, боли, отчаяния, нашел в ней не только вдохновение, но и силу, и веру. Речь идет о Бетховене (бури в первых частях его сонат заканчиваются триумфом и спокойствием). Музыка полезна и в конфликтных ситуациях. Психологи любят приводить такой пример. Супруги, оказавшиеся на грани развода, яростно о чем-то спорили на кухне. И вдруг младшая дочь заиграла в гостиной на пианино. Это был Гайдн. Отец и мать, словно очнувшись от гипноза, молчали несколько минут и помирились. Религиозная музыка дарит чувство покоя, восстанавливает душевное равновесие. Она анальгетик в мире звуков и помогает справляться с болью, облегчая ее. Она поднимает нас над уровнем повседневного сознания в те высшие сферы, где царствует свет, любовь и радость. Музыка Баха не только поднимает глубочайшие религиозные чувства, но оказывает более глубокое влияние. Она вызывает в воображении религиозные символы, особенно символ храма, гармоничные пропорции которого напоминают беспредельность Вселенной. Подобное действие имеют также оратории Генделя. В средние века во время эпидемии чумы в городах не переставая звонили колокола: считалось, что колокольный звон помогает справиться с этой страшной болезнью. Тот же эффект производило и хоровое пение во время непрестанных молебнов. Неизвестно, откуда об этом знало средневековое духовенство, но уже в наше время опытным путем было доказано, что активность микробов, наслушавшихся колокольного звона и церковных песнопений, падает на 40 процентов. И значит, святая вода становится таковой не столько благодаря ионам серебра, насыщающим ее при погружении креста, сколько слаженному и многоголосому пению во время молебна. О том, что колокольный звон убивает микробы и бактерии, изгоняет грызунов, на Руси знали давно, но только теперь ученые поняли, что это происходит благодаря излучаемому инструментом ультразвуку. Облучение малыми дозами ультразвука сейчас используется в пищевой промышленности, для стерилизации космических аппаратов перед их полетами на другие планеты и т.д. Ультразвуковой спектр (более 25 кГц) ускоряет лечение инфекционных болезней и повышает иммунитет человека. В будущих исследованиях необходимо иметь в виду, что, если звук отдельного колокола уникален, то голос звонницы из нескольких колоколов представляется целой атмосферой звуков, часто трудно предсказуемой в силу сложного взаимодействия отдельных спектров. Колокольная звонница – это миниоркестр, который по православной традиции условно делится на 3 группы колоколов: малые (зазвонные), средние (подзвонные) и большие (благовестники). Используя в композиции звона преимущественно колокола той или другой группы можно создавать соответствующие эмоциональные настроения, что отчасти и делают церковные звонари в зависимости от характера праздника и Богослужения. Тибетские поющие чаши – древнее средство медитации, приобретающее в последнее время всё большую популярность. Уникальный сплав металлов, из которого изготавливаются поющие чаши, позволяет получать звук, значительно отличающийся от звучания всех других музыкальных инструментов. В отличие от синтезаторов, издающих внешне подобные звуки, звучание тибетских чаш «заряжено» благодаря трению дерева о металл. Это имеет множество важных последствий, таких, например, как целительные свойства звуков поющих чаш или их способность повышать восприимчивость некоторых желез, исполняющих роль своеобразных «переключателей» между симпатической и парасимпатической нервными системами. Более субъективна способность этих звуков вызывать у слушателя разнообразные измененные состояния сознания, ощущения своеобразной «невесомости», «подвешенности» и пустоты. Звучание тибетских поющих чаш состоит из безграничного потока обертонов, которые образуют звуковые спирали, вращающиеся вокруг «действительного» (основного слышимого) звука. В основе такого взаимодействия обертонов лежит волновой принцип: два звуковых потока встречаются, образуют стоячую волну и растворяются в «океане» звуков. В отличие от механического повторения, характерного для минимализма, здесь каждая такая встреча – это отдельное, уникальное, событие, каждая немного, почти незаметно отличается от остальных; сознание слушателя увлекается в путешествие вглубь звукового пространства, внешне почти статичного, в действительности же находящегося в бесконечном движении. Прозрачное, насыщенное обертонами звучание поющих чаш – прекрасная энергетически насыщенная музыка для медитации и целительства. Музыкант и исследователь Клаус Визе экспериментирует с воздействием резонанса и обертонов на психику человека, используя для этой цели поющие чаши, голос и некоторые особые музыкальные инструменты.

В своих альбомах он пытается передать тонкие, едва уловимые прикосновения вибраций Высших Сфер в поэтической форме с минимальными искажениями, вносимыми обычно исполнителем. Создаваемая Клаусом Визе музыка представляет огромную ценность для людей, занимающихся глубокой релаксацией, медитацией и целительством, а также астрологов и трансперсональных психологов. В процессе медитации человек как бы пробивается к сокровенно-глубинному пласту своего существа, к своему так называемому высшему «Я». Начинают активно работать планы подсознания, вступают в действие механизмы интуиции, и вопросы получают молниеносно-мгновенное и четкое решение. Мы привыкли называть это озарением, экстазом. Состояние медитации – это, прежде всего состояние углубленной сосредоточенности психики и ума, которое вызывается и происходит в определенной последовательности психофизиологических актов, складывающихся в единый, целостный и непрерывный процесс. В таком широком понимании медитация с древнейших времен рассматривалась на Востоке как средство самовыражения человека, позволяющее вместе с тем реализовать скрытые возможности человеческого «Я». Так, озарение и экстаз – не единственные следствия медитации. Другие «плоды» медитации, например – изменение стереотипов поведения человека или исцеление. Войти в медитативное состояние во многом помогает и музыка, специально написанная для этой цели. Растения тоже «чувствуют» музыку. У одного фермера из Канады под скрипичные сонаты Баха пшеница дает полуторный урожай. Американец Карлсон создал фирму «Озвученный цветок» – ее «музыкальными рецептами» пользуются во многих странах. Китайский биофизик Хоу Тяньчжэнь изобрел «звукочастотный генератор», который с учетом «вкуса» растений может передавать разные звуковые волны, способные стимулировать их фотосинтез и рост. Нужно лишь подобрать в соответствии с уровнем температуры и влажности воздуха необходимый частотный диапазон, который подойдет для тех или иных видов посевов. В Америке, Франции издаются даже альбомы пластинок для растений – рекордные урожаи под музыку получают. «Озвученные» растения содержат во много раз больше витаминов и питательных веществ. От мажорных мелодий мимоза и петуния растут много быстрее и даже расцветают на две недели раньше. Под микроскопом отчетливо видно, что протоплазма растительных клеток ускоряет движение под воздействием музыки. В прошлом веке в монастыре Бриттани монахини исполняли музыкальные произведения для домашних животных. Они заметили, что, прослушав серенаду Моцарта, коровы давали вдвое больше молока. Даже собаки неравнодушны к музыке. Например, у пинчеров в зависимости от мелодии кровяное давление может меняться на 70 миллиметров ртутного столба. Японцы выяснили, что когда музыка Моцарта звучит в пекарне, тесто подходит в 10 раз быстрее. Самая лучшая рисовая водка – саке получается именно из дрожжей, «прослушавших» Моцарта. В Канаде струнные квартеты играют Моцарта на городских площадях, чтобы упорядочить уличное движение и снизить количество аварий. Но музыка может также и разрушать. Музыка, которую можно назвать вредной, отличается частым диссонансом, отсутствием формы, нерегулярностью ритмов. Она олицетворяет собой современный ум и его состояние стресса и напряжения, сочетает перевозбуждение с угнетающим влиянием. Например, рок-музыка воздействует ультра- и инфразвуками, которые мы не слышим, но их воспринимают наши органы, и это может действовать разрушающе на мозг по принципу «25-го кадра». Экспериментально установлено, что если бой барабанов типа «там-там» превышает 100 децибелов, слушатели падают в обморок. В Японии провели эксперимент: 120 кормящих матерей разделили на две группы. Одни мамы слушали классику, другие поп-музыку. В первой группе количество молока увеличилось на 20%, а у поклонниц «попсы» уменьшилось наполовину. Некоторые музыковеды считают, что и классическая музыка может вредно воздействовать на здоровье слушателей. Таких произведений хоть отбавляй. К ним относят «Венисбергскую сцену» Вагнера и некоторые произведения Рихарда Штрауса. О музыке Штрауса президент Королевского музыкального общества говорил: «Из разлагающегося гнойника вырастает экзотическая зловещая очаровывающая красота. Примером такого очарования является музыка Штрауса, начиная с «Танца шести покрывал» и до конца: эта музыка ослепляет, соблазняет, вызывает отвращение и выражает оранжерейную красоту дьявольской, зловещей мертвенно бледной плесени, вырастающей на навозной куче». Есть музыка, «заражающая» апатичностью, слабостью, страданием. Она может иметь очень большую художественную ценность, но приносит облегчение лишь самому композитору, являясь средством духовного очищения. А на слушателя действует, как психический яд. К этой категории принадлежат некоторые произведения Шопена, особенно его ноктюрны, в которых композитор дал выход своей меланхолии, слабости и ностальгии.

Итог воздействия музыки на человека подбивает Дон Кэмпбэлл в книге «Эффект Моцарта»:

  • музыка влияет на дыхание;
  • музыка влияет на сердечный ритм, пульс и кровяное давление;
  • музыка может замедлить и уравновесить волны мозга;
  • музыка снижает мышечное напряжение и повышает подвижность и координацию тела;
  • музыка влияет на температуру тела;
  • музыка может повысить уровень эндорфина;
  • музыка регулирует выделение гормонов, снижающих стресс;
  • музыка и звуки могут активизировать иммунную функцию;
  • музыка изменяет наше восприятие пространства;
  • музыка изменяет наше восприятие времени;
  • музыка может улучшить память и обучаемость;
  • музыка повышает производительность труда;
  • музыка способствует повышению романтизма и сексуальности;
  • музыка стимулирует пищеварение;
  • музыка повышает упорство;
  • музыка улучшает подсознательное восприятие символики;
  • музыка помогает вырабатывать чувство безопасности.

ПРИРОДА МУЗЫКИ

Что есть звук? Наука говорит, что это определенная вибрация (колебания) воздуха, т.е. внешней среды. Но внешний звук становится слышимым только потому, что возникает звук внутренний в сознании, а когда звук внутри замолкает, тогда тело не может создать внешний звук. Также мы знаем, что человек не только сформирован из вибраций, но и живет, и движется в них: они окружают его, как рыбу окружает вода. Можно представить тело человека как живой звуковой генератор и приемник-резонатор звуков. Поэтому физический эффект звука имеет большое влияние на человеческое тело. Настроение, предпочтения, дела, успехи, неудачи – все в жизни зависит от типа и активности вибраций, будь они мыслями, эмоциями или ощущениями. То, что ощущает душа, есть вибрации чувств. Постигаемое умом – вибрации мыслей. То, что слышат уши и видят глаза, – вибрации плотные, кристаллизовавшиеся из полевого состояния и проявляющиеся в атомах, которые составляют физический мир и из которых состоят его элементы: воздух, огонь, вода, металл, земля. Студенты на занятиях физики часто проводят эксперименты с генерированием чистых тонов, наблюдая их воздействие на различные вещества типа песка, масла, и воды. В этих экспериментах можно увидеть, как песок складывается в точные геометрические фигуры, когда смычком скрипки проводят поперек края металлической пластины, на которой находится песок. Некоторые тоны заставляют масло, плавающее на поверхности воды сгущаться или наоборот делиться подобно амебам, если частота тона повышается. Крошечные частички соли, находясь одна на другой, совершают танец подобно человеческим фигурам, поскольку они реагируют на вибрирующую поверхность под ними. Физики, пытаясь определить природу физического вещества, погружаясь в своих исследованиях все глубже и глубже в царство атомных и податомных частиц, обнаруживают, что там ничего нет, по крайней мере, нет никакого вещества. Они описывают самые крошечные податомные частицы как «зоны интерференции» различных звуковых частот. Вибрация пребывает в корне каждого явления, но, воспринимая звуки окружающего мира, мы не всегда реагируем на них. Вибрации бесконечны по своей структуре. Самые тонкие из них не воспринимаемы даже душой. Сама душа есть вибрации. Многие мистики утверждают, что и дух также является вибрацией. Вибрацией невообразимо быстрой и мощной. Не зря, наверное, в Библии сказано, что вначале было Слово. Если понимать это Слово как сочетание вибрации и волеизъявления Творца. На уровне звуков вибрации вызывают разнообразие тонов, а в физическом пространстве света – многообразие цветов. И цвет, и звук имеют влияние на человеческую душу в соответствии с законом гармонии. К тонкой душе обращается свет, а к еще более тонкой – звук. Он может оказывать желательное или нежелательное влияние на человеческий ум и тело, а также целительный эффект без лекарств, действие которых тоже связано с вибрациями, а именно есть их усвоение. Звук пропитывает все человеческое существо и в соответствии с определенным своим влиянием замедляет или ускоряет ритм циркуляции крови, возбуждает нервную систему либо успокаивает ее, пробуждает в человеке более сильные страсти или умиротворяет его, приносит покой. Очень часто люди излечивались от болезни с помощью неоднократных повторений определенных слов и мантр, потому что их звучание давало соответствующему энергетическому центру тела необходимую вибрацию для его оживления. В шаманских ритуалах звуки барабана, ритмичные заклинания и песнопения, проникают в глубину сознания людей, заставляют вибрировать каждую их клеточку, вводят в состояние экстаза. И тогда они могут прыгнуть в огонь и не сгореть, резать себя мечом и мгновенно исцеляться, глотать огонь и не обжечься. Данные измененные состояния сознания близки к тем, которые бывают при чтении молитвы, мантры, причем независимо от того, на каком языке они выполняются, все дело в вибрационной структуре ритма. В результате колебания какого-нибудь упругого тела, например струны, металлического листа, деревянной пластины и т.п., возникает волнообразное распространение продольных колебаний воздушной среды, которые называются звуковыми волнами. Звуковые волны формируются из набора зон с повышенной и пониженной плотностью окружающего нас воздуха. Когда источник звука, например – струна гитары, приходит в движение, то он начинает вибрировать вперед и назад. Когда струна движется в какую-либо сторону, то молекулы воздуха впереди нее прижимаются друг к другу. Это создает зону с повышенной плотностью. А позади нее наоборот создается зона с пониженной плотностью, и этот процесс повторяется много раз в секунду. Движения одних молекул передаются другим, в результате чего данные зоны распространяются в пространстве. Эти распространяющиеся в пространстве периодически повторяющиеся области повышенной и пониженной плотности и представляют собой звуковую волну. Звуковые волны распространяются во всех направлениях и с одинаковой скоростью.

Эти звуковые волны (колебания) улавливаются нашим слуховым аппаратом и передаются по нервной системе в головной мозг, возбуждая ощущения звука. Как уже говорилось выше, колебания плотности воздуха происходят периодически. Промежуток времени между двумя соседними точками, в которых плотность принимает наибольшее значение, называется периодом или циклом. Количество циклов, происходящих каждую секунду, называется частотой. Частотой звуковой волны определяется высота звука.


Волны, имеющие маленькую частоту, воспринимаются как низкие, басовые звуки, а волны, имеющие большую частоту – как высокие. Единицей измерения частоты служит герц (Гц). Одному герцу соответствует волна с частотой один цикл в секунду. Человек способен воспринимать волны с частотой от 20 до 20 000 Гц. Человек воспринимает достаточно большой звуковой спектр. Этот спектр можно разделить на два вида: звуки шумовой природы и музыкальные звуки, хотя это разделение несколько условно, т.к. в современной музыке равноправно используются и те и другие. Характер звука определяется четырьмя основными свойствами: высота, громкость, тембр, длительность. Высота звука зависит от частоты колеблющегося тела (источника звука): чем чаще колебания, тем выше звук, и наоборот. Громкость зависит от размаха колебательных движений источника звука: чем больше размах колебаний (амплитуда), тем громче звук, и наоборот. Длительность звука зависит от продолжительности колебаний источника. Тембром называется качественная характеристика звука, т.е. его окраска. Именно благодаря этой характеристике мы различаем огромное количество музыкальных инструментов, голоса и даже шумовые звуки. Тембр звука зависит от наличия в нем «частичных» тонов или, иначе говоря, обертонов (гармоник), а также от их соотношения по громкости и присутствию или отсутствию в спектре звучания основного тона. Ритм. Это изначальный и фундаментальный элемент музыки. Музыка примитивных общин состоит единственно из ритма. Именно его называют «сердцем музыки». Ритм оказывает наиболее сильное и прямое воздействие на человека – и на его тело, и на эмоции. Жизнь нашего организма основана на различных ритмах: дыхания, сердца, различных движений, активности и отдыха, не говоря уже о более тонких ритмах на уровне клеток и молекул. Психологическое состояние личности тоже имеет свои непростые ритмы: окрыленности и депрессии, горя и радости, усердия и апатии, силы и слабости и прочее. Все эти состояния очень чувствительны к музыкальным ритмам. Не потому ли они имеют такую магию возбуждать и успокаивать, лечить и разрушать. Есть определенные действия, в которых ритм тела, эмоций и музыки взаимопроникают и сливаются в единое целое. Это происходит в танце, который можно назвать живой музыкой, идущей из самой души человека. Недавно медики выяснили, что шаманы ритмичными ударами в бубен действуют на психику больного, возбуждая глубинные структуры его мозга. Американскому этнографу Майклу Гарнеру, впервые овладевшему шаманскими «методиками», даже удалось с их помощью излечить своего друга от алкоголизма. Известно, что при постоянном пьянстве эндогенный этанол – природный алкоголь, вырабатываемый в небольших количествах в организме, постепенно исчезает, и, чтобы восполнить его потерю, алкоголику требуется ежедневно принимать дозу у ближайшего ларька. Гарнер обнаружил, что ритмы бубна повышают уровень природного этанола, а психическое состояние приходит в норму. Мелодия. Комбинация ритмов, тонов и ударений рождают каждый раз неповторимую мелодию. Она воздействует на слушателя особенно интенсивно и многообразно. Мелодия пробуждает не только эмоции, но и ощущения, образы и убеждения, сильно влияет практически на все жизненные функции, в особенности на нервную систему, дыхание и кровообращение. Гармония. Мелодия образуется последовательностью звуков. Гармония же производится одновременным звучанием нескольких звуков, гармонирующих друг с другом, которые формируют аккорды. Благодаря различным вибрациям, излучающимся этими аккордами, в душе слушателей возникает либо чувство гармонии, либо диссонанса, что в любом случае оказывает определенное физиологическое и психологическое воздействие. Преобладание диссонансов в современной музыке является выражением разлада, конфликтов, кризисов, которые приносят страдания современному человеку. Тембр. Каждый, кто обладает музыкальным слухом, по-разному чувствует очарование скрипки или флейты, арфы или сопрано. Композитор, искусно сочетая различные инструменты в оркестре, может довести до исступления огромную аудиторию, целые стадионы.

МУЗЫКА И ЭЗОТЕРИКА

Слово «эзотерика» происходит от греческого esoterikos, «внутренний». Термин возник в эпоху эллинизма (IV-III в. до н.э.). Исторически он обозначал тайноведение, «внутреннюю доктрину» религиозного, философского или иного учения, доступную лишь прошедшим обряды высших посвящений. Эзотерика сегодня – это обобщающее название современного учения или, точнее, представления о мире и человеке как единстве макрокосма и микрокосма, не ограничивающегося рассмотрением одних только их материальных характеристик; метод познания «внутренней сущности» всех вещей, мерой которых, как известно, является человек. В основе современного эзотеризма лежит сравнительное изучение учений Востока и Запада, цель которых – помочь человеку познать в первую очередь самого себя, если уж мера всех вещей – он сам, ибо без этого он не сможет познать все остальное. А познание самого себя, как известно, не только древнейшая, но и труднейшая из задач, когда-либо ставившихся человеком, недаром на храме Аполлона в Дельфах было написано: Gnwri se auton – «Познай самого себя». Музыка издревле притягивала внимание своей тайной воздействия на личность, исходящей от нее неведомой силой, способной влиять на поведение человека. В древнегреческой музыке определенным ладам приписывались точные свойства формирования тех или иных моральных человеческих качеств. Древняя Греция имела лады:

  • Ионийский – лирический, эротический.
  • Дорийский – мужественный, нравоукрепляющий, защищающий от несчастий, исторически центральный лад.
  • Фригийский – возбуждающий, агрессивный.
  • Лидийский – расслабляющий, тормозящий.

Музыка всегда входила неизменной частью любого обряда, ритуала, праздника. Музыкантов считали одержимыми потусторонними силами, инструментами, через которые боги говорят с людьми. Современные скептики от науки развеяли большинство мифов о необыкновенных свойствах мелодий. Однако одно из наиболее удивительных ее качеств – левитационная сила музыки – до сей поры остается загадкой даже для них. К сожалению, бесчисленное количество свидетельств того, как с ее помощью в воздух поднимались предметы различной тяжести, науке пока не помогли. В индийской деревне Шивапур стоит маленькая мечеть, построенная в честь суфийского святого Камара Али Дервиша. В ее дворике лежит камень весом почти 63 кг. И по сей день во время ежедневной молитвы 11 служителей собираются вокруг камня, повторяя имя святого. Когда их голоса достигают определенной высоты, монахи способны поднять огромный камень, поддерживая его только одним пальцем каждый. Как только пение прекращается, они быстро отскакивают назад, а камень падает на землю. Секрет заключается именно в песнопениях, а одиннадцать голосов – формула, необходимая для поднятия камня в воздух. Достигая определенной высоты, голоса служителей изменяют вибрационные характеристики камня и делают его невесомым. Еще одно проявление левитационных свойств музыки наблюдал в Тибете шведский инженер-авиастроитель Генри Кьеллсон. Он описал, как монахи затаскивали камни площадью в 1,5 квадратных метра с помощью волов на плато и помещали их в специальную чашевидную яму. Она располагалась недалеко от 400-метрового обрыва, где нужно было соорудить храм. Рядом с ней стояли 19 музыкантов, а позади них колоннами, расходившимися лучами, выстраивались 200 священнослужителей. Все музыкальные инструменты (13 барабанов трех размеров и 6 больших труб) были направлены на яму. По команде все они начинали звучать, а священнослужители петь в унисон.  Через 4 минуты Кьеллсон заметил, что камни в яме начали подрагивать и раскачиваться из стороны в сторону. По мере усиления звука камни поднимались в воздух на 400 метров, пролетая по параболической траектории точно до обрыва, где должен был строиться храм. По словам инженера, так монахи могли поднять и перенести от пяти до шести каменных плит в час. Несколько лет спустя шведский врач Ярл, тоже наблюдал эти удивительные явления. Тогда он работал в Оксфордском научном обществе в Египте и был приглашен лечить верховного ламу в Тибет. Ярлу разрешили снять на кинопленку весь ритуал с левитацией камней. Но впоследствии Оксфордское научное общество конфисковало фильмы, заявив, что, поскольку Ярл в то время работал на них, фильмы являются собственностью общества. Их спрятали в архивах под грифом «Совершенно секретно», и местонахождение пленок неизвестно до сих пор. Но на этом «Дело тибетских монахов» не закончилось. В своем музыкальном альбоме «Бытие королей Грааля» Адриан Вагнер воспроизвел первые четыре минуты левитационного ритуала тибетских монахов, воспользовавшись схемой, ранее описанной Кьеллсоном. После выхода лазерного диска Вагнер получил несколько отзывов от слушателей, наблюдавших во время проигрывания диска странные явления. Один сообщил, что музыка продолжала звучать даже после того, как плейер был отключен. Другие писали, что во время звучания этой музыки в комнате поднимались в воздух разные предметы. По мере истощения энергетических ресурсов Земли человеку придется искать другие источники энергии. Кто знает, возможно, одним из них станет левитационная сила музыки. Правда, для этого придется сначала разгадать природу удивительного феномена. Августин Блаженный даже считал музыку и математику истинными языками бога. Искусство в целом, а музыка в особенности наиболее тесно смыкаются с эзотерическим опытом человека, во многом базируются на особых, высших состояниях человеческой психики, в сверхсознании, непознанных, скрытых областях получения и обработки информации. Здесь много тайн, секретов мастерства, уводящих вглубь духовного мира человека, в истоки его творческих сил. Не случайно искусство всегда было связано с магическим и религиозным опытом, с которым его роднят состояния вдохновения, наития, озарения, экстаза, ощущение того, что художник является лишь транслятором, голосом неких высших сил. В искусстве человек истинно свободен, ибо полетом своей фантазии творит иную реальность. Поиск скрытого, эзотерического смысла мира и предназначения человека лежит именно в погружении во все более глубокие слои сознания, туда, где находится источник вдохновения и озарения. Уход от реальных размерностей бытия, ощущение иного течения времени и развертывания пространственности, умение оперировать идеальными сущностями, не имеющими достаточно конкретизированного содержания – все это составляет существо искусства, в особенности, музыки. Наряду с взаимодействием личности с внешним миром (сфера открытого знания и деятельности), существует и духовное погружение, ведущее к познанию внутреннего космоса личности, истоков творчества, эзотерического богатства (закрытое знание). Это как бы два особых Я человека, существующих и действующих по различным законам в одинаковых пространственно-временных координатах, хотя, естественно, перекрещивающихся друг с другом. Первое, обыденное Я действует в обычном масштабе времени, имеет развернутые структуры мышления, логически и причинно увязанные, достаточно плавные переходы; оно питается полученной извне информацией и перерабатывает и оценивает ее согласно жизненной программе, идеалам, интересам, традициям; здесь работают волевые процессы. Второе, творческое Я отталкивается не от жизненных целей и норм (хотя и косвенно с ними связано), но от неких внутренних, заложенных в глубинах подсознания, структур субъективного, духовно-идеального, сакрального и художественного выражения сущности человека и мира. Здесь предстают особенные, переменные пространство и время, действует своя логика взаимодействия, господствуют интуитивные, а не волевые процессы. Возникающая в этих условиях духовная сущность (в том числе и художественная) прорывается в реальность, но не сливается с ней, а сосуществует параллельно, получая статус вечной истины, красоты, совершенства. Здесь действуют скрытые механизмы интуиции, вдохновения, прозрения, фантазии генетической памяти и др.

Структуры второго Я исходят от некоторой внутренней, зародышевой, сверхсжатой сущности, некой первичной идеи, первотолчка. Многие композиторы отмечали эффект наития в творчестве. Не случайно само слово вдохновение (кто-то вдохнул в художника сочинение) свидетельствует об этом первоначальном смысле. И. Брамс утверждал в одном из писем: «Я не несу никакой ответственности за свою музыку: она мне дана какой-то особой силой. Я несу ответственность только за то, как я ее оформил». Л. Бетховен восклицал: «Вы думаете, я мыслю о какой-то проклятой скрипке, когда дух говорит со мной?» П. Чайковский неоднократно подчеркивал, что вдохновенье неподвластно непосредственной воле человека, что здесь возникает особое состояние повиновения внутреннему голосу, некой сверхъестественной силе, которая движет творцом. «Музыка просто прет из меня», – писал он П. Юргенсону. В таком состоянии это не труд, а наслаждение, работа идет с совершенно непостижимой легкостью. Забываешь все, душа трепещет от какого-то совершенно непостижимого и невыразимого сладкого волнения, решительно не успеваешь следовать за ее порывом куда-то, время проходит буквально незаметно. Можно предположить, что эта зародышевая, исходная сущность второго, творческого Я художника идентифицируется с сокровенным ядром личности, в котором, по словам индийского философа Вивекананды, представлено ядро космоса, где при глубокой медитации ощущаются вибрация и музыка Вед, звучащая как многоцветный аккорд в голубом холодном огне. Все представляет собой вибрацию, или, как сказали бы древние индусы, Нада Брахма: весь мир – это звук. Все мироздание, и даже пустота, является вибрирую­щим звуком. «Бог, или Брахма, первичная сила Космоса и его Творец, представляет собою поток звуков и внутреннюю сущ­ность человека и всего живого, – говорит музыковед Иоаким-Эрнест Берендт. – Неповторимый звук лежит в основе всего бытия: само бытие – это Нада Брахма». Не случайно музыкальная теория, объясняющая происхождение гармонии, занимает центральное положение в художественной системе авторов древнекитайского трактата  «Люйши чуньцю»: она насквозь космогонична. Художественно-философская задача авторов «Люйши чуньцю» заключалась в том, чтобы в наглядных образах показать, что звуки, сопровождающие движение явленного мира – музыкальные звуки, что их последовательность (син) образует гармонические сочетания, что космос – музыкален. Авторов трактата привлекала идея фундаментальности космических процессов по отношению ко всем иным планам бытия. Начало каждого нового цикла в явленном мире, отражающее переход Системы в следующее состояние, должно было сопровождаться соответствующими звуками, цветовыми и пространственными проявлениями – образами-символами-знамениями. Музыка считалась таинственным даром, перешедшим к нынешним поколениям от героев архаики, а к тем, в свою очередь, – от божеств-предков. Она-то и несла в себе «знание предков», облеченное в числовые соотношения. Лежащие в основе ладотональностей и древнейших мелодий числа придавали ей магические свойства. Великий русский мистик Георгий Иванович Гурджиев утверждал, что вначале всего сущего был звук или Логос. Сэр Пол Дьюк, будучи студентом консерватории, познакомился с Гурджиевым в Москве незадолго до Первой мировой войны. Он описывает практическую демонстрацию, последовавшую за этими словами: Гурджиев положил руку студента себе на грудь и особым образом начал читать нараспев Иисусову молитву, произнося весь текст на одном длинном дыхании, на одной ноте. По словам молодого человека, его руку словно ударило током. Несомненно, что искусство пения – священная наука, которой Гурджиев владел в совершенстве. Гурджиев говорил, что: «Логос был звуком. Первым звуком. Глубочайшим звуком. Можно назвать его мировой тоникой. Суть в том, что когда еще не было языка, не могло быть никаких слов и не могло быть никаких имен в обычном понимании. Поупражняясь, вы сможете производить слышимое эхо этого звука, так как каждая октава повторяет на другом уровне любую другую октаву». Подобно свету, музыкальная энергия представляет собой смешанный спектр чистых частот, которые называются в музыке гармониками или обертонами. Эта изначальная градация определяет структуру каждого музыкального звука. Каждая нота, поется ли она или играется, является смесью этих чистых тонов. Внутри каждой такой фундаментальной ноты, или «1», возникает особая серия других нот, подобно свету, пропущенному через призму. Эти звуки относятся к гармоническим рядам, соответствующим бесконечному ряду целых чисел, начиная с 1. Помимо присутствия в каждом музыкальном звуке, гармонические ряды – неотъемлемая часть всего творения – света, тяготения, теплоты и т.д. Все волноподобные энергии приобретают форму гармонических рядов, и материальная Вселенная образована из бесконечных внутренних взаимоотношений этих рядов. Изучение этих, на первый взгляд, простых вибрационных зависимостей может привести, как в музыке, так и в других областях, к плодотворным размышлениям о происхождении и сути вещей. Физик Дэвид Бом даже выдвинул предположение, что творение осуществилось посредством энергий, объединенных взаимосвязями гармонических рядов. С его точки зрения, подобная гармонизация несопоставимых энергий дала возможность объединенной волне «совокупности» на своем пике создать Вселенную. Таким образом, начало Вселенной, а, следовательно, и жизни, не было чистой случайностью, но результатом объединения гармонизирующих сил в бесконечно обширном масштабе. Эхо этого первого момента раздается до сих пор. Не случайно, что такие астрономы и физики, как Доминик Пруст и Басараб Николеску, вместо того, чтобы определять эту первичную вибрацию термином «Большой Взрыв», используют понятие «Великий Звук». Возможно, это не только музыка сфер; возможно, музыкальные законы служат проявлению Бытия Непроявленного. В этом смысле музыку можно рассматривать, как гармоническое движение энергии, а музыкальные законы – помимо их обычного использования на нашей планете – как несущие волны творения. В музыке, благодаря тому, что Гурджиев называл «законом октав» - посредством которого соотносится и сонастраивается «то, что наверху» и «то, что внизу» – гармонические ряды служат источником мелодии, гармонии и ритма. В своем учении Гурджиев придавал весьма существенное значение использованию музыки. Для него музыка и музыкальные законы – совершенный символ структуры и функционирования всего творения и внутренней жизни человека. Музыка, созданная Гурджиевым в сотрудничестве со своим учеником, русским композитором Томасом де Гартманном, великолепно олицетворяет учение Гурджиева в связи с тем, что он называл «законами вибраций». У музыки Гурджиева/де Гартманна есть очень специфическое качество, ощущаемое в зависимости от состояния, в котором ее слушать. Несомненно, это музыка определенного времени и места. Но если слушать очень внимательно, то за пределами неизбежной и естественной связи музыки с культурными условиями можно обнаружить гармонические вибрации, относящиеся к другому времени, к другому месту – к священному слушанию, к внутренней работе. В конце своей долгой и необычной жизни Кришнамурти говорил: «Я  чувствую, что пою в основном для глухих». Единственный позитивный способ проинтерпретировать это направленное нам замечание – научиться слушать.


По моему мнению, работа над слушанием – главная возможность, которую дает нам музыка. Мне работа над слушанием видится абсолютным ключом к пробуждению, столь необходимому для нас самих и для нашей планеты. Настройка, или работа по гармонизации, зависит, прежде всего, от преображенного слушания. Гармоники соответствуют тому, что Гурджиев называл «внутренними октавами», относясь как к музыкальному звуку, так и к космическому резонансу. Они являются генетическим материалом всех музыкальных звуков, и их бесконечные комбинации в областях гаммы, мелодии, гармонии и ритма лежат в основе всей музыки. Ряды потенциально бесконечны. Но в любом музыкальном звуке присутствует лишь определенное число гармоник, в зависимости от качества и громкости звука и характеристик колеблющегося тела, производящего этот звук. Очень часто мы не слышим гармоники там, где они есть, из-за нашего привычного, обусловленного слушания. Эффект такого обусловленного слушания – в различной чувствительности, как отдельных людей, так и даже целых цивилизаций, к гармоникам и к гармонии. Возможно, диапазон и значимость гармонии в той или иной сфере деятельности прямо связаны с качеством слушания, или настройки. В любом случае музыка (или жизнь) может помочь измерить присутствие в нас гармонического слушания, чувствительного к различным уровням гармонии. Гармония приходит свыше. Две любые ноты, находящиеся в гармонии, имеют общую высшую гармонику. Фактически, все ноты, гармонично спетые или сыгранные, можно буквально рассматривать, как нисходящие проекции общей высшей гармоники «1» – общей для всех этих нот. Благодаря осознанию этой высшей гармоники «1», высшему гармоническому источнику, общему для всех нот, можно утоньчить гармонию различных нот или колебаний. Ниже самих нот также можно отыскать очень глубокую гармонию – общее субгармоническое основание. Воплощая гармоники в жизнь посредством гармонического пения,  голос действует как звуковая призма и линза, «преломляя» и фокусируя гармонические ноты, в других случаях незаметные в общем тембре. Выбранная отправная нота, или «до», называется также «первой гармоникой», «основной» (нотой), или «1». Она служит эталоном для настройки высших гармоник и низших субгармоник. Все эти гармоники можно выразить, как дроби или музыкальные интервалы относительно 1, например, 2/1, 3/1, 4/1, или как целое число, умноженное на частоту первой гармоники. Например, гармоники ноты «до» первой октавы, соответствующей колебаниям с частотой 264 Гц, нумеруются и называются целыми числами, начиная с 1 (собственно ноты «до»), 2, 3, 4 и так далее. Первая гармоника в данном примере – нота «до» с частотой колебаний 264 Гц; частота второй гармоники, или «2», в два раза больше – 528 Гц, и она на октаву выше, то есть является нотой «до» второй октавы; третья гармоника, или «3» – нота «соль» с частотой 792 Гц, и т.д. Во многих инструментах, например гонгах или колоколах, масса или упругость колеблющегося тела делают гармоники повышенными или пониженными относительно чистых пропорций рядов. «Гармоничность» – баланс трех факторов колеблющихся тел: издающей звук длины или массы тела, упругости и диаметра. Если упругость, скажем, рояльных струн, слишком велика, то гармоники будут расстроенными; понижение общей настройки даже на полтона разительно улучшит строй. Загадочно, но на вертикальной оси между «1» и «2» нет гармоник, измеряющих точный интервал октавы. «1» и «2» подобны «тому, что внизу» и «тому, что вверху». У древних египтян было изречение: «Все Творение находится между 1 и 2». Это высказывание можно изучить с помощью музыкальной практики. Все гармоники, даже очень высокие, могу быть по нисходящей транспонированы ухом и/или номером к этому основному «первичному» пространству октавы и выражены основными нотами, благодаря тому, что Гурджиев называл «законом октав». При настройке на заданную ноту «1» у каждого колебания есть свое место. Это создает богатейший язык музыкального выражения в терминах ладов, тональностей, гамм, мелодий, гармоний и ритмов. Этот закон – главный ключ к пониманию многообразия музыкальных выражений нашего мира. Для музыкальных сравнений этот закон – то же, что для химиков периодическая таблица элементов, или для художников – чистый цветовой спектр. Можно задуматься о бесконечном разнообразии гармоник, принадлежащих к семи основным видам интервалов: «до», «ре», «ми», «фа», «соль», «ля» и «си». По мнению Герберта Уона, эзотерическое происхождение этих интервалов можно рассматривать как соответствие нисходящей и восходящей космической октаве, начинающейся и заканчивающейся на «до», от Dominus – Бог, Абсолют. «Ре» - Regina Coeli, Царица Небесная – Луна. «Ми» – Microcosmos, Земля и человеческие монады. «Фа» – Fatus, судьба, планеты. «Соль» – Sol, Солнце. «Ля» – Lactea, Млечный Путь. «Си» – Sidera, все звездные миры. И снова «до». В некоторых традициях, например в рагах Северной Индии, узор мелодического движения между 1 и 2 рассматривается, как коды или схемы энергий, движущихся по различным уровням и состояниям человеческого существа. Но это можно ощутить только тогда, когда все ключевые аспекты – как мы слушаем, как мы воспринимаем звук телом и различными резонирующими центрами –  взаимодействуют гармонично. Возможность настройки гармоник на 1, на любую другую ноту, или одной гармоники к другой означает, что диапазон возможных интервалов и гармоний бесконечен, как и сами гармоники, заключая в себе любое целочисленное соотношение. Таким образом, гармоники – источник множества интервалов, о которых мы не знаем, которые мы не используем или забыли, но которые представляют значительный музыкальный интерес. В Монголии можно услышать «другую» историю о гармониках, отличающуюся от научной: гармоники «поет» священный водопад в горах Западной Монголии. Приходя в это священное место, люди учатся петь гармоники у самой Природы. Река ниже водопада называется Буян Гуль – Оленья река, потому что целые стада оленей, привлеченных чарующими звуками, приходят искупаться в водах этой реки. Певцы хууми, монгольского вида горлового пения, считаются находящимися в контакте со «сверхъестественными силами». Как в Монголии, так и в Туве, русской республике, расположенной у истоков Енисея, горловое пение и шаманизм были исторически связаны.

Мы, как современные цивилизованные люди, редко внутренне и внешне соприкасающиеся с Природой, можем понять эту связь просто как соприкосновение с естественными силами – силами Природы. В этом понимании гармоники слышатся и чувствуются за пределами слов, они подобны чистому горному источнику, где, по словам монголов, они впервые появились. Они являются прямым выражением естественного закона – потоком чистой, объединяющей вибрации. Гармонический звук содержит в себе семя всей музыки, подобно тому, как чистый горный ручей напитывает водой все долины. Здесь будет уместно вспомнить выдающееся произведение Гурджиева – «Рассказы Баалзебуба своему внуку», в связи с описываемым там местом, неподалеку от «Гоба», известного как пустыня Гоби в Монголии, где возникновение особых звуков в атмосфере побудило к строительству астрономической обсерватории. Есть две истории о происхождении тибетской разновидности пения очень низких нот с гармониками, называемого также субгармоническим пением. Тибетские (и монгольские) буддисты адаптировали более древнее шаманское пение хууми. Пение хууми бессловно, поется соло в баритонном или теноровом регистре с мелодическими гармониками, тогда как в буддийском литургическом пении хор монахов нараспев исполняет священные тексты с очень низкими субгармоническими сдвигами, в основном в унисон, обычно выделяя одну специфическую гармонику («соль» или «ми»). Тувинская форма светского гармонического пения, каргыраа, представляет собой разновидность субгармонического хууми. Другая история заключается в том, что основатель традиции Гелугпа, Дзонгкапа, был обучен этому особому пению дакини (ангелом) во время медитации. Ранее в двух главных монастырях традиции Гелугпа, Гюйто и Гюйме, где практиковалось субгармоническое пение, монахи принимались в хор только после предварительной двадцатилетней подготовки. После захвата Тибета Китаем в 1959 году время обучения пришлось уменьшить. Во многих культурах музыка была средством выражения ощущения гармонии Вселенной, осознания гармонического порядка, ордера, который каждый из нас стремится воплотить внутри себя, несмотря на – или благодаря! – всем потрясениям и повседневным противоречиям. Может ли изменение слушания изменить способность человека к внутреннему поиску? Может ли такое изменение открыть для него традиции? В наше время традиционная идея музыки как подлинного связующего звена с сакральным практически забыта. Мера музыки – в том, как она преобразует состояние нашего слушания, фокусирует его и делает реальной идею гармонии. Замечательны указания Гурджиева об уровне восприятия истины, достигаемого благодаря правильному изучению музыки. Этот принцип он воплотил даже в названии своего центра во Франции, «Института Гармонического Развития Человека». В его трудах содержится масса указаний, относящихся к науке вибраций, гармонии и даже звуку, но, как и в случае со всеми другими аспектами его учения, нет «руководства» по их применению. Он знал, что прямой контакт с учением – единственный способ по-настоящему «услышать» его полный резонанс. В его высказываниях сокрыты символические значения, понять которые можно только на личном опыте. В «Рассказах Баалзебуба своему внуку» Гурджиев подробно обсуждает возможные способы исследования фундаментальных законов Вселенной и законов, связанных с человеческими существами. Он подчеркивает, как сильно в этом могут помочь определенные виды музыки, науки о «законах вибраций». И он широко использует музыкальные метафоры для объяснения действия этих космических законов на каждом уровне. Особое ударение ставится на реальной цели исследования: достижения другого уровня бытия. Гурджиев говорит о пользе определенного вида пения, которое порождает состояние «эхо» и «централизует» человеческое существо. Он описывает священный космический закон Вселенной, данный звуками «АИЕИОИУОА»: «Этот космический закон состоит в том, что внутри каждого возникновения, большого и маленького, когда оно находится в прямом контакте с эманациями или самого Солнца Абсолют, или какого-нибудь другого солнца, происходит так называемое «Угрызение Совести», то есть процесс, когда каждая часть, возникшая из результатов любого Святого Источника Священного Триамазикамно [закон трех], так сказать, «восстает» и «осуждает» прежние неподобающие восприятия и проявления в то время другой части своего целого – части, полученной из результатов другого Святого Источника того же основного священного Космического Закона Триамазикамно». Подобное угрызение совести из-за привычного способа бытия – основное побуждение к тому, чтобы изменить себя, и является результатом особого рода чувствительности слушания, называемого «Виброэхонитанко». Искусство пения при правильной его передаче особенно подходит для развития внутреннего слушания, внутреннего внимания, для возникновения «состояния присутствия». Пока человек не научится слушать, для него нет надежды услышать учение. Как много просветленных существ, как много священных текстов! Но пока он не будет слышать то, что говорится ему, пока он не сможет слышать то, что происходит внутри него – все будет соответствовать, как говорил Гурджиев, русской поговорке: «слышит звон, да не знает, где он». Часто наше слушание настолько обусловлено, настолько исполнено мыслей и напряженных состояний, что, по сути, мы глухи. Мы не слышим вибраций, исходящих из тончайших уровней нашего существа, взывающих к нам изнутри. Но нам нужны эти гармоники основных нот нашей жизни; они придают другой смысл глубинным настройкам (и расстройкам), приходящим и уходящим, день за днем, к нам и другим людям, раскрывая смысл нашего прихода на эту бренную землю и грядущего ухода с нее. Что есть гармония? Что есть слушание? Что нужно слышать? К чему нужно прислушиваться? Какое направление – правильное? Поможет ли слушание выбору направления? Останется ли после нашей смерти эхо от нас? Слушание всегда происходит в настоящем, и будучи одной из самых жизненных энергий, подобно дыханию, пополняется из того же источника, откуда берется сама жизненная сила. В письменных трудах Гурджиева содержится вдохновляющее учение о нашей Вселенной, жизни и нашей роли в жизни, судьбе, месте и предназначении человеческих существ на Земле. Основной язык этого учения, от начала и до конца – гармония, музыка и вибрация, на каждом уровне, от необъятнейших космических процессов до тишайшего потаенного эхо во внутренней жизни человека. Гурджиевское видение космоса и человека – симфония вибраций, которые музыкальной струной Мировой Оси являют все виды трансформации основной энергии, от тонкой к плотной и от плотной к тонкой. Тончайшая, самая гармоничная и самая совершенная примордиальная энергия, изначальный Звук, или Слово – Логос, испуская Луч Творения, рядами нисходящих октав порождает галактики, звезды, планеты и живых существ. Эта же изначальная энергия, пройдя через Абсолютное Все, воссоединяется со своим источником, взлетая ко все более тонким вибрациям по восходящим октавам. По отношению к космосу как к живой бесконечной системе циклов, циркулирования, циклической гармонии, Гурджиев рассматривал человека как маленький прискорбный диссонанс – в том, что касается его эго, «маленького Я»; и как микрокосм космического существа, который он называл «реальное Я».

Чтобы помочь нам понять – то есть гармонизировать – эти два столь трагически разделенных полюса нашего существа,  Гурджиев создал учение, исполненное совершенных вибраций или, как он говорил, «полностью проявленное», со многими, многими гармониками, то есть многими уровнями. С обретением слушания все может измениться. Очень многое доступно слуху. Данные фотоакустической спектроскопии свидетельствуют, что цветущая роза издает звук, подобный приглушенному гудению органа. Можно зафиксировать и звучание злакового стебля. Резонирующие тоны, исходящие от каждого атома или молекулы, вместе образуют гармонию; атом – это еле уловимая музыкальная нота, и даже камень заключает в себе застывшую музыку. Вся природа существует в некоем огромном колебательном диапазоне звуков. «Главным образом, это песня жизни, колоссальный хор, мириады звуков, сливающиеся в грандиозное многоголосие, в такую гармонию, какую невозможно даже во­образить», – утверждает Берендт. Музыка не только одухотворяет материю – она способна влиять на ее развитие. То, что звук формирует и структурирует предметы материального мира, было доказано в 60-х годах XX века шведским ученым Гансом Дженни. С помощью генератора звуковых колебаний и высокоточной фотоаппаратуры он показал, что в основе материи лежат звуковые волны. Новую отрасль науки он назвал «киматикой». Он снял на пленку мгновенную реакцию на звуки и музыку помещенных на металлическую пластинку различных физических субстанций (песка, металлических опилок, порошка лицеподиума, ртути). Дженни тщательно описал те симметричные, геометрически правильные структуры и утонченные звуковые мандалы, полученные в результате воздействия на металлическую пластину сотен частотных и ритмических комбинаций, начиная от одиночных звуков и заканчивая целыми музыкальными композициями. Чем выше была частотность звуков, тем более сложными получались фигуры на пластинке. Удивительные изображения, полученные Дженни, похожи на янтры – геометрические символы, используемые во время медитации, которые часто изображают на схемах рядом с чакрами. Они также имеют из­вестное сходство с очертаниями материков и с замысловатым строением клетки печени. Такую необычную форму вещество на металлической пластинке держало ровно столько, сколько длился соответствующий звук. По мнению Дженни, это говорит о глубинной связи, существующей между органическими структурами природы, в том числе и органами, тканями и клетками человека, и частотностью звуковых волн. Дженни показал, что киматика открывает путь к излечению болезней с помощью звука. Ученые древней Индии считали науку и искусство производными одного творческого принципа. Все знания древней Индии сконцентрированы в ведах (священные индийские писания)  и одна из 4 главных вед Сама-веда полностью посвящена музыке. В соответствии с ведами сотворение мира началось с первозданного звука Ом  проявившегося в момент разделения бога всемогущего (Садашивы) и его творческой, созидательной энергии (Ади Шакти). Этот Ом стал фундаментом всего мироздания и был первым музыкальным звуком. (Считается, что вся индийская музыка произошла от этого звука.) В традиции индуизма «аум» (aum) – письменный эквивалент тибетского «ом» (om) – имеет колоссальный резонанс, способный внушить благоговейный трепет. Этот глубоко сакральный звук лежит в основе Вселенной. Со времени проникновения буддизма через Индию в Тибет понятие «аум» является центральным в изучении тибетского мистицизма. Три его элемента (а-у-м) обозначают три основных состояния сознания: пробуждение, грезы я глубокий сон. В целом, «аум» представляет собой космическое сознание, охватывающее собой все мироздание. Как выразился индийский поэт Рабиндранат Тагор, «аум – это символ бесконечности, совершенства, вечности». Персонификацией звука Ом является бог Ганеша – воплощение невинности и чистоты – принцип первой чакры, муладары, расположенной в основании всей тонкой системы человека, состоящей из 7 основных чакр и 3 каналов, которые управляют ментальной, эмоциональной и физической жизнедеятельностью человека. Чакры расположены вдоль центральной оси тела, от копчика до макушки. Чакры не имеют анатомии, не состоят из молекул и клеток, но представляют собой колебательный контур, сложный частотный комплекс, резонирующий с внешними источниками колебаний. Примитивные колебания, отвечающие за низшие телесные функции и соответствующие низшим чакрам, имеют довольно простую форму, а соответствующая низшая чакра реагирует только на грубые, примитивные соотношения космических частот. Чем выше чакра, тем за более тонкие функции она отвечает и тем более сложные, и красивые соотношения частот ее подпитывают из окружающей среды. В зависимости от сложности организации сознания у организмов (не только у людей) в разной степени открыты чакры разных уровней. Кроме того, у существ с более развитым сознанием низшие чакры также более развиты и реагируют уже не только на самые примитивные и грубые соотношения. Чакра, как антенна, воспринимает определенный диапазон волн, а точнее – определенные по сложности колебания. И если у человека открыты только нижние антенны – то его интересы – пищевые и половые, если повыше – то научные, семейные и партийные (отстаивание своей правоты входит сюда), если еще повыше – появляется поэтическое восприятие действительности, понимание правоты инакомыслящих и возвышенная любовь к женщине, искусству, природе, жизни, людям вообще; если еще выше – то появляются тонкие движения души и ума, доступные лишь немногим. Буддисты и учителя-индусы всегда знали о связи звуков с энергетическими центрами. В последнее время некоторые западные исследователи, изучающие лечебные свойства звука и музыки, представили их в адаптированном виде для практического использования. Один из них, музыковед и музыкотерапевт Джонатан Годдмэн, издал книгу «Целительные звуки: власть обертонов». Годдмэн непоколебимо уверен в лечебной силе человеческого голоса. На своих семинарах он учит, как использовать то, что он называет голосовыми обертонами, произносить гласные и направлять их в энергетические центры. Это, как он объясняет, поможет с помощью голоса добиться резонанса в любой части тела. Вдобавок ко всему, говорит Голдмэн, когда вы произносите гласные, меняется звук вашего голоса, что начинает создавать изменения и в вашем сознании.


По мнению Т.С. Кузьменко, самые грубые колебания отвечают за построение костной и мышечной ткани, пищеварение и инстинкт биологического самосохранения (низшие две чакры); используя эти чакры умудряются играть на рояле некоторые неряшливые и неглубокие музыканты (хотя эти чакры созданы для пищеварения и размножения, а не для высокого искусства); на этих же частотах пишется современная поп- и рок-«музыка»; менее грубые – за проявления грубой воли и собственничества, а также за утверждение собственного мнения («я знаю, как надо», «я прав, а они – нет»), (третья снизу чакра, манипура, на ней играют на рояле эмоционально закрытые технари); еще менее грубые – за проявления мягкости и любви (сердечная чакра, четвертая, по названию анахата), на этой чакре играют на рояле «хорошие дилетанты» и сочиняют песни хорошие барды; еще менее грубые – за творчество (в частности, в искусстве), на этой – пятой чакре – вишуддхе – творят большинство музыкантов, хороших и разных; среди них есть и технари, но которых уже приятно слушать, так как они достигли совершенства формы и им одновременно не чужда уже пройденная ими в эволюции предыдущая чакра; среди них есть и те, кто умеет сочетать совершенство формы с порывами души; еще менее грубые – за способность видеть одновременно и объемно одно явление во всем множестве его связей (шестая чакра, аджна).

Этому умению соответствует более высокое творчество, таких пианистов в мире наберется два десятка максимум (и столько же скрипачей, виолончелистов; а мыслителей – пожалуй, сотни, если говорить обо всех областях искусства, науки и техники); еще более тонкие – за тончайшие духовные движения, тончайшие высокочеловеческие идеалы, сверхгениальное творчество, за способность считывать информацию из очень высоких сфер (седьмая чакра – сахасрара). С использованием вибраций, улавливаемых из космоса только этой чакрой, творят единицы на Земле. Однако это – единицы пианистов, плюс единицы скрипачей, плюс единицы композиторов за последние 200 лет (исполнителей все-таки больше), плюс единицы астрологов и философов, плюс единицы поэтов, плюс единицы духовных учителей – набирается довольно много народу. Интересно, что в отличие от духовных учителей, прямо-таки и живущих при преобладании колебаний этой чакры, музыканты, поэты и ученые только во время вдохновения поднимаются до этих высот, а в повседневной жизни сваливаются на пару-другую чакр ниже – вплоть до сердечной и иногда даже ниже. Это довольно примитивно и очень грубо по сравнению с тем, куда их заносит в творчестве. 7 чакр нашего тонкого тела, вращаясь с определенной частотой, формируют октаву из 7 тонов соответствующей высоты. Интервалы между ними призваны отображать интервалы между чакрами. Эти тоны и были названы музыкальными звуками – нотами (сварами в индийской музыке). Они произносятся – са, ре, га, ма, па, дха, ни  и соответствуют чакрам от муладары до сахасрары. 5 из 7 нот могут изменяться (понижаться или повышаться) образуя еще 5 дополнительных звуков (левые и правые аспекты чакр). Таким образом, эти ноты встроены в тонкое тело и представляют собой идеальный «носитель» информации или можно сказать носитель тех чувств, эмоций, желаний и мыслей которые испытывал композитор или исполнитель. Увлеченно слушая музыку, человек получает то или иное воздействие на тонком уровне, а затем это проявляется на физическом плане. Одни и те же ноты могут нести разрушение или благо в зависимости от  внутреннего состояния человека. Например, гнев, агрессия, наркотическое опьянение и т.д., владеющие сознанием  исполнителя или композитора, найдут свое отражение в его музыке. Так создаются стили и формы музыки пригодные для выражения именно таких качеств. Глубокие, чистые, одухотворенные люди никогда не создадут подобной музыки. Они создали великую в своем разнообразии народную музыку и на ее основе классику. Ярчайший пример такой, в равной степени высокодуховной и научно-разработанной музыки, – индийская классическая музыка. Главное достижение и основная форма последней считается рага. Слово рага буквально означает красить, раскрашивать умы и души слушателей разноцветьем проявлений божественной любви и наслаждения. Говоря техническим языком рага - это комбинация определенных нот (минимум 5, максимум 7). Существуют строгие правила для составления и исполнения раг. Источником же всех раг являются вибрации. Они формируют нотный состав раги. Далее выбранные ноты выстраиваются в неизменном порядке вверх и вниз (ароха и авроха) указывая путь для движения Кундалини. Мелодия строится согласно ароха и авроха, в одном из многочисленных ритмов, создавая божественный танец Кундалини внутри нас. Если мы изменим, хотя бы одну ноту раги изменится ее духовная составляющая и это будет уже другая рага. Медитативное настроение раги признается как основное всеми специалистами в этой области. Нам представляется, что такую музыку могли создать только тонко чувствующие, реализованные души, вдохновляемые пробужденной в них божественностью. Каждая рага неповторима и имеет свойственные только ей качества. Как и жизнедеятельность человека, раги тесно связаны с природой. Например, наши  биоритмы меняются в зависимости от времени дня или года. Поэтому есть утренние, дневные, вечерние, ночные и сезонные раги. Наиболее сильный по воздействию эффект от прослушанной раги наблюдается именно в предназначенное ей время для согласования с космической музыкой сфер. Планеты и их взаиморасположение создают в Космосе (точнее, в Солнечной системе) некую «музыку сфер», которая влияет по принципу резонанса на чакры человека и животных. Кроме того, весь колебательный контур организма в целом, а также совокупность всех организмов как единая система, будучи погруженными в космическую музыку, постоянно испытывают ее влияние. Только эта музыка доносится не звуковой волной, а соотношением различных полей (гравитационных, электромагнитных и др.)  У всех животных и людей одновременно работают почти все чакры, но в разной степени и с разными помехами и искажениями – поэтому на одно и то же космическое окружение разные личности и разные организмы реагируют по-разному, хотя и в некоторых общих пределах. Законы гармонии первичны и идут от космоса, а последние – от некоторых фундаментальных соотношений некоторых чисел, заложенных в основу творения Вселенной. Оттуда уже пошли физические фундаментальные постоянные (скорость света, постоянная Планка, гравитационные постоянные, заряд электрона) Эти элементарные соотношения натуральных чисел, лежащие в основе всего, изучает Каббала чисел. Правильные космические соотношения восстанавливают здоровье. Это знали в Египте. Объем Пирамиды Хеопса в 43200 раз меньше объема Земли. Высота ее равна диаметру Земли, деленному на число секунд в сутках, а также совпадает с гравитационной постоянной Солнца. А уж действие пирамид на живые и неживые объекты в наше время уже хорошо известно. Под пирамидой заряжаются разряженные батарейки, не протухает мясо и мумифицируются трупы, снижается вязкость жидкостей, изменяется температура замерзания воды, начинают сиять, как алмазы, полудрагоценные камни. Камни, пролежавшие в пирамиде, сильно влияют на здоровье, причем по-разному (и даже противоположным образом) в зависимости от того, на какой высоте от пола пирамиды были выдержаны. Талантливые композиторы умеют прислушаться к очень нужным человеку космическим соотношениям. Многие люди не могут сами «слушать» музыку космоса. Но человечество в целом благодаря существованию духовной музыки поддерживает связь с природой и Богом. Композиторы и исполнители продвигают нас вперед, к более и более утонченным вибрациям, а следовательно – ко все большему раскрытию высоких чакр, а следовательно – к эволюции человека. Музыкотерапия есть наиболее древней и естественной формой коррекции эмоциональных состояний, которой многие люди пользуются (осознанно или нет) – чтобы снять накопленное психическое напряжение, успокоиться, сосредоточиться. В том, что музыка способна воздействовать на человеческий организм, убеждать никого не нужно: недаром матери испокон века поют детям колыбельные песни. Современная медицина воспользовалась давно накопленными наблюдениями и разработала метод лечения музыкой. Так родилась музыкотерапия. Но на самом деле музыкальная терапия существует едва ли не столько же, сколько и человек разумный.

Русский психолог Рубинштейн объяснял возникновение музыки тем, что в природе все подчинено определенным внутренним ритмам, и только психика человека неритмична. Человек придумал музыку, чтобы строить и жить помогала, в самом прямом смысле. Чтобы придать ритм и гармонию своей психической жизни. Музыкотерапия – психотерапевтический метод, основанный на целительном воздействии музыки на психологическое состояние человека. Музыкотерапия официально признана в Европе в девятнадцатом веке, когда ее стали использовать в практике передовые врачи. Расцвет музыкотерапии приходится на двадцатое столетие. В 1961 году в Англии разработали первую программу музыкотерапии, а через пятнадцать лет там создали центр музыкотерапии. В Германии с музыкой медики стали серьезно работать с 1978 года, а в 1985 году основали институт музыкотерапии. В Америке ассоциация музыкальной терапии возникла в 1950 году и на сегодняшний день она объединяет более трех тысяч врачей-музыкотерапевтов. В университетской клинике Мюнхена к медикаментозному лечению больных с заболеваниями желудочно-кишечного тракта добавили ежедневные прослушивания произведений Бетховена и Моцарта, что в большинстве случаев приводит к значительным улучшению состояния и к более быстрому по сравнению с контрольной группой рубцеванию язв. Во Франции в Национальном институте переливания крови во время операций звучит музыка, подобранная в строгом соответствии с ее физиологическим действием на организм, индивидуальными особенностями человека и характером заболевания. В Голландии используют музыку в клиниках сердечнососудистых заболеваний. А в Австралии – для лечения тех, кто страдает болями в суставах и позвоночнике. Ну, а съезды и конференции по всему миру – уже давно самое обычное дело. Сегодня музыкальную терапию применяют практически во всех странах Западной Европы. Например, в шведской школе, основателем которой считается А. Понтвик, исходным моментом является концепция психорезонанса, она исходит из того, что глубинные слои человеческого сознания могут приходить в резонанс со звучащими гармоническими фор­мами и таким образом выявляться наружу для анализа и пони­мания. Опираясь на понятия «коллективного бессознательного» и «архетип» К. Юнга, А. Понтвик разработал представление о путях проникновения в глубинные слои психики через пропорциональные соотношения звуков, дающие эффект обертонов. В американском направлении музыкальной психотерапии ее лечебный эффект основывается на идеях традиционного психоанализа. Стремясь во время сеанса добиться от пациента, чтобы он вспомнил эмоционально травмировавшие его ситуации, психотерапевт при помощи музыки доводит их до катарсической разрядки и тем самым облегчает состояние пациента. В связи с этим большое значение приобретает подбор соответствующих музыкальных произведений, которые могли бы вызывать необходимый строй образных ассоциаций и переживаний, чей последующий анализ мог бы выяснить природу подавленного конфликта. Поэтому американские музыкотерапевты разработали обширные каталоги лечебных музыкальных произведений, включающие в себя музыку самых разных жанров и стилей, но соответствующим образом классифицированных по направленности воздействия. В США  музыкальных  терапевтов готовят  24 колледжа. В целом за рубежом более 100 университетов и колледжей предлагают курсы, по окончании которых студенты получают степень бакалавра, магистра или доктора. Музыкотерапия применима ко всем независимо от возраста, здоровья или музыкальных способностей. Детям с умственными или физическими трудностями она помогает в преодолении поведенческих проблем, эмоциональных беспокойств и беспокойств, связанных с возрастным развитием. Музыкотерапия помогает людям с умственными или физическими недостатками, неврологическими проблемами, помогает пожилыми переживать проблемы острых или хронических болезней. Музыкотерапия помогает облегчению боли и уменьшению нервного напряжения. Эффективно показала себя с детьми и взрослыми – жертвами физического, сексуального или эмоционального насилия. Ряд исследований демонстрируют анальгетические и релаксирующие свойства музыкотерапии, что нашло применение при лечении хронических болевых синдромов различной этиологии, есть данные, об использовании музыки при проведении некоторых диагностических процедур (например, гастроскопии). Наибольшее применение музыкотерапия получила в гериатрической практике. Имеются наблюдения об улучшении функционального состояния и уменьшении патологической симптоматики в процессе реабилитации пациентов с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Ряд исследований посвящено успешному использованию музыки в комплексном лечении болезни Паркинсона и болезни Альцгеймера. Естественно, в таких случаях, музыкотерапия является лишь дополнением к основному лечению. Однако, применение музыки в качестве метода при лечении целого ряда заболеваний в силу эффективности, отсутствия побочных явлений и дешевизны, представляется достаточно перспективным и доступным для широкого применения. Выявлено влияние музыки на нейроэндокринную функцию, в частности на уровень гормонов в крови, играющих чрезвычайно важную роль во всех эмоциональных реакциях. По современным представлениям, формирование целостных поведенческих реакций организма на различные внешние раздражители, в том числе и на музыку, осуществляется с помощью сложной функциональной системы, в частности на основе специфических нейрохимических механизмах подкорки, которые вследствие химического сродства избирательно мобилизуют соответствующие образования головного мозга для выполнения той или иной целенаправленной деятельности. В зарубежной литературе мы находим широкое использование музыкальной терапии не только при лечении различных психических расстройств, начиная от бытовых неврозов и кончая тяжелыми формами дезадаптации в заболеваниях "большой" психиатрии, но и в практике хи­рургии, стоматологии, гериатрии, т. е. везде, где лечащие врачи сталкиваются с расстройством настроения пациентов и где необходимо поддержать их духовные силы в борьбе с тем или иным заболеванием. В повседневной жизни, богатой сегодня разного рода трудностями и стрессами, музыкальная психотерапия может служить хорошим средством профилактики, помогая людям жить, работать и быть счастливыми. Музыка имеет неуловимые творчески организующие и эмоциональные качества. Они используются в медицинской связи, чтобы облегчить контакт, взаимодействие, самовыражение и саморазвитие. Как наилучший способ лечения выступает, как оказалось, не просто прослушивание музыки, а само ее воспроизведение: игра на музыкальных инструментах, а еще лучше – пение. В процессе игры человек совершает какие-то движения в такт музыке (нажим на клавиши, растягивание мехов, движение смычка). Напрямую с дыхательной системой это связано у духовых музыкантов. Чтобы воспроизвести мелодию, музыканту приходится дышать в ее темпе. Исследования показали, что организм (дыхательная, кровеносная системы) подстраивается под музыкальный темп лучше у музыкантов, и психологическое восприятие музыки у них тоньше: они могут заметить те оттенки, которые не замечают простые слушатели.

Такое умение является следствием постоянного прослушивания и воспроизведения музыкальных мелодий, когда организм привыкает к их воздействию и уже лучше выбирает, что для него полезно. При пении, непосредственно механические колебания голосовых связок передаются по организму, несомненно, с большей амплитудой, чем при прослушивании, где звуковой сигнал должен пройти еще толщу воздуха. С другой стороны, если делать звук громким, то это может отрицательно сказываться на слуховом аппарате и психологическом восприятии. Стоит отметить, что музыкант и певец сам может регулировать темп и громкость мелодии, в зависимости от того, что нужно организму. Таким образом, пение – идеальный способ лечения. На сеансах лечебной музыки устанавливается среда полного доверия и творческой релаксации. Доверие и связь между пациентом и врачом необходимы для лечебного процесса, в котором акцент помещен в разработку внутренних человеческих ресурсов. Музыкальные терапевты не «достают» пациента расспросами о горе или болезни. Главное – войти в музыкальный контакт с его эмоциями и ощущениями. Часто именно это придает человеку сил в борьбе с недугом или попросту помогает разобраться в себе. Задание терапевта – не навязывать музыку, мелодию, мотив, а «зажечь» в больном его внутренний музыкальный «фонарик», который осветит темные коридоры страха. Различают пассивную и активную формы музыкотерапии. При пассивной музыкотерапии пациентам предлагают прослушивать различные музыкальные произведения, соответствующие состоянию их психологического здоровья и ходу лечения. Целью в данном случае является определенное эмоциональное, в том числе эстетическое, переживание, которое должно способствовать отреагированию тех или иных проблем и достижению новых смыслов. В качестве средств, способствующих музыкотерапии, часто используют дополнительные приемы, такие как дыхательные упражнения, аутотренинг, гипноз, живопись или танец. При активной музыкотерапии пациенты сами участвуют в исполнении музыкальных произведений (в хоре или музыкальном оркестре), применяя при этом как обычные музыкальные инструменты, так и необычные, например, собственное тело (хлопки, постукивания и пр.). Пение используется, чтобы помочь людям с нарушениями речи, улучшает их артикуляцию, ритм и помогает в управлении дыханием. Песни помогают пожилым людям вспомнить значительные события в их жизни, с которыми связаны положительные эмоции. Музицирование на инструментах раскоординированным людям помогает в восстановлении координации движений, а игра в инструментальных ансамблях помогает закомплексованному человеку осваиваться в коллективе. Ритмические занятия используются, чтобы улучшить потенциал в движении, проворстве, силе, равновесии, координации, походке, искусстве дыхания и мускульной релаксации. Ритмические компоненты музыки помогают увеличивать жизненный тонус. Импровизация же освобождает творческие, глубоко скрытые средства выражения чувств. Через пение, музицирование и танец люди взаимодействуют друг с другом и переживают чувства, невозможные в повседневной жизни. При импровизации предлагается возможность делать выбор, что помогает развитию решительности. Песня как средство выражения и понимания опасений помогает детям избавиться от страхов. Для людей с хроническими болезнями музыкотерапия – большая помощь для исследования переживаний относительно жизни и смерти. Слушание музыки помогает развитию особого типа внимания и памяти, облегчает процесс преодоления трудностей, обеспечивая творческую среду для самовыражения. Музыка вызывает воспоминания и ассоциации. Активное слушание музыки в расслабленном и восприимчивом состоянии стимулирует мысли, образы и чувства, которые могут быть далее исследованы и обсуждены с врачом или внутри благосклонного общества. Слушание музыки – хороший способ исследовать и понимать нашу и другие культуры.  При музыкотерапии происходит постоянный приток энергии внутрь нашего организма до тех пор, пока не достигается гармония. Музыкотерапия приводит человека к пониманию и использованию силы этой гармонии, которая незаметно направляет процесс ее достижения. При музыкотерапии человека учат и направляют не правила и законы, а соматическая (телесная) реальность, которую музыка возвращает к самым первым ощущениям после рождения, давно забытым нами, чтобы эта реальность родилась вновь. Музыкотерапия хорошо сочетается с физическими упражнениями.


Суть спортивных тренировок не в совершенствовании мышц: спортсмен может обладать совершенной мускулатурой, и, тем не менее, внезапно умереть. Одной из причин частых инфарктов или преждевременного старения организма у спортсменов как раз и является разрыв между психической деятельностью и нервнотелесной структурой. Любые физические упражнения будут более полезны, если их делать так, как нравится, а не так, как предписано спортивной наукой. Главное – это получить удовольствие и счастье от процесса. В музыкотерапии надо идти вслед за движением, вслед за музыкой, надо стараться больше думать не о теле, а обращать внимание только на наслаждение внутри себя. В определенный момент вы почувствуете, что уже не вы идете за музыкой, а музыка несет вас. Какая музыка? Та, что родилась в вас самих. Когда человек под влиянием музыкотерапии овладевает способностью двигаться изнутри, это всегда очень приятно. Извне становится заметно, что этого человека направляет что-то прекрасное, делающее его более тонким, сильным и красивым, что-то, что одновременно руководит им и дает ему свободу. Также музыкотерапию хорошо сочетать с ароматотерапией, дыхательными упражнениями и с живописью. Методика музыкотерапии из опыта работы института педиатрии г. Москвы впервые была апробирована в Казахстане в неонатальном центре г. Астана на базе детской городской больницы №1. Целью исследования было изучить влияние музыки на восстановление неврологического статуса у новорожденных детей. Исследованию подверглись дети с неблагоприятным анте- и интранатальным периодом развития, и которым в постнатальном периоде был выставлен диагноз: «перинатальная  энцефалопатия» или «родовая травма».

Изучая влияние музыки на неврологический статус новорожденных, были сделаны следующие выводы:

  1. При проведении музыкотерапии общее состояние детей нормализуется в два раза быстрее.
  2. Музыка способствует улучшению соматических и функциональных показателей у новорожденных.
  3. Музыкотерапия значительно улучшает, оживляет и восстанавливает рефлексы врожденного автоматизма.
  4. Применение сеансов музыки у новорожденных детей способствует нормализации частоты дыхания и частоты сердечных сокращений.

Ребенок в чреве матери способен слышать музыку. При помощи специального ультразвукового сканера было обследовано несколько десятков беременных женщин. Во время эксперимента каждые 15 секунд звучал небольшой фрагмент музыкального произведения, а прибор фиксировал усиление мозговой активности еще не родившихся малышей. Оказалось, что они не только слышат музыку, но и проявляют свои эмоции: спокойные лирические мелодии заставляют их «грустить», а заводные – «радоваться». По данным ученых, минимальный возраст, после которого плод отчетливо слышит и реагирует на музыку, – 38 недель. В Институте развития человеческих возможностей в Филадельфии, который называют «фермой для супердетей», врачи стимулируют развитие мозга у плодов с помощью цвета и звука. За реакциями плода наблюдают с помощью сложнейших ультразвуковых и эхографических установок. Например, было выяснено, что гитара Джимми Хендрикса и произведения Deep Purple раздражают и нервируют плод. Зато классика пробуждает живой интерес, и эмбрионы, как к магниту, тянутся к источнику звука. В Лондоне был проведен необычный эксперимент по лечению старческого слабоумия классической музыкой. Психиатры давно заметили, что музыка способствует более тесному контакту с такими пациентами, хотя пока не известно, обладает ли музыкотерапия достаточно устойчивым эффектом. Старческое слабоумие – прогрессирующее дегенеративное заболевание мозга, приводящее к интеллектуальному упадку и дезориентации человека. По статистике, этой патологией, для которой пока не найдено эффективное лечение, страдают от 2 до 5 процентов людей старше 65 лет и до 25 процентов – старше 85 лет. Профессор Крист Буллит установил, что 8-недельный курс музыкальной терапии заметно повышает качество жизни пациентов, увеличивает их активность и способность поддерживать контакты, ослабляет нередко возникающую враждебность к окружающим. Профессор неврологии Сьюзен Гринфилд тоже высоко оценивает музыкотерапию как метод, использующий естественные ресурсы мозга вместо порой токсичных психотропных препаратов. И хотя музыкальная терапия не излечивает полностью слабоумия, она, по мнению доктора Гринфилд, явно замедляет развитие болезни. Более того, стимуляция мозга классической музыкой активизирует связи между нервными клетками, что предохраняет их от дальнейшей деградации. «Музыка помогает сохранить то, что еще осталось», – обнадеживает доктор. В холотропной терапии изменяющее ум действие дыхания сочетается с побуждающей музыкой. Подобно дыханию, музыка и другие виды звуковой технологии на протяжении тысячелетий использовались как мощнейшие составляющие обрядовых и духовных практик. Тщательно подобранная музыка, по всей видимости, обладает особым значением в холотропных состояниях сознания, где выполняет несколько важных функций. Она приводит в движение чувства, связанные с вытесненными воспоминаниями, выводит их на поверхность и облегчает выражение. Она помогает открыть дверь в бессознательное, усиливает и углубляет ход излечения и предоставляет содержательную среду для переживания. Непрерывный музыкальный поток создаёт бегущую волну, помогающую субъекту продвигаться сквозь трудные переживания и тупики, преодолевать психологические защиты, отдавшись ей и позволяя процессу идти своим чередом. На сеансах холотропного дыхания, которые обычно проводятся в группах, музыка играет ещё и дополнительную роль, заглушая создаваемые участниками посторонние шумы и вплетая их в поток меняющихся ощущений. Чтобы использовать музыку в качестве катализатора глубинного самоосвоения и работы переживания, необходимо научиться новому способу слушать музыку – такому, который нашей культуре чужд. На Западе мы часто используем музыку как звуковой фон, который почти не несёт эмоциональной нагрузки. В качестве типичных примеров можно назвать использование популярной музыки на приёмах или набившей оскомину фирменной или популярной музыки в лавках, магазинах и на рабочих площадках. Для более искушенных слушателей характерен совершенно иной подход – дисциплинированное и интеллектуализированное прослушивание музыки в концертных залах. Характерный для рок-концертов динамичный и стихийный способ использования музыки гораздо ближе к ее использованию в холотропной терапии. Тем не менее, всё внимание участников таких событий обычно направлено вовне, и переживанию недостаёт важнейшей составляющей, которая столь существенна в холотропной терапии и самоосвоении, – длительного направленного взгляда внутрь себя. При холотропном дыхании важно полностью отдаться музыкальному потоку, позволить музыке резонировать во всём теле и откликаться на неё стихийно и непроизвольно, что включает такие проявления, которые немыслимы в концертном зале, где даже плачь или кашель могут вызвать возмущение. Здесь же каждому индивиду нужно давать полный выход всему, что бы ни вызывала музыка, будь то громкие крики или смех, детский лепет, звериные крики, шаманское пение или разговоры на чужих языках. Важно также не подавлять физические порывы, такие, как странное гримасничанье, чувственные движения тазом, сильная дрожь или судороги всего тела. Естественно, у этого правила есть исключения, ибо разрушительное поведение, направленное на самого себя и других, или на физическое окружение, недопустимо. Также участникам рекомендуется прекратить всякую умственную деятельность, включая попытки угадывать, кто написал эту музыку или из какой культуры она происходит. Другие способы уклониться от чувственного воздействия музыки заключаются в том, что привлекается профессиональная оценка – суждение об уровне игры оркестра, догадки о том, на каких инструментах играют музыканты, критическая оценка технического качества звукозаписи или музыкального оснащения комнаты. Но если нам удастся избежать подобных ловушек, музыка станет поистине мощным орудием вызова и поддержания холотропных состояний сознания. Поэтому у такой музыки должно быть высокое техническое качество и достаточная громкость для того, чтобы подгонять переживание. А сочетание музыки с учащённым дыханием обладает удивительной преобразующей силой. По прошествии некоторого времени с начала сеансов терапевт или терапевтическая группа вырабатывают свой список излюбленных музыкальных произведений для разных стадий сеанса. Главное правило: по чувствам они должны соответствовать фазе, напряженности и содержанию переживаний участников, но не пытаться программировать их. Именно такой подход соответствует общей философии холотропной терапии, в частности, её глубокому доверию к мудрости внутреннего целителя, к коллективному бессознательному, к независимости и произвольности хода исцеления.

Очень важно использовать музыку, которая была бы мощной призывной и ведущей к благоприятным переживаниям. Нужно стараться избегать выбора резкой, диссонирующей и вызывающей тревогу музыки. Предпочтение должно отдаваться музыке высокого художественного уровня, не очень известной и имеющей не слишком насыщенное конкретное содержание. Следует избегать использования песен и других вокальных произведений на языках, известных участникам, которые могли бы своим словесным содержанием привнести какое-то конкретное сообщение или внушить особую тему. Когда применяются вокальные композиции, то они непременно должны звучать на иностранных языках, чтобы человеческий голос воспринимался как иной музыкальный инструмент. По той же причине предпочтительно избегать произведений, которые вызывали бы конкретные рассудочные ассоциации и могли бы запрограммировать содержание сеанса, таких, как свадебные марши Вагнера и Мендельсона или увертюра к опере Бизе «Кармен». Как правило, сеанс начинается с активизирующей музыки, динамичной, плавной, эмоционально приподнятой и ободряющей. По мере продолжения сеанса музыка постепенно нарастает по напряженности и доходит до очень сильных мест, вызывающих транс, в идеале взятых из обрядов или духовных традиций разных коренных культур. Несмотря на то, что многие из таких исполнений могут оказаться также и эстетически приятными, всё же главной целью тех групп людей, что их создавали, было отнюдь не увеселение, а вызывание холотропных переживаний. Через полчаса или же час после начала сеанса холотропного дыхания, когда переживание обычно достигает вершины, обычно дается то, что называется «музыкой прорыва». Для этого момента выбирается музыка религиозная – мессы, оратории, реквиемы и другие мощные оркестровые произведения, за исключением звуковых дорожек из художественных фильмов. Во второй половине сеанса напряженность музыки постепенно ослабевает и вводится нежная, эмоциональная волнующая «душевная музыка». Наконец, в завершение сеанса музыка становится успокаивающей, плавной, неритмичной и задумчивой. Большинство практикующих холотропное дыхание собирают музыкальные записи и стремятся создать собственный излюбленный ряд для пяти последовательных фаз сеанса:

  1. вступительная музыка;
  2. преобразующая музыка;
  3. музыка прорыва;
  4. душевная музыка;
  5. созерцательная музыка.

Некоторые из них используют предварительно записанные музыкальные программы на весь сеанс, что освобождает помощников для работы с группой, но делает невозможным гибкое согласование подбора музыки с энергией группы. Принципы онтопсихологической музыкотерапии разработаны онтопсихологической школой. Ключевая концепция строится  на врожденной позитивности духовных основ человека вне зависимости от его воззрений и способа самовыражения. В силу этого данная терапия имеет исключительно внутреннюю направленность, а все внешние  изменения  возникают уже в результате ее проведения. В основе подлинной терапии всегда лежит восстановление утраченных знаний в отношении своего внутреннего  мира,  но для достижения этой цели нужно также хорошо понимать собственную плоть. Методология большинства существующих  музыкотерапевтических школ основывается на различии между  аспектом  «восприятия» и  «активности»  в  процессе  проведения  терапии. Онтопсихологическая школа не  разделяет  метода  пассивного прослушивания музыки ни в качестве начальной фазы  терапии, ни в качестве пропедевтического этапа, за  которым  следует «активная» фаза. Причина такого  несогласия  заключается  в следующем:

  1. Музыкотерапия должна носить деятельный  характер  и проявляться в танце, игре или пении.  Нельзя  находиться  в состоянии статичности,  когда  речь  идет  о  высвобождении заторможенной  энергии.   Особенность   онтопсихологической музыкотерапии состоит в разблокировании психофизической энергии посредством предмета  ее  внешнего  проявления,  то есть тела. Благодаря осознанию  заторможенной  части  можно воздействовать на психоэнергетическую структуру, обусловливающую данную блокировку, и изменить ситуацию. В этой связи музыкотерапия  должна  характеризоваться творческой  активностью и автономным движением.
  2. Если проанализировать жизненный путь великих композиторов, можно заметить, что в большинстве своем  они  жили недолго, страдали от болезней, были фрустрированы или  несчастны. Онтопсихологическая школа задалась вопросом,  может ли произведение, написанное несчастным, страдающим или  испытывающим глубокое  беспокойство  человеком,  предоставить другому человеку возможность  для  позитивного  внутреннего поиска. Мы считаем, что прослушивание отрывков  музыкальных произведений, пусть и великолепных в плане  их  стилистики, не способно приблизить человека к самому себе. Есть музыка, которая доставляет истинное удовольствие, а есть  и  такая, что может  привести  к  обострению  психического  состояния вплоть до гибели субъекта.

Музыка и  движение  используются  с целью достижения максимальной  интровертности,  что  должно привести каждого участника  к  самостоятельному  осмыслению своих глубинных пластов. В результате прогрессивного обучения такому типу  интровертности  можно  постепенно  обрести способность целостного восприятия себя, что в свою  очередь облегчает понимание других и общение с ними. Только  познав себя, человек способен понять тех, кто его окружает, и сделать выбор в соответствии с ценностными ориентирами – считают онтопсихологи. В онтопсихологической музыкотерапии главным является достижение синхронизации с диафрагмой – это местом основного контакта с онтопсихологической музыкой. Что же это за музыка? Эта музыка должна соответствовать одной из нот, входящих в хроматическую гамму висцерального (внутреннего, внутренних органов) тона, т.е. то, что нашему организму будет «по душе». Музыка создается здоровым и живым организмом непосредственно в ходе сеанса музыкотерапии. Чаще всего используют барабан конгас (большой барабан из кожи, натянутой на деревянный корпус высотой около метра, устанавливающийся на землю на специальных деревянных подставках вертикально). В качестве дополнительных инструментов можно использовать бубен, примитивные современные ударные, орган, гитару. Но все они должны подстраиваться под ритм большого барабана.  Такая музыкотерапия – это обращение к собственному телу. Не всегда легко заставить себя полностью существовать в той конкретности, где существование на самом деле происходит. Человек существует в теле, но часто начинает думать извне и не может локализовать мысли в теле; он притрагивается к себе, словно к чужому телу; смотрит на свое тело как бы со стороны. Некоторые находятся не в теле, а там, где их «супер-эго» – дом, социальное окружение, общественность. С помощью музыкотерапии освобождается заблокированная часть тела, и она начинает снова ощущать жизнь. В онтопсихологии тело – первооснова. Это первая объективность и первая феноменальность, в которой придает себе форму каждый человек, как только он начинает думать, замечать себя. Тело – это воплощение духа. Тело – это первый объект, который затем осуществляет соотношение с другими внешними объектами, оно является первым способом, через который дух являет себя как существующий, то есть он себя чувствует, ощущает, и осуществляется первое «осознание». Психика человека есть энергия, постоянно находящая себе соответствие вовне. Здоровье имеется тогда, когда этой энергии позволено течь к месту своего натурального выхода, не будучи ни блокированной, ни отклоненной от своего пути. Любые блокировки проявляются внутри в виде навязчивого состояния, одержимости, а вовне – в виде статичности, окостенелости, рассеянности движения, телесной патологии человека. Тело всегда слушает жизнь. Это передатчик смысла любой трансцендентности (выходящего за границы возможного опыта, недоступного познанию), любой связи, непосредственный выразитель наших мыслей, инстинктов, желаний. Учиться у него означает осознать внутренние, глубоко скрытые пути к тому, чего мы не понимаем. Интересен также метод музыкальной электротерапии. Музыкальная электротерапия (музыкально гармонизирующая физиотерапия) – это метод, который представляет собой удачное сочетание древнейших традиций восточной медицины и современных методов европейской физиотерапии. Метод музыкально гармонизирующей физиотерапии основан на синхронном прослушивании музыкального произведения и воздействии музыкально модулированных электрических импульсов на болезненные области или точки акупунктуры. При этом музыкальные произведения подбираются самим пациентом по принципу наличия положительных эмоций от предварительно прослушанной музыки. В методе может использоваться любое бытовое устройство для воспроизведения музыкальных произведений (аудио-плеер, магнитофон, проигрыватель, мультимедийное устройство и т.п.). К нему дополнительно подключается специальный частотный преобразователь с электродами для электростимуляции. Простота использования специально разработанного преобразователя, имеющего патентную защиту, делает метод доступным каждому даже в домашних условиях. При музыкально гармонизирующей физиотерапии усиливается доставка энергии колебательной составляющей музыкального произведения непосредственно в заданную область организма по меридианам. Это подобно приему греть грелкой или массировать болезненную область, или активизировать акупунктурные точки заданного меридиана. При этом Вы не только массируете заданную область, но еще помогаете включить механизмы саморегуляции по колебательным составляющим, организм сам выбирает благоприятные для него гармоники из сложного спектра музыкального произведения вплоть до клеточного уровня. Предварительным логическим тестом к этому шагу является оценка: «Эта музыка мне нравиться». При лечении традиционными методами физиотерапии используются импульсы синусоидальной, треугольной или прямоугольной формы с определенной интенсивностью и частотой следования. Однообразие последовательности импульсов «эвристических частот» обеспечивают довольно быструю адаптацию (привыкание) к задаваемой частоте. В этом и заключается недостаток работы приборов такого класса.


При музыкально гармонизирующей электростимуляции импульсы имеют принципиально иной вид, представленный широким спектром частот, интенсивности и ритмики. Применение музыкально гармонизирующей физиотерапии рефлексогенных зон и точек акупунктуры способствует более эффективному проведению терапевтических мероприятий, сокращению сроков лечения больных по сравнению с раздельно применяемой в настоящее время электростимуляцией и звуковой музыкотерапией. Музыкально гармонизирующая физиотерапия может быть использована для профилактики и лечения широкого спектра заболеваний и пограничных состояний (нарушений) психоэмоциональной сферы, а также нервной системы, опорно-двигательного аппарата, иммунной, эндокринной, мочеполовой, дыхательной и пищеварительной систем (поражение желудка, кишечника, функций печени, поджелудочной железы, желчевыводящих путей).

Музыкально гармонизирующая электростимуляция может быть использована для «тренинга» любых групп мышц. Женщины могут применять эту приятную и тонизирующую процедуру для борьбы с целлюлитом. Используемый при этом преобразователь может подключаться даже к плейеру. В Санкт-Петербурге появилась группа ученых, которой удалось соединить научные методы исследования с духовными ценностями. Цель их работы заключается в развитии универсальных методов коррекции функционального состояния человека, что особенно важно в современных условиях жизни. В качестве такого метода ученые предлагают синтез объемно-акустического массажа и музыкальной терапии. Такой массаж – возможен благодаря разработке В.А. Синкевичем специального объемно-акустического комплекса с резонансом колокола. Этот комплекс создает мягкое положительное акустическое поле, в котором звуковые волны неощутимо массируют все тело человека, а не только воздействуют на слуховой анализатор. Это приводит к усилению мозгового и общего кровообращения и, в целом, к оптимизации функций организма. Анализ влияния разного типа музыки (время воздействия 30 мин – 1 час) показал, что универсально улучшает самочувствие человека только духовная музыка, классическая музыка – избирательно, а поп-музыка, особенно рок-, техно – оказывает негативное воздействие. Исследования, проведенные научным руководителем акустической лаборатории Е.О. Калашниковой в Военно-медицинской академии и доцентом Л.П. Павловой – в Институте физиологии им. А.А. Ухтомского (г. С.-Петербург) показали, что из духовной музыки наиболее эффективно воздействуют духовные православные песнопения, которые на протяжении ХХ веков передавались из поколения в поколение, и колокольный звон. Эффективность и универсальность такого подхода оказалась ошеломляющей. Достаточно 7-10 получасовых или часовых акустических сеансов, проводимых с интервалом 1-3 дня, чтобы у психосоматических больных оптимизировать функции головного мозга: улучшить память, снизить судорожную готовность, нормализовать сон, а также – очистить органы от песка, повысить лактацию у кормящих матерей, расширить слуховой диапазон у безнадежно слабослышащих. Это – итог 20-летнего труда. Следует отметить, что все члены коллектива – верующие православные христиане, регулярно посещающие храмы, некоторые имеют духовных наставников. В этом коллективе есть примеры исцеления от тяжелейших недугов после прохождения сеансов акустического массажа и при участии в церковных Таинствах. Именно причастность к православной культуре, как убежден коллектив «акустиков» из Санкт-Петербурга, дает им силы для творчества, успешной работы и позволяет быть здоровыми. Можно устроить самому себе сеанс музыкальной терапии. Для этого лучше всего подойдет барабан или бубен. Начать лучше с молчания, чтобы лучше проявился ваш внутренний голос. Потом можно петь без слов на низких тонах, которые вызывают в нашем организме максимальный резонанс. Постарайтесь не слушать себя ни ушами, ни мозгом – только телом, и тогда оно само придет в движение, ведь танец, как и музыка, – внутри вас, их надо только «выпустить». Как только зазвучит барабан в ваших руках, все клетки вашего организма начнут вибрировать сами собой. Ощутите, как все части вашего тела участвуют в пении. Это психическое ощущение: в определенный момент клетки обретают голосовые связки и начинают выражать себя, а вы должны вовлечь их в это величественное движение. Идите вслед за музыкой и старайтесь обращать внимание только на наслаждение внутри себя. В определенный момент вы почувствуете, что уже сама музыка несет вас. Разряжайте свои эмоции через пение, музыку и движения тела. Получается некоторая форма катарсиса. Со стороны похоже на ритуал шамана. Поэтому позаботьтесь, чтобы поменьше кто вас видел и слышал, а то могут и скорую помощь вызвать.

Упражнение для развития восприятия музыки  «Музыкальное тело».

Это упражнение следует выполнять, лежа в теплом, относительно темном и удобном месте, где вас никто не потревожит. Это упражнение иногда может вызывать очень сильные эмоции. Если необходимо, вам следует изменить ход его выполнения, чтобы удерживать свои эмоциональные проявления в таких границах, когда вы можете от них чему-то научиться. Выберите одно из любимых вами музыкальных произведений общей продолжительностью от пятнадцати до двадцати пяти минут. Не используйте музыку с вокалом, чтобы не погружаться в смысл слов. Лучше всего подходит текучая, умиротворяющая музыка. Включите звук и потратьте минуту или две, чтобы просто расслабиться. Теперь воспринимайте музыку обеими вашими ступнями. Обращайте внимание на все ощущения, которые будут возникать в ступнях, и осторожно позвольте музыке присутствовать в этих ощущениях. Не пытайтесь это форсировать: нет никаких особо специфических ощущений, к которым вы непременно должны стремиться. Мягко переместите свой ум в ступни. Чувствуйте все, что там происходит, и «слушайте» музыку, звучащую у вас в ступнях. Пусть вас не волнуют интеллектуальные доводы, что на самом деле вы слышите ушами, а не ступнями. Это все равно не так – ведь на самом деле вы слышите своим умом. Важно то, что желая слышать музыку в какой-либо из частей вашего тела, вы будете переживать процесс слышания/чувствования в этом месте. Музыка помогает вам сосредоточить внимание на приятных, положительных чувствах в определенной части вашего тела, в которой вы ее слышите. Наслаждайтесь музыкой в ваших ступнях, и тем ощущениями, которые там возникают. После того, как пройдет примерно минута, переместите свое внимание на икры ног, от лодыжек до колен. Направьте внимание на те ощущения, которые возникают там, и воспринимайте музыку в этой части вашего тела. Наслаждайтесь музыкой в ваших икрах и ощущениями в ваших икрах. Затем, примерно через минуту (точное время не имеет принципиального значения) перенесите внимание на ваши бедра и ощущайте и слушайте там. Двигайтесь через все тело с такими же минутными интервалами в следующем порядке: половые органы; таз, при этом обращая особое внимание на область, расположенную на два пальца ниже пупка; живот, грудная клетка и спина (однако не сосредоточивайтесь очень сильно на области сердца), затем плечи, верхняя часть рук, средняя часть рук, ладони, шея, лицо и, наконец, кожа головы. Затем на минуту сосредоточьте внимание на пространстве внутри головы. После этого воспринимайте музыку своим сердцем. Результатом этого, вероятно, будут сильные положительные чувства, в особенности, если вы выбрали подходящую музыку. Погрузитесь в эти ощущения и наслаждайтесь ими. Наконец, распространите ощущение и слушание музыки, а также все положительные чувства, которые у вас связаны с сердцем, на все тело. После того, как пройдет минута или две, пусть концентрация вашего внимания ослабеет, просто пребывайте в расслабленном состоянии до тех пор, пока музыка не закончится. Когда музыка стихнет, медленно встаньте. Приведенная выше последовательность частей тела, которыми вы можете слушать музыку, не является единственно полезной, так что свободно пробуйте для себя различные последовательности.

ЭФФЕКТ МОЦАРТА

Самая необыкновенная музыка – у Моцарта: не быстрая и не медленная, плавная, но не занудная, и очаровательная в своей простоте. Этот музыкальный феномен, до конца еще не объясненный, так и назвали – «эффект Моцарта». Популярный актер Жерар Депардье испытал его в полной мере. Дело в том, что приехавший покорять Париж юный Жеже, плохо владел французским и к тому же заикался. Известный врач Альфред Томатис посоветовал Жерару каждый день по два часа как минимум слушать Моцарта! «Волшебная флейта» и в самом деле может творить чудеса – через несколько месяцев Депардье говорил, как пел. Уникальность и необыкновенная сила музыки Моцарта, скорее всего, объясняются его жизнью, в особенности обстоятельствами, которые сопровождали его появление на свет. Моцарт был зачат в редкой среде. Его предродовым существованием было ежедневное погружение в мир музыки. В доме звучала скрипка отца, который, безусловно, оказал колоссальное влияние на раз­витие нервной системы и пробуждение космических ритмов еще в утробе матери. Его отец был капельмейстером, т.е. дирижером хоровых и музыкальных капелл в Зальцбурге, а его мать, дочь музыканта, сыграла колоссальную роль в его музыкальном развитии, Она пела песни и серенады еще на этапе беременности. Моцарт родился буквально вылепленным из музыки. Мощь музыки Моцарта впервые привлекла общественное внимание благодаря новаторским исследованиям в Калифорнийском университете в начале 1990-х годов. В центре по нейробиологии города Ирвин, который занимается изучением процессов педагогики и памяти, группа исследователей начала изучать воздействие музыки Моцарта на студентов и подростков. Френсис X. Раушер, доктор философии, и ее коллеги провели исследование, в котором тридцать шесть выпускников университета с факультета психологии тестировались на индекс пространственного интеллекта (по стандартной интеллектуальной шкале Стэнфор-да-Бине). Результат оказался на 8-9 пунктов выше у испытуемых, которые прослушивали в течение десяти минут «Сонату для двух фортепиано ре-мажор» Моцарта. Несмотря на то что эффект от прослушивания музыки продолжался всего десять-пятнадцать  минут, группа доктора Раушер сделала вывод о том, что взаимосвязь между музыкой и пространственным мышлением настолько сильна, что даже простое прослушивание музыки может дать значительный эффект. «Музыка Моцарта способна «разогревать мозги», – предположил Гордон Шоу, физик-теоретик и один из исследователей, после того как были объявлены результаты. – Мы предполагаем, что сложная музыка возбуждает столь же сложные нервные модели, которые связаны с высшими формами умственной деятельности, такими как математика и шахматы. И наоборот, простая и монотонная навязчивая музыка может дать противоположный эффект». На следующий день, после того как были опубликованы сообщения об открытиях в Ирвине, музыкальные магазины одного крупного города мгновенно распродали все записи сочинений Моцарта. Хотя потом интерес к «эффекту Моцарта» немного пошел на убыль, поскольку несколько скептиков опубликовали свои сомнения насчет феномена. Но при более детальном изучении оказалось, что классическая музыка действительно имеет сильное влияние на человеческий мозг. Все эксперименты по изучению феномена основаны на предположении, что музыка оказывает влияние на мозг на анатомическом уровне, делает его подвижнее. А для детей она может значить формирование нейронных сетей, оказать сильнейшее влияние на умственное развитие ребенка. Многочисленные противники, пытаясь экспериментально доказать, что никакого «эффекта Моцарта» не существует, регулярно приходят к выводу об ошибочности своих суждений. Недавно еще один скептик изменил свое мнение насчет музыки Моцарта. Эрик Сайгел из колледжа Элмхерста в Иллинойсе воспользовался для этого тестом на пространственное мышление. Испытуемые должны были посмотреть на две буквы Е, одна из которых вращалась под углом по отношению к другой. И чем больше угол, тем труднее было определить, одинаковые буквы или разные. Миллисекунды, затраченные испытуемым на сравнение букв, и были той мерой, которой определялся уровень пространственного мышления субъекта. К удивлению Сайгеля, те испытуемые, которые перед тестом слушали Моцарта, определяли буквы гораздо точнее. В Гарвардском университете другой скептик, психолог Кристофер Шабри, проанализировал 16 исследований «эффекта Моцарта», в которых в целом участвовали 714 человек. Он не обнаружил никакого благотворного влияния музыки великого композитора и пока пришел к выводу, что улучшение мозговой активности у испытуемых происходило вследствие явления, которое психологи называют «радостным возбуждением». Музыка улучшает настроение, а испытуемые – результаты тестов. Но Шабри решил продолжить серию экспериментов по изучению феномена, поэтому вполне возможно, что в скором времени лагерь сторонников «эффекта Моцарта» пополнится еще одним серьезным ученым. Исследователи сделали  вывод, что вне зависимости от вкусов или предыдущего опыта слушателей, музыка Моцарта неизменно производила на них успокаивающее действие, улучшала пространственное восприятие и возможность более ясно и четко выразить себя в процессе общения. Нет сомнений в том, что ритмы, мелодии и высокие частоты музыки Моцарта стимулируют и загружают творческие и мотивационные области головного мозга.

КЛАССИКА ОТ ДУШЕВНЫХ НЕДУГОВ

В книге профессионального музыканта Кристофера Рюгера «Домашняя музыкальная аптечка» предлагаются музыкальные «лекарства» от душевных недомоганий человека. Подъем – Начало дня. Просыпаясь, мы должны благодарить судьбу, будучи уверенными в том, что день принесет нам радость, здоровье, любовь. Накопленная за ночь энергия будет истрачена нами для восприятия и творения жизни. Предлагаются музыкальные произведения для легкого и непринужденного начала дня: набор фрагментов из четырехсот концертов Антонио Вивальди, серенады Франца Шуберта, «Музыкальные прогулки» Вольфа Гуго, «Веселое щебетание птиц» (песни) Густава Малера. Для постепенного уменьшения агрессии хорошо сочетать прослушивание драматической музыки с переходом к успокаивающей, медленной. Это могут быть звучащая в быстром движении и четком ритме токката, а затем фуга. Например, «Токката» и «Фуга D-moll» Иоганна Себастьяна Баха или его же «Хроматическая фантазия». Разрядиться возможно и иначе: прослушать музыкальное произведение, выражающее агрессию, жестокость, наступление и пережить гнев, не сдерживая при этом свои эмоции, – топайте ногами, дирижируйте, отдайтесь музыке. Исключительно подходящая для этого воинственная увертюра к опере Николая Андреевича Римского-Корсакова «Псковитянка». Агрессия присутствует во всех сферах человеческой жизни (во время дискуссий, в любви, в обычной беседе, при обмене мнениями и т.п.). Агрессия – это депрессия, находящая внешнее проявление. Пережитое страдание всегда может найти выход в виде агрессии, и этим Вы получите разрядку. Испытанная несправедливость вызывает напряжение, которое передается в виде агрессии, направленной при общении на другого. Для снятия напряжения можно использовать соответствующую музыку. Специалисты по музыкальной терапии предлагают следующую схему лечения: Вы подбираете три вида музыкальных произведений, которые последовательно выражают агрессию – побуждение – разрядку. Например, прослушиваете агрессивную музыку к балету Игоря Федоровича Стравинского «Весна священная». Затем сразу же переходите к произведениям в стиле Иоганна Себастьяна Баха, что поможет Вам под влиянием мягких успокаивающих звуков изменить настроение. К агрессивной музыке можно отнести часть из программной музыки Модеста Петровича Мусоргского «Ночь на лысой горе» («Ночь накануне дня Ивана Купалы»), где средствами музыки композитор рассказывает о языческом обряде шабаша ведьм. Агрессивную музыку создавали Александр Николаевич Скрябин (фортепианная соната «Черная месса»), Сергей Сергеевич Прокофьев («Танец рыцарей» в балете «Ромео и Джульетта»), Дмитрий Дмитриевич Шостакович («Ленинградская симфония»), Петр Ильич Чайковский («Увертюра 1812 года»)  т.д. От агрессивных настроений можно избавиться, слушая темпераментную музыку «Танца с саблями» из балета «Гаяне» Арама Хачатуряна или его «Токкату». Страх составляет значительную часть жизненных ощущений каждого. Диапазон шкалы страхов велик: от страха вызывае­мого темнотой, до страха из-за возможности гибели человечества и самой нашей планеты. Часто человек испытывает страх из-за неопределенности своего существования. Большинство страхов не осознается человеком и воспринимается на уровне подсознания. Человек, не испытавший страха, еще не родился. И очень плохо, если вдруг страх исчезнет! Тогда пропадет мобилизующее начало для нашего выживания в среде обитания, не будет ни необходимости огня, ни положительного выброса адреналина. Станет невозможно удивляться и совершать подвиги. Создано немало музыки, выражающей страх, так как она более чем остальные виды искусства, может выразить процессы, происходящие в нашем подсознании, и активизировать наши действия. В «Ленинградской симфонии» Дмитрия Дмитриевича Шостаковича слышится движение вражеских дивизий, но еще страшнее то дьявольское звучание, что заглушает даже звуки машинизированного наступления, звучание, от которого невозможно скрыться и которое грозит уничтожить всех. Картину страха рисует Петр Ильич Чайковский в своей оркестровой фантазии «Франческа да Римини» на тему «Ада» Данте: озвучивается картина ужасной и страшной адской бури, которая застала П.И. Чайковского на обратном пути из Байройта в Россию. К образцам музыки, выражающей страх, можно отнести «Плащ» Джакомо Пуччини, «Замок герцога Синяя Борода» Бела Бартока и др. Считается, что, если пристально вслушиваться в этот мир ужасов, то, в конце концов, возможно, наши страхи уменьшатся. Часто можно помочь своему внутреннему «Я» обрести равновесие и уверенность, послушав так называемую нейтральную музыку, звучащую естественно, скромно, просто. Прощание содержит в себе утешение и радость, связанную со встречей после расставания. Разлука создаст основу для одного из самых ценных и богатых переживаний – воспомина­ний. Когда ждете что-то, Вы обостренно воспринимаете волшебный мир музыки. Музыкальное произведение, которое Вы прослушивали вместе с любимым человеком и одинаково любили, звучит для Вас совершенно особенно. В музыке расставание может быть как грустным, трагичным, так и бодрым. Примеры «бодрых» произведений: «Каприччио для клавира» Иоганна Себастьяна Баха, «Прощальная симфония» Франца Йозефа Гайдна, фортепианная соната «Прощание» Людвига ван Бетховена. Обычно в человеческой жизни печальные аспекты прощания доминируют, и многие композиторы чаще создают подобные произведения, нежели жизнеутверждающие. Некоторые из «печальных» произведений: баллады Франца Шуберта и Ференца Листа на темы «Фульский Король» Гете, «Метаморфозы» Рихарда Штрауса (написано им в возрасте 81 год), в балете «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева, сцены прощания и др. Одиночество неоднозначно. Если оно длительно, то приносит несчастье, так как человек теряет контакт с окружающим миром. Но нередко может быть и положительный эффект, когда оно позволяет понять причину происшедшего и найти выход из запутанных или кажущихся безвыходными положений. Музыка может помочь справиться с состоянием одиночества. Следует отметить, что каждый слушатель уже не одинок. Слушая музыку, он входит в новый, очень богатый мир. Многим композиторам судьба предопределяла одиночество. Так было с М.П. Мусоргским, П.И. Чайковским.


А как боролись со своим одиночеством Людвиг ван Бетховен и Бедржих Сметана, пораженные самой безжалостной для музыканта формой одиночества – глухотой! Или добровольно выбранное одиночество Иоганнеса Брамса и Мориса Равеля. Одиночество стимулировало их необъятные творческие силы. Были созданы произведения высочайшего накала, глубокого содержания, рожденные из покоренного одиночества и отчаяния. Для звукотерапии можно предложить произведения, которые своим радостным настроем дают одинокому человеку воспоминания о счастье и способны вызвать ответное ощущение счастья: «Завещания святых городов», Четвертая симфония (фрагменты) Бетховена, «Зимние грезы» (из Первой симфонии), серединные части Четвертой симфонии П.И. Чайковского, многие произведения Р. Штрауса, например фрагменты из симфонического произведения «Жизнь героя». Можно обратиться к произведениям композиторов, которых интересовала проблематика доктора Фауста, мыслителя и скептика: «Тот, кто знает больше других и видит больше других, всегда одинок» (это и Ференц Лист, и Иоганнес Брамс, и др.). Отечественные музыкальные терапевты предлагают для целительской практики, также следующие музыкальные произведения:

  • Уменьшение чувства тревоги и неуверенности: Шопен «Мазурка», «Прелюдии», Штраус «Вальсы», Рубинштейн «Мелодии».
  • Уменьшение раздражительности, разочарования, повышение чувства принадлежности к прекрасному миру природы: Бах «Кантата 2», Бетховен «Лунная соната», «Симфония ля-минор».
  • Для общего успокоения, умиротворения: Бетховен «Симфония  6», часть 2, Брамс «Колыбельная», Шуберт «Аве Мария», Шопен «Ноктюрн соль-минор», Дебюсси «Свет луны».
  • Снятие симптомов гипертонии и напряженности в отношениях с другими людьми: Бах «Концерт ре-минор» для скрипки, «Кантата 21», Барток «Соната для фортепиано», «Квартет 5», Брукнер «Месса ля-минор».
  • Для уменьшения головной боли, связанной с эмоциональным напряжением: Моцарт «Дон Жуан», Лист «Венгерская рапсодия 1», Хачатурян «Сюита Маскарад».
  • Для поднятия общего жизненного тонуса, улучшение самочувствия, активности, настроения: Чайковский «Шестая симфония», 3 часть, Бетховен «Увертюра Эдмонд», Шопен «Прелюдия 1, опус 28», Лист «Венгерская рапсодия 2».
  • Для уменьшения злобности, зависти к успехам других людей: Бах «Итальянский концерт», Гайдн «Симфония».
@Mail.ru -   .