Share

    Top.Mail.Ru
    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Kenny G

    Содержание материала

    Биография

    Кенни Джи (имя при рождении – Кеннет Горелик, англ. Kenneth Gorelick, 5 июня 1956) – американский джазовый саксофонист, входящий в список 25 самых продаваемых американских музыкантов всех времен по статистике R.I.A.A.  (Recording Industry Association of America), лауреат премии «Грэмми» 1993 года, премии Soul Train, «Мировой Музыкальной Премии», премии NAACP Image и «Всеамериканской музыкальной премии» в номинации «Лучший современный артист» 1994 года. Сегодня Кенни Джи входит в десятку артистов, чьи альбомы являются самыми продаваемыми во всем мире. Общее число распроданных им дисков составляет более 30 миллионов копий. Кроме сольных альбомов, Кенни также принимал участие в работе над альбомами таких признанных звезд, как Уитни Хьюстон, Арета Франклин и Натали Коул.

    Зачастую критики классифицируют его как саксофониста в стиле нью-эйдж. Музыкальный стиль Кенни Джи называют «гладким», «душевным», мелодичным и романтическим джазом, ритм-джазом, блюз-попом и фанком. Кенни Джи играет джазовые темы на тенор и сопрано саксофоне без резких импровизаций. Он является единственным джазовым саксофонистом, чьи синглы представлены в поп-чартах. С середины восьмидесятых его имя стало синонимом жанра «смус-джаз», а также такого понятия, как «современная музыка для взрослых». Некоторые музыкальные критики отмечают, что на сегодняшний день Кенни Джи является «Самым джазовым из поп исполнителей и самым популярным из джазовых».

    Ранние годы

    Кеннет (Иннокентий) Горелик родился в Сиэтле, штат Вашингтон 5 июня 1956 года. Его родители были одесскими евреями, эмигрировавшими в США. Мать Кенни, скончавшаяся в 1990 году, при жизни воздавала дань перфекционизму, и сына учила, прежде чем принять решение – перебрать все варианты. «Я ее не критикую, – коротко добавляет Кенни Джи. – У нее не было никаких злых намерений». Одессит по происхождению, он впервые взял в руки саксофон еще, будучи ребенком, увидев этот инструмент у музыканта на знаменитом «Шоу Эда Салливана». Позже, музыкант вспоминал: Когда мне было 16-17 лет, я чувствовал, что могу стать профессионалом и играть так же, как и те парни, которых показывали по телевизору. То есть уже тогда я знал, что меня ждет музыкальная карьера. Я просто сказал себе: «Ты сможешь это сделать, и не надо думать об устройстве на работу в банк».

    Первый саксофон для Кенни взяла напрокат его мать, и он играл на нем в школьных ансамблях. Известно, что музыкант до сих пор хранит свой первый маленький саксофон, который подарила ему мать и с которым он начал выступать в составе школьных рок-групп. Все школьные годы кумиром Кенни был джазовый саксофонист Гровер Вашингтон младший. Он даже освоил его дыхательную технику, основанную на одновременном вдохе и выдохе, что позволяло невероятно растягивать ноты. В одном из интервью, музыкант назвал своим любимым произведением Вашингтона – Inner City Blues (Блюз старого городского района). Навыки игры на музыкальных инструментах Кеннет получил у местного трубача Геральда Пфистера, с которым практиковал игру на музыкальных инструментах, включая и саксофон. Его музыкальное образование заключалось, в основном, в прослушивании записей известных исполнителей и в попытке подражать им. В 14 лет Кенни купил свою первую пластинку: это был сингл What Is Hip? (Что такое уныние?) соул-фанковой группы Tower Of Power. Первую профессиональную работу в качестве солирующего саксофониста Кеннету предложил руководитель его школьного биг-бэнда. Именно он устроил Кеннета в шоу Барри Уайта в родном городе Сиэтле. Тогда Кенни исполнилось 17 лет. Хотя он начал играть на альт-саксофоне, учился также на тенор-саксофоне, однако сопрано-саксофон, в действительности, стал его знаковым инструментом. Будучи учащимся средней школы, Кенни также увлекался игрой в гольф. К этому спортивному увлечению его привлек старший брат Брайн Горелик, начавший практиковать с Кенни игру в гольф, когда тому было десять лет.

    После окончания средней школы, Кенни поступил в Центральный Вашингтонский университет с намерением получить образование бухгалтера. Совмещая учебу в университете, он одновременно играл с Джоном Матиасом, The Spinners, Liberace, а в середине 70-х стал единственным белым музыкантом в основанной в Сиэтле фанк-группе, выступавшей под названием Cold, Bold, and Together. Окончив с отличием университет и получив диплом бухгалтера, Кенни Джи несколько лет подряд играл в группе Джеффа Лорбера. Его отец настаивал на том, чтобы сын продолжил семейный бизнес (отец занимался оптовыми поставками сантехники). Однако, Кенни оставался непреклонен. Желая посвятить себя музыке, он заявил отцу, что не собирается продолжать семейное дело. Отец еще долго твердил ему: «Ты должен заняться чем-то более основательным!» Но Кенни настоял на том, чтобы начать карьеру музыканта, и уже в 22 года был принят в группу Джеффа Лорбера, с которой отправился в свое первое турне. На одном из концертов, его заметил президент лейбла Клайв Дэвис, заинтересовавшийся его манерой исполнения инструментальной темы к песне Dancing Queen шведской группы ABBA. Он предложил Джеффу Лорберу идею создания сольного альбома Кеннета Горелика. Подписав контракт с лейблом, в 1982 году Кеннет выпустил свой первый сольный альбом. Дебютная пластинка – Kenny G была записана в том же году.

    Начало сольной карьеры. 80-е

    В 1982 году, Кенни подписал контракт с Arista Records как сольный артист. Следующие два альбома музыканта – G-Force и Gravity – были записаны в сотрудничестве с продюсерами Кашифом Салимом и Уэйном Брэйсуэйтом. «За это время я научился многим вещам, касающимся производства и сочинения музыки, а главное – я понял, какая музыка была действительно моей», – говорит Кенни Джи. Эти альбомы получили «платиновый статус» в США. Несмотря на то, что первые 3 инструментальных альбома Кенни Джи были респектабельны, они не принесли музыканту популярности. Только в 1986 году с выходом альбома Duotones музыкант завоевал внимание массового слушателя.

    Его четвертая работа Duotones, на которой была записана знаменитая композиция Songbird (Песня птиц), вознесла его в ранг звезд мировой величины. А треки What Does It Take легендарного Джуниора Уолкера и Dont Make Me Wait ForLove (Не заставляй меня ждать любовь), исполненный вместе с Ленни Уилльямсом, стали однозначными хитами для r'n'b и джаз-аудитории. Во многом благодаря вскоре поступившему к нему предложению выступить в популярной телепрограмме Джонни Карсона – The Tonight Show, артист стал известен. Первоначально предполагалось, что на шоу Кенни представит две вариации своего инструментального исполнения: сольную работу и инструментальную аранжировку с вокалистом, однако в последний момент, когда стало ясно, что выступления предыдущих участников слишком затянулись, его выступление решили урезать до одной – вокальной – вещи. Не следуя инструкциям продюсера, Кенни заменил вокальный номер, сыграв свою инструментальную пьесу Songbird. «Я смотрел шоу Джонни Карсона всю свою жизнь, и вот – мне выпало 10 минут в этом шоу!» – вспоминал музыкант. «Это казалось мне невероятным. Что мне оставалось? Я должен был сделать свой выстрел». Трек Songbird поднялся до № 4 в поп-чарте журнала Billboard. Следующий альбом 1988 года –Silhouette занял 8-е место в Top-10, а несколько хитов с этого альбома пользовались огромной популярностью у американской аудитории.

    80-е годы Кенни Джи завершил выпуском шестого и на сегодня единственного двойного альбома Kenny G Live, который, как говорит сам Кенни, «запечатлел в себе весь опыт моих концертных выступлений с живым и наиболее естественным саундом». На основе этого альбома был снят полнометражный фильм. Альбом был распродан в количестве свыше трех миллионов копий, а фильм стал дважды платиновым.

    Звездные годы. 90-е

    Breathless, седьмой альбом Кенни, стал самым продаваемым инструментальным альбом в истории. Пластинка получила статус «платины» 15 раз. Этот альбом находился в чарте Billboard на протяжении четырех лет, а его отличительной чертой стало участие в нем вокалистов Пиабо Брайсона и Аарона Невила. 100 недель подряд альбом возглавлял чарты современного джаза и вошел в историю, как «лучший инструментальный альбом всех времен». В хит-параде современного джаза Contemporary Jazz Chart, альбом также завоевал титул «инструментального альбома № 1». Примечательно, что одна из пьес из этого альбома – Forever In Love (На веки в любви) принесла музыканту первую премию «Грэмми», а президент Билл Клинтон, назвал его своим любимым саксофонистом. Спустя недолгое время, журналы Playboy, Downbeat и Rolling Stone назвали Кенни Джи лучшим инструменталистом, а музыкальный журнал Billboard наградил музыканта званием «Джазового артиста десятилетия» в 80-е.

    Через четыре года после выпуска феноменально успешного альбома, вышел альбом The Moment, на котором выделяются такие запоминающиеся ритмы инструментальных композиций как латиноамериканская румба Havana (Гавана), романтическая баллада Always (Всегда) и The Champion’s Theme (Тема чемпиона), посвященная Олимпийским играм. Среди 12 треков альбома есть трогательный дуэт с Тони Брэкстон под названием That Somebody Was You, а также не менее мелодичный дуэт с лауреатом премии «Грэмми» Babyface Everytime I Close My Eyes. Сам Кенни поясняет: «Вокальные партии Тони Брэкстон и Бэбифейс явились замечательным дополнением к моим инструментальным импровизациям, и я горжусь ими больше, чем другими на моих старых альбомах. Я считаю, что в этом альбоме присутствует тот уровень разнообразия, которого я всегда хотел достичь, не теряя своей сущности и не изменяя свой саунд». The Moment – первый альбом Кенни с оригинальным материалом после выхода в 1992 года альбома Breathless и девятый по счету. С альбомом The Moment музыкант выступал на Национальном съезде демократов США. Breathless (1992) – самый продаваемый инструментальный альбом в истории.

    В 1997 году, Кенни Джи был включен в Книгу рекордов Гиннесса за самое длинное выступление, когда-либо исполненное на саксофоне. Музыкант исполнил мелодию в тональности ми-бемоля мажора. Зарегистрированное время исполненной им мелодии – сорок пять минут и 47 секунд. Рекорд был установлен в Hopkins-Bright Auditorium (названная в честь двух друзей музыканта) на территории J&R Music World в Нью-Йорке. В тот же год, были записаны несколько миксов на песню Havana, над созданием которых работали ди-джеи Тодд Терри и Тони Морэн. Микс-версии стали особенно популярны в танцевальных клубах США, а в апреле 1997 года в хит-параде журнала Billboard – Hot Dance Club Play эти микс-версии достигли позиции № 1.

    В 1999 году состоялся выпуск первого в дискографии музыканта кавер-альбома – Classics In The Key Of G, в котором с помощью своей излюбленной smooth-лексики Кенни излагает известнейшие темы Гершвина (Summertime) и Эллингтона (In The Sentimental Mood), Жобима (The Girl From Ipanema, Desafinado) и Монка (Round Midnight). По идее создания данного проекта, он должен был отдать дань уважения музыкантам, вдохновившим Кенни Джи на музыкальные совершения. Кроме того, этот проект должен был вдохновить новое поколение исполнителей на музыкальные подвиги, такие же, как те, что в свое время совершил он сам. Однако одна из пьес альбома была подвергнута жесткой критике со стороны «классиков» джаза. Знаменитая инструментальная тема What a Wonderful World, оригинальное исполнение которой принадлежит Луи Армстронгу, в альбоме Кенни Джи оказалась не соответствующей по своему звучанию с оригиналом. Кенни Джи был обвинен в попытке встать рядом с такой исключительной фигурой в музыке, как Луи Армстронг. По мнению критиков, оригинал записи не должен был быть изменен. Известный джазовый гитарист Пэт Метэни в одном из интервью заявил: «Выказывая неуважение к Луису, его наследию, а по умолчанию, и к любому музыканту, который так или иначе внес свой вклад в развитие импровизационной музыки, Кенни Джи создал прецедент наплевательского отношения к современной культуре, и это должно нас насторожить, если не сказать – напугать. А мы игнорируем этот факт, глядим на него сквозь пальцы – на наш собственный страх и риск. Его равнодушное пренебрежение к последствиям этого неблаговидного поступка (как с человеческой, так и с музыкальной точки зрения) раздражает еще и тем, что единственным мотивом его совершения является увеличение объема продаж, а следовательно, и притока денег в карман беспардонного дельца от музыки. А поскольку этот диск уже вышел (примечание: Classics In The Key Of G – 1999), я призываю в знак протеста – пусть и незначительного – бойкотировать продажи альбомов Кенни Джи, его концерты и все связанные с ним мероприятия».

    «Дуэт» Кенни Джи и Луи Армстронга был продюсирован Дэвидом Фостером, который также записывался с Натали Коул и Нат Кинг Коулом. Сам Кенни заявлял в то время: «… Я не хотел портить оригинал. Что бы мы не делали, мы все равно не создали бы нечто лучшее, чем оригинал, поэтому давайте не тратить впустую свое время и не будем делать это». Многие поклонники Кенни Джи были уверены, что видеоверсия «живого» концерта Кенни в дуэте с Луи Армстронгом станет «гвоздем программы». Все доходы, полученные от выпуска сингла, пошли в благотворительный фонд музыканта Kenny G Miracles Foundation с целью «закупить музыкальные инструменты и начать финансирование школ искусств».

    Дальнейшая жизнь. 2000-е

    2000-е годы ознаменовались выпуском специального альбома, посвященного приближающимся рождественским праздникам. В 2002 году вышел альбом Wishes: A Holiday Album. Данная пластинка вышла накануне зимних праздников – Нового года и Рождества – и является третьим альбомом в дискографии артиста, приуроченным к данным торжествам. Музыкант записал ее в сотрудничестве со своим давним другом и партнером – продюсером Уолтером Афанасьеффом, с которым, выпустил большинство хитов, поднявшихся на первое место в престижных хит-парадах. Этот альбом стал третьим «праздничным» альбомом в дискографии музыканта. В трек-лист вошли такие классические композиции, как Hark! The Herald Angels Sing (Вести ангельской внемли) и Do You Hear What I Hear (Слышишь ли ты то, что слышу я). Всего в дискографии музыканта три «праздничных» альбома: Miracles: The Holiday Album (1994) и Faith: A Holiday Album (1999). Первый альбом, вышедший в 1994 году, занял первое место в альбомном чарте рождественских выпусков «Билборд» как альбом № 1 за три десятилетия. Об этом альбоме музыкант говорил: «Я не хотел записывать рождественский альбом, так как считал, что такая акция равносильна признанию в вере, но наиграв White Christmas, я вдруг почувствовал, что во мне постоянно звучит и рвется наружу замечательная мелодия – и я решился». В 2003 году Кенни Джи был внесен в список «25 наиболее продающихся артистов за все времена» по статистике R.I.A.A. К этому времени количество проданных альбомов музыканта в США составляло 48 миллионов копий.

    В 2006 году музыкант выпустил альбом инструментальных кавер-версий самых известных «романтических» мелодий всех времен. Несмотря на то, что своей специализацией Кенни Джи считает поп-джаз, на диск I'm In The Mood For Love... The Most Romantic Melodies Of All Time, выпущенный в 2006 году, вошли в первую очередь, обработки самых известных и любимых в народе мелодий – как из области древней старины, так и современности. Наполнение диска составили кавер-версии таких композиций, как Yesterday группы The Beatles, The Way You Look Tonight Элтона Джона, джазовые стандарты I'm In The Mood For Love, The Shadow Of Your Smile и As Time Goes By и другие. Последним студийным альбомом в дискографии музыканта стал альбом, выпущенный в 2008 году – Rhythm & Romance: The Latin Album, включивший комбинацию самбы, сальсы и боса-новы.

    Что общего у Кенни Джи с долларом?

    Простейший ответ на этот вопрос может звучать так: они оба нравятся практически всем. Есть такое выражение, подчас употребляемое в полемическом задоре: «Я вам не доллар (рубль, тугрик и т.д.), чтобы всем нравиться!» Я не знаю, как относятся к американскому гражданину, уроженцу Сиэтла Кенни Горелику (Kenny Gorelick) люди, знакомые с ним лично. Наверняка, по-разному. Но вот творчество композитора и исполнителя, саксофониста Кенни Джи весьма благожелательно оценивают тысячи и тысячи людей подчас с весьма различными вкусами. И оценивают вполне конкретно, своими кровными долларами, раскупая в огромных количествах его диски. С 1982 года, когда появился первый альбом Кенни Джи, и по сей день во всем мире их распродано более 30 миллионов!

    Уже более пятнадцати лет подряд Кенни Джи удерживается в первой десятке по чартам журнала Billboard. Он – обладатель массы наград, лауреат самых разнообразнейших премий и даже владелец персональной звезды на знаменитом голливудском бульваре. И при этом надо иметь в виду, что сильнодействующие стимуляторы популярности Кенни Джи практически не использует. В отличие от, скажем, Майкла Джексона или Мадонны, он – редкий гость в разделах светской или скандальной хроники ведущих печатных изданий Америки. Значит, дело все-таки в музыке. Что же это за ключ, который Кенни столь удачно подобрал к сердцам и кошелькам меломанов?

    В джазе Кенни Джи считается одним из самых ярких лидеров направления под названием smooth (т.е. буквально «гладкий», «приглаженный») jazz. Но тысячи весьма далеких от джаза людей, слушая Кенни, убеждены, что имеют дело просто с очень высокого класса поп-музыкой. И они по-своему правы.

    Нравится это кому-то или нет, но надо признать, что и джазовый мейнстрим, и традиционный джаз, и, тем более, джазовый авангард сегодня попали в разряд искусства элитарного, то есть имеющего достаточно ограниченное число потребителей, а значит, оказались на одном острове с академической музыкой и авторским кинематографом, «серьезной» прозой и экспериментальной поэзией. И этот остров культуры «высокой» окружен океаном культуры массовой, поп-культуры. И в этой связи напрашивается сравнение из сферы физической географии. Богат мир суши, богат мир моря, но совершенно особое место занимает участок пограничья между морем и сушей – шельф. Именно тут самые богатые залежи полезных ископаемых, именно тут фауна и флора отличаются невиданным нигде больше разнообразием. И именно такое пограничье, именно такой музыкальный «шельф» пользуется особой популярностью. Представителей массовой культуры манит возможность поговорить «высоким штилем», на языке «настоящего искусства», обитателей элитарного острова соблазняет возможность расширить свою аудиторию. И один из самых плодородных участков на этом шельфе застолбил музыкант, работающий под псевдонимом Кенни Джи.

    Кенни отличается блестящей техникой исполнения, у его саксофона гладкий, ровный звук, в его композициях явственно присутствуют джазовые интонации. Но – не более. Здесь и речи нет о свинге, о неожиданных диссонансах, импровизационное начало сведено практически к нулю. Зато эта музыка легко «ложится на ухо», служит прекрасным фоном для поездок «с ветерком» по замечательным американским дорогам, для светских приемов и просто для создания хорошего, безмятежного настроения. Таков smoothjazz, а Кенни Джи является образцовым его представителем. Прошлогодний его альбом Kenny G’s Greatest Hits 37 недель стоял на первом месте по категории «современный джаз» в Billboard. Его рождественский альбом 1994 года Miracles: The Holiday Album был распродан в количестве восьми миллионов экземпляров, что является абсолютным рекордом для подобных изданий.

    Естественно, в подобном стиле работают с разной степенью успеха многие. Гитарист Джордж Бенсон практически полностью переключился на smoothjazz. Аналогичную музыку исполняют и Ли Ритенур, и Гота, и Марк Антуан. Некоторые чередуют в своей работе альбомы с «гладким» и «настоящим» джазом, подобно тому, как многоликий Херби Хэнкок после чисто фанкового проекта Return Of The Headhunters обратился к творчеству Гершвина очень глубоким альбомом Gershwin’s World. К классическому джазовому наследию как к музыке, на которой он вырос и которой он обязан очень многим, обратился, возможно, несколько неожиданно, если смотреть со стороны, и Кенни Джи.

    Проект Classics In The Key Of G выстроен весьма амбициозно. С помощью своей излюбленной smooth-лексики Кенни излагает известнейшие темы Гершвина (Summertime) и Эллингтона (In The Sentimental Mood), Жобима (The Girl From Ipanema, Desafinado) и Монка (Round Midnight). Иногда, особенно когда оригинальная композиция изначально была выдержана в медленном, лиричном настроении, версия Кенни выглядит весьма убедительно. Сам он играет на двух типах саксофонов – сопрано и теноре, а помимо основной ритм-группы, в отдельных композициях играют и специально приглашенные гости: Бенсон в Summertime и вокалистка Бебель Жильберто в The Girl From Ipanema. Особого разговора заслуживает прославленная Луисом Армстронгом тема What A Wonderful World. Кенни, очевидно, счел ее наиболее «ударным» треком альбома, так как эту композицию фирма Arista издает и в виде сингла, все доходы от продажи которого Кенни Джи собирается перевести в учрежденный им же фонд содействия музыкальному образованию в американских школах. В этой записи Кенни просто «подверстал» партию своего сопрано-сакса и компьютерных клавишных и ударных к голосу великого Сачмо. Не знаю, не знаю... Мне и сам принцип подобных трюков кажется довольно сомнительным, а уж в этой конкретной вещи при первых же звуках неповторимого голоса Армстронга Кенни со своей затеей, по-моему, просто «улетает». Впрочем, это, конечно, субъективный подход и, вполне возможно, и сингл, и весь альбом в целом «на ура» будут приняты в Штатах.

    Что ж, любопытного меломана новый диск Кенни Джи, возможно, заставит послушать в оригинале и Хокинса, и Монка, и других титанов джаза. Другие же удовлетворятся приобщением к джазовой классике и в «приглаженной» версии. Наверное, неплохо и это. Грешен, в свое время я и сам впервые прослушал классический вариант «Картинок с выставки» Мусоргского после версий «Эмерсон, Лэйк энд Палмер» и Исао Томиты. А за память о джазовых корнях модного саксофониста и композитора можно поблагодарить отдельно. Очень уж не хочется, чтобы smoothjazz сорвался с «шельфа» и окончательно отдрейфовал в сферу поп-культуры. Альбомы типа последней работы Кенни Джи делают его связь с просто джазом несколько более основательной.

    Впрочем, сам неугомонный Кенни, если верить рекламному вкладышу, помещенному вместе с буклетом в футляре компакт-диска, готовит свой новый музыкальный блокбастер – очередной рождественский альбом, которым грозит переплюнуть рекорды предыдущего. Что же, очень может быть. Ведь ему так здорово удается понравиться всем!

    Please publish modules in offcanvas position.