История Клауса Шульце... глазами очевидца.

Теперь команда состояла из Клауса Шульце, бизнесмена Michael Haentjes, фотографа, дизайнера и техника Claus Cordes и меня – но я работал только на Клауса, не на IC, хотя иногда их трудно было разделить. Весной 1980-го, Michael Haentjes внезапно оставил IC и устроился в WEA для организации нового отдела видеозаписи компании Warner. Шульце еще раз попросил меня занять кресло Haentjes. Без особого восторга я стал новым боссом IC, имевшей задолженность в 60 тысяч немецких марок. Вдобавок к этому, игрушкой Haentjes был огромный морально устаревший компьютер, с которым не умел работать никто, кроме Haentjes. Никому не нужно было это здоровое чудище, занимавшее весь стол, но его аренда заканчивалась лет через десять или около того, и, если бы мы выбросили его из окна, нам бы сразу привезли другое такое же...

У IC был контракт с одной старомодной рок-группой (Lorry), члены которой жили в соседних деревнях. Солист изначально был бухгалтером и у нас он получил именно эту работу. Что же случилось с долбаным компьютером Haentjes'а? Два года спустя одна добрая душа, налоговый бухгалтер Клауса, перевел на себя и договор аренды, и этот уникальный инструмент. Святые угодники!

Уход Haentjes (именно в WEA, из всех компаний!) обязал WEA оказать на нас давление. Внезапно, от нас потребовали подписания странных бумаг, составленных юристами WEA, которые делали наше положение менее устойчивым. Вскоре мы поняли, к чему все шло. Средства, которые WEA должны были регулярно перечислять нам (для производства), перестали поступать. На заседании правления намерения WEA стали понятны. Записи IC плохо продавались. Несмотря на то, что все мы (включая WEA) в свое время пришли к соглашению, что для укрепления позиций IC понадобится пять лет, это, первоначально взаимное, понимание внезапно было утрачено. Наступило время спада звукозаписывающей индустрии, многим пришлось несладко (например, гений Van Morrison был уволен из компании WEA в это же время). Боссы, сидевшие в Нью-Йорке, Бербанке и Гамбурге, решили: IC надо распустить. Удовольствовавшись частью суммы, которую WEA в нормальной ситуации должна была бы нам заплатить, мы освободили компанию от ее обязательств. Забавный побочный эффект: у меня с собой уже были пленки с IDEAL, и я предложил их представителям WEA в качестве части нашей выплаты им. Даже после нашего ухода, пленки остались в WEA. Нам все еще нужно было выпускать и распространять свою продукцию. В конце концов, мы должны были выполнять контракты, заключенные с артистами. Некоторое время спустя мы получили письмо из WEA с отказом от обязательств. Я до сих пор смеюсь над этой нелепой ошибкой WEA. Они могли получить IDEAL бесплатно! Очень скоро, IDEAL стала одним из величайших хитов в истории продвинутой, да: «инновационной» немецкой поп-музыки! (За два года мы продали семьсот тысяч копий первой пластинки). Появилась новая волна, и IDEAL была одной из лидирующих, если не лучших групп. Сотрудник WEA,  отказавшийся принять IDEAL, был вскоре уволен. Он создал свой собственный маленький лейбл, начав выпускать музыку, похожую на IDEAL, просто из-за того, что она была модной на тот момент. В начале девяностых он попал на страницы газет из-за попытки выпустить целую сотню разных CD с концертными записями джазовых артистов, заполученных им подешевке от бывшего Восточногерманского радио, но он «забыл» спросить артистов, а также «забыл» заплатить им. Его дело с треском лопнуло, так как некоторые артисты поняли, что произошло, и подали на него в суд.

Босс WEA в то время и вице-президент международного Warner больше не работает в компании. С тех пор он, на своем крошечном лейбле, пытается продавать ту музыку, которая ему действительно нравится, будь то джаз или выдержки из записей American Folk Blues Festival времен шестидесятых. Возможно, он счастлив. (Постскриптум: В сентябре 93-го я прочитал в немецком коммерческом музыкальном журнале, что после того, как этот человек покинул WEA, он первым делом создал лэйбл для новых германских поп-проектов, в сотрудничестве с моей находкой, певцом из IDEAL. Этот лэйбл вскоре был прибран к рукам и распущен дистрибьютором и спонсором из-за низких продаж, и несмотря на прежнее взаимопонимание того, что новому лейблу потребуется несколько лет для того, чтобы встать на ноги. Этому бывшему боссу WEA не должны были причинять «вреда», как он с грустью поведал коммерческому изданию. Он забыл, что обошелся с нами точно (!) так же десятью годами ранее, когда имел власть?)

На сегодняшний день Haentjes является основателем и владельцем крупной записывающей компании: Edel, включающую собственную дистрибьюторскую компанию и собственный завод для штамповки дисков. Edel начинала с убогих сэмплерных CD, футболок с картинками, чашек с изображениями Бэтмена, книг серии «Cheap» David Hasselhoff (существует ли что-нибудь, связанное с David Hasselhoff и при этом НЕ дешевое?) и других побрякушек, массово приобретаемых людьми. Оборот Edel в 1995: 200 миллионов марок. Естественно, Michael Haentjes тоже счастлив. Я слышал, у него с самого начала было много компьютеров (!) Мы приехали на его прекрасную виллу в Гамбурге в августе 93-го. Он выглядел (и был) очень уставшим.

Вернемся к продолжению этой истории. У Клауса Шульце все еще действовал сольный контракт с Metronome, и, вначале 80-х, он обратился к некоторым записям, сделанным нами во время прошедших концертов. Качество этих записей местами было не таким хорошим, как того требовала Электронная Музыка на заре цифровой эры. И что? Альбом ...Live ... является прекрасным «срезом» сотен концертов Шульце. Три из этих четырех записей были сделаны с помощью встроенных микрофонов кассетника, размещенного нами на сцене между двумя мониторными колонками. Для улучшения стереобазы я закрепил кусочки бумаги с одной из сторон каждого крошечного микрофончика, чтобы каждый из этих дешевых приборчиков смог лучше поймать только «свой» левый или правый звук от монитора.

Моим незаконнорожденным проблемным чадом теперь стал IC. За работу в нем я не получал ни гонораров, ни какой-либо другой оплаты ни от самого лейбла, ни от Клауса. Начиная с 1978-го, я – просто издатель работ Клауса, и живу только за счет поступлений от GEMA. Но, конечно, я по возможности помогаю ему и с другими его проектами. IC, созданный Клаусом, существовал, контракты надо было выполнять, он (мы) должен был продолжать. Все, что нам было нужно, это работающая система распространения записей.

Мы выбрали самого мелкомасштабного дистрибьютора национального масштаба – Deutsche Austrophon – «сонную» компанию, не известную никакими особенными хитами, или еще чем либо, за исключением нескольких полек и старомодных рождественских пластинок. Продвинутая музыка, такая как (частично) музыка IC, не существовала тогда ни в их планах, ни даже в их головах. Пока не появились мы. Одним из преимуществ работы с этим Deutsche Austrophon было то, что они находились неподалеку от места нашего обитания и не были связаны ни с одной крупной международной компанией. Весь экспорт мы осуществляли своими силами, поскольку D.A. не имел партнеров за рубежом. Также, мы сами организовывали и оплачивали всю раскрутку и рекламу.

Теперь мы могли запускать производство, готовить обложки и материалы для раскрутки, составлять и реализовывать свои планы. Та еще работка была! Конечно, Deutsche Austrophon платили только за проданные копии записей, они не выплачивали авансов и не выделяли средств на производство, или рекламу, как это раньше делали WEA. Но для нас свобода делать то, что мы хотели, стоила этих финансовых рисков, если не потерь. У нас были новые сумасшедшие идеи, и мы могли реализовать их! К тому же, безо всякого беспокойства со стороны бюрократов WEA.

Одной из этих идей была нарезка пластинок на 45 вместо нормальных 33 оборотов в минуту. Эксперты утверждали, что это повысит качество звука, и потеря времени игры пластинки при этом была незначительной. Я и Клаус, мы любим всякие сумасшедшие вещи, на которые у других не хватает ни фантазии, ни смелости. Итак, мы сделали это. Вне зависимости от того,   улучшилось ли на самом деле качество звука на пластинках, эта задумка обеспечила альбомам IC серьезную раскрутку. Все газеты писали об этом, и все немецкие радио-диджеи обязательно сказали несколько слов о дисках IC после того, как им пришлось остановить свои проигрыватели, играющие с обычной, но неправильной скоростью, и начать по новой на скорости 45 об/мин. Этим ребятам с радио приходилось ставить как минимум одну из пластинок нашего первого сета релизов: Ideal. (В периодически выходящей немецкой ТВ программе о новых фильмах, известный трек Ideal «Berlin» был полностью проигран на неправильной 33-й скорости! Никто не заметил этого во время подготовки передачи!? Вокруг много идиотов. Точка).

Ideal был в числе нашего первого сета, состоявшего из четырех действительно независимых релизов IC. Я нашел эту группу в Берлине. В гостях у Manuel'я Gottsching'а я услышал демо-запись рок-группы, игравшей несколькими неделями ранее на благотворительном концерте в пользу «нашего» заключенного Mickie Duwe. Что озадачило и вдохновило меня, так это певица. Поскольку, лишь спустя некоторое время, я заметил, что она поет на чистом немецком, и это при том, что в то время это было практически невозможным для поп- и рок-музыки. Рок-музыка + немецкие тексты = Kraut. Ужасный krautrock. Но не в этом случае, не для группы с названием X-Pectors. Певицей была та самая Annette Humpe, которая написала все эти замечательные стихи на немецком, которые, к тому же, были очень естественными и забавными, или, вкратце: замечательными. Музыкой был быстрый рок в духе модного в те времена New Wave. Тоже неплохо.

Спустя некоторое время, все там же – дома у моих друзей Мануэля и Рози – я встретился с лидером этой группы, моим знакомым F.J. Kruger'ом. Несомненно, мы знали друг друга с менее обеспеченных времен. Мы оба были и остаемся джазовыми фриками, и много лет назад, во времена, когда мы были длинноволосыми хиппи, я продал ему свой грузовичок Ford Transit, который он «забыл» зарегистрировать, из-за чего у меня были неприятности... Тем временем, он вырос до одного из лучших немецких джаз- и рок-гитаристов, и еще у него было очень специфическое чувство юмора и весьма необычная манера говорить. И у него был стиль, не только в музыке. Он – эксперт по старым автомобилям, старинным предметам домашнего обихода, старомодной одежде и многим другим вещам. Помимо занятия музыкой он владеет, собирает и торгует этими вещами. (P.S. для немцев: F.J. ist derjenige, der Loriot anspricht und ihn nach der Schillerstrasse fragt, ...wahrend der Vorspann des «Odipussi»-Filmes noch lauft. К сожалению, второй P.S.: мой друг F.J. скончался в апреле 2007-го.)

Мы с Фрэнком (F.J.) заключили соглашение, и он переделал группу, выкинул саксофон, поискал более плотные бас и барабаны и позже представил мне группу Ideal с огромным репертуаром песен Annette и своей собственной, а также написанной всем квартетом, музыкой. Клаус Шульце не разделял моего энтузиазма, однако сказал свое щедрое «Окей» и выдал группе половину аванса. Я продюсировал их в нашей студии IC. Незамедлительно все в IC заговорили на том самом смешном языке, которым изъяснялся F.J., и так продолжалось все то время, пока Ideal обитали у нас, и еще несколько месяцев после этого. Во время создания пластинки и еще до ее выхода, начался бум Ideal. Было продано множество концертников Ideal, статей с иллюстрациями на обложках журналов, их даже приглашали на ТВ (что было редкостью для неизвестных рок-коллективов в то время), шикарный концерт «в поддержку» перед стотысячной берлинской аудиторией, где Ideal имели больше успеха, чем основная старомодная группа, та самая Barcley James Harvest. В ежедневные вечерние новости на федеральном канале ТВ включили репортаж об этом событии и показали только Ideal (Я знал об этом заранее, так как Ideal играли, когда дневного света было еще достаточно для съемок! ...и, конечно, была временная проблема: основная группа играла слишком поздно для вечерних новостей!). Когда вышла пластинка, названная просто Ideal, группа уже была успешно работающей командой. То, что они были классными, видели и слышали все, кто мог слышать и видеть. Кроме нашего дистрибьютора. Для первого издания они запланировали выпустить 300 (да: три сотни) копий. Я сказал им, что 300 штук мне нужно только для личного промоушена, просто, чтобы раздать их музыкальным журналистам Германии... и я объяснил им, как быстро набирает обороты Ideal, а также поведал свои собственные дальновидные планы. Они все еще не понимали, но все же отпечатали 1000 (!) копий. В последующие недели и месяцы они штамповали ровно то количество копий, на которое поступали заказы – ни одной копией больше; хотя нормальное человеческое создание, да еще и бизнесмен, на их месте сказал бы: «Хорошо, давайте отпечатаем еще тыщенку под будущие заказы, чтобы доставить их побыстрее...» Но только не славные Deutsche Austrophon. В общем, в первый год мы продали 250 тысяч копий. Через 16 месяцев мы получили платиновый диск за 500 тысяч пластинок, проданных в Германии. На текущий момент продано более 800 тысяч копий...

В любом случае. Эта работа Ideal спасла IC от гарантированного банкротства. Все остальные артисты IC тоже получили пользу от этого. Мы могли каждый месяц тратить на рекламу от 20 до 30 тысяч немецких марок. Мы получали (по этой причине) хорошее освещение в прессе. Там был и этот синтезаторный герой, и этот бурлящий независимый лэйбл с забавными идеями (например, 45 об/мин), и еще был этот убойный хит от Ideal. Вне зависимости от всех этих многочисленных статей и рекламных сюжетов о (и для) всех наших артистах: Klaus Kruger, Clara Mondshine, Robert Schroder, Din A Testbild, Baffo Banfi, Dieter Schutz... все они продавались плохо. Очень плохо.

Релиз пластинки Ideal и трех других первых независимых дисков IC состоялся 31 октября 1980 года во время грандиозной вечеринки IC в помещениях наших студий. Это происходило в то время, когда «вечеринки-презентации релиза» еще не вошли в моду (!). Присутствовали все важные фигуры музыкальной прессы Германии, несколько друзей из Берлина и представители обеих компаний, как Deutsche Austrophon, так и Metronome, которая все еще являлась записывающей компанией Шульце. Metronome были приглашены по причине выпуска новой пластинки Клауса, состоявшейся в этот же день: Dig It, первого цифрового диска Шульце. И именно во время этой вечеринки немецкое ТВ представило в своей известной передаче Beatclub два (!) из наших (!!) видео (!!!) Ideal. Естественно, во время вечеринки мы показывали ее в реальном времени на специальном огромном экране. Позже этим вечером все напились. Единственные двое, кто придерживался моего детального плана на этот вечер, были... кто же еще?: Claus Cordes и я. Кстати: в Германии в 1980-м для группы (новичков) выпустить собственное видео было чересчур. Даже крупные германские лейблы не делали подобного в то время. И здесь мы тоже были первыми.

Восемью неделями ранее, Клаус без моей помощи дал «серьезный» концерт на фестивале искусств в Линце, Австрия. Ничем не примечательное событие. Забудем о нем. ... Далее, Клаус показался на испанском ТВ и дал один концерт в Брюсселе с участием Manuel Gottsching в качестве приглашенного гитариста. Этот год был первым годом без настоящего турне, и все из-за неимоверного количества работы в компании IC, которую нам обоим приходилось выполнять.

Долгосрочный контракт с Metronome официально закончился в апреле 1981 года, и я хотел видеть Клауса на IC. Не менее важным было то, что он основал IC как лейбл Электронной Музыки, и эта основополагающая часть IC нуждалась в некоторой поддержке ведущей силы этого жанра. Забавно смотрелись релизы владельца лейбла, выпускаемые в другом месте. Первым диском Клауса на IC стал Trancefer. Конечно же, Metronome изо всех сил старались (и делали щедрые предложения) заключить с Клаусом новый контракт, но он отказался. И вот, одновременно с релизом Trancefer, Metronome поставила дистрибьюторам сэмплер Клауса Шульце с обложкой, стопроцентно копирующей наши собственные обложки IC (!) Комментарии излишни. Мы поменяли планы: задний фон Trancefer стал черным (вместо белого).

Также в 1980-м, Клаус выпустил еще одну пластинку Richard Wahnfried на IC: Tonwelle. На это раз с участием Manuel Gottsching, старого приятеля времен Ash Ra Tempel, и еще одного всемирно известного героя-гитариста.

@Mail.ru -   .