Share

    Top.Mail.Ru
    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Kitaro

    Содержание материала

    Биография

    Вот уже более 20 лет, как титул «короля синтезаторного new age» по праву принадлежит этому маленькому и скромному музыканту из Японии – только Вангелису удается иногда соперничать с ним. И хотя музыку Китаро, соединившую нежную и интимную мелодику Востока с традициями западного симфонизма, и называют однообразной и даже скучной, миллионы ценителей его таланта могут с успехом опровергнуть эту точку зрения. Его музыка обращается напрямую к нашему подсознанию, она оставляет в стороне голую виртуозность и внешнюю эффектность. Если попытаться бросить образные взгляды-мазки на мир Китаро и, скажем, традиционного и современного джаза, то первый – это звучание души, а второй – сердца. Джаз эмоционален, а нью эйдж Китаро – медитативен, но и тот, и другой дарит нам проникновение в самого себя – после этой музыки становится легче жить.

    Настоящее имя Kitaro – Masanori Takahashi. Он родился 4-го февраля 1953 года в Toyohashi (Япония). Его родители были крестьянами. Когда он учился в высшей школе (в США), он полюбил музыку Soul и Rhythm&Blues. Его кумиром стал Otis Edding. Kitaro самостоятельно научился играть на электрогитаре, и с друзьями организовал в школе группу «Albatross». В честь героя японского мультфильма, школьные друзья прозвали его «Китаро». В начале 70-х, после окончания школы, Kitaro постепенно перешел на клавишные инструменты. Он начал играть в группе «Far East Family Band» («дальневосточный семейный оркестр»), организованной известным музыкантом Fumio Miyashita («живая музыка»). Они выпустили два альбома и выступили во многих странах. Сейчас он так говорит об этом: «Ритм-энд-блюз дает нам глубокие душевные переживания, очень трудно выразить их словами. По сути своей ощущения слушателей на моих концертах и на блюзовых весьма схожи. В основе и той, и другой музыки лежит soul – душа, и я стараюсь выразить в своих произведениях глубокие простые чувства». Американский блюз смешался в сознании юноши с народными и религиозными традициями, которые ему прививали с раннего детства, и впоследствии это дало тот уникальный сплав, который сейчас называют просто музыкой Китаро.

    В 1972 году, во время поездки в Германию, Kitaro познакомился с известным музыкантом Klaus Schulze, основателем стиля Tangerine Dream. Schulze открыл ему волшебный мир синтезаторов. Kitaro начал экспериментировать со звуками. «С помощью синтезатора я могу создать океан, зимний берег, летний пляж» – говорил он. Осенью 1975-го Schulze посетил группу в Токио и помог им в студийной работе. В 1976 году «Far East Family Band» распался и Kitaro начал сольную карьеру. Он посетил Лаос, Таиланд, Китай, Индию и некоторые другие азиатские страны и, наконец, вернулся в Японию, где открыл для себя новую музыку. «Мой собственный мир кончился. Я осознал, что не отличаюсь от нищего на улице Калькутты» - говорил он.

    Первый же его сольный альбом «Astral Voyage» становится поистине культовым. В нем сочетаются американский соул, европейский симфонизм, электронные технологии и восточная неспешность и медитативность. Мелодии, сочиненные Китаро, парадоксальным образом соединяют в себе эмоциональное и духовное начало, расширяя границы применения электроники в музыке. Настоящее всемирное признание пришло к нему после выхода двойного альбома «Silk Road» в 1980 году. В него вошло 30 композиций из более двухсот, написанных им для одноименного японского документального телефильма. Музыка, покорившая искушенного европейского и надменного американского слушателя, соединяла дух Востока с прагматизмом и рационализмом Запада, оставаясь мелодичной и одновременно рефлексивной, глубокой. За внешней ее простотой прячется необычное сочетание гармоний, а на все упреки в кажущейся однообразности ответ может быть только один: и сегодняшний, и завтрашний закат солнца обязательно будут похожи друг на друга, но это ведь не помешает вам впитывать в себя его краски изо дня в день с одинаковым чувством умиротворения и погружения в самого себя. Kitaro сочинял ее, живя в маленькой деревне округа Nagano (центральная Япония), вдалеке от цивилизации и суеты, что и отразилось в музыке.

    В 1979 году Kitaro выпустил второй альбом – «From the Full Moon Story». Первые два альбома стали культовыми среди фанатов зарождающегося тогда движения new age. Сам Kitaro называет свою музыку духовной. «Чувство – самый важный элемент в моей музыке» – говорит он. В 1983 году Kitaro женился на Yuki. Отец Yuki был членом японской мафии. Kitaro часто осуждали за это, на что он отвечал: «Ее отец член мафии, но не она. А я только музыкант». Однако вскоре они развелись. В своем интервью он говорил: «Нет никаких особых причин нашего развода: просто я имею хорошую работу в Америке, а Yuki не хочет бросать работу в Японии. Мы остаемся друзьями до сих пор». Его вторая жена Keiko. (В июле 98-го, в Тайване, она играла вместе с Kitaro на клавишных.) Сейчас у них двое детей. В 1986 году Kitaro подписал контракт с Geffen Records. Его альбомы стали распространяться на американском рынке. В 1987 году, совместно с Mickey Hart, Kitaro выпустил альбом – «The Light Of The Spirit», за который получил награду Grammy. Продажи его альбомов выросли до 10 миллионов в год.

    С середины 80-х Китаро начинает американские туры, его альбомы выходят один за другим, и в 1990 году он окончательно обосновывается в Соединенных Штатах. Его страсть к горам не осталась неудовлетворенной – он выбирает для своей резиденции дом в окрестностях города Boulder, штат Колорадо, на высоте около 3000 метров над уровнем моря. Китаро фактически живет и работает в огромной домашней студии, в которой может разместиться 70 музыкантов – целый симфонический оркестр. Он говорит о своей жизни в Америке, что там ему легче добиться уединения, необходимого для работы, в Японии же он всегда на виду и это, увы, мешает творчеству. Его изолированность от урбанистической цивилизации заключается и в том, что в доме отсутствуют телевизор, радио, газеты: он предпочитает им живое общение с природой и встречи с друзьями.

    Однако музыкант не забывает про свои японские корни. С 1983 года Китаро каждый август приезжает на родину и устраивает в ночь полнолуния у подножия или на склоне горы Фудзи целое ритуальное музыкальное действо. Он привозит с собой огромный древний японский барабан Тайко, устанавливает его на скалах, берет в руки специальные колотушки и начинает бить в него в момент захода солнца. Посвящение Фудзи, как сам он называет это представление, длится всю ночь без перерыва и заканчивается с первыми утренними лучами. Звук барабана разносится порой на несколько миль вокруг, руки Китаро через три-четыре часа начинают кровоточить, но он считает это посвящение своим сыновним долгом, данью матери-природе. Он говорит: «В полнолуние связь человека с природой самая сильная, и я верю в то, что такой ритуал делает эту связь еще крепче и заряжает меня энергией». Японская традиция также отразилась в альбоме «Kojiki», который был инспирирован циклом народных мифов и преданий. В его записи принимал участие симфонический оркестр, и в результате получилось монументальное звуковое полотно, в котором Китаро, наверное, более всего выглядит действительно японским композитором. Вообще, он прибегал к симфоническому изложению своих идей неоднократно. «Silk Road Suite» – это оркестровая интерпретация одноименного альбома, а «World Of Kitaro» – совместная его запись с Лондонским филармоническим оркестром. Альбом «Gaia. Onbashira» также дань японской традиции.

    Китаро сотрудничает с некоторыми рок-музыкантами: альбом 1992 года «Dream» сделан вместе с Яном Андерсоном, также он некоторое время работал с бывшим ударником «Greatful Dead» Миком Хартом. В 1993 году, с участием Randy Miller, Kitaro написал музыку к кинофильму «Heaven And Earth», а в 1998, к кинофильму «The Soong Sisters». За музыку к фильму Оливера Стоуна «Heaven And Earth» композитор получил в 1993 году престижную музыкальную награду «Golden Globe Awards». За самую оригинальную музыку к кинофильму «The Soong Sisters» получил награду Golden Horse в Тайване на Гонконгском международном кинофестивале. Альбомы Китаро восемь раз номинировались на премию «Grammy», хотя так ни разу ее не получил. Впрочем, для него это, похоже, не имеет никакого значения. Ему безразлично, как называют его стиль критики и как реагируют различные официальные организации, основная его цель, по его же словам, - «сделать людей ближе друг к другу и зарядить их мирной энергией с помощью моей музыки».

    Kitaro – художник от природы: он не имеет никакого музыкального образования – он просто не знает нот. Он записывает музыку своим собственным способом (типа картинок). Помимо клавишных, Kitaro играет на многих инструментах, таких как гитара, флейта, барабаны Taiko и других. Kitaro является и композитором, и исполнителем, и режиссером. Иногда он сам занимается световым оформлением концертов и аранжировкой альбомов. Кроме того, Kitaro – фотограф. Он создал целую фирму в штате Колорадо. Например, обложка альбома «Gaia. Onbashira», это фотография вида из его дома. Несмотря на то, что Kitaro стал мировой знаменитостью, он остался скромным человеком: «Меня вдохновляет природа. Я только вестник» – говорит он, – «одни мои мелодии это облака, другие – вода». Талант Kitaro, его музыка достойны восхищения. Чем больше вы узнаете Kitaro, тем больше вы его уважаете. Музыка Kitaro – это больше чем музыка – это философия жизни. Слушая его музыку, вы понимаете, чтобы жить в мире, нужно быть его частью; нужно заботиться об окружающих нас людях и дорожить всем, что вы имеете. Kitaro говорит: «Я счастлив, что моя музыка вызывает у людей приятные чувства. Я знаю, что музыка может изменить человека, и это мое стремление».

    Композитор отдает много сил работе над разнообразными проектами на своей фирме «Domo Records». Этот лейбл выпускает, кроме его собственных альбомов, сочинения некоторых восточных исполнителей, играющих разнообразный фольклор в традиционной и современной интерпретации. Китаро назвал свой проект «Kitaro's World Of Music» и таким образом пытается пропагандировать азиатскую музыку во всем мире. Тибетский флейтист Наванг Хечог (Nawang Khechog), непальское трио Сур Судха (Sur Sudha), гонконгская группа «Celestial» – вот далеко не полный перечень его релизов.

    В 1997 году произошло достаточно неожиданное обращение Китаро к популярному жанру. Написанное им для Бродвея музыкальное шоу «Cirque Ingenuex», выдержанное в духе старинных представлений, казалось бы, абсолютно несовременное и немодное по звучанию, имело такой успех, что решено было организовать тур этого мюзикла по пятидесяти американским городам. Японо-американский музыкант и композитор, несмотря на весь происходящий вокруг его музыки шум, все так же старается быть ближе к природе и в ней одной ищет свое вдохновение.

    The Definitive Collection Несмотря на то что в последние годы его творчество сильно изменилось и на каждый новый релиз приходится по несколько сборников, этот диск явно выделяется. Треки последних лет настолько гармонично вплетаются в известные заслушанные хиты 80-х, что даже не возникает ощущения, что это «уже было», хотя на самом-то деле это действительно было.

    Let Mother Earth Speak Думаю, среди российской аудитории гораздо больше поклонников Китаро, чем Дениса Бэнкса, который, строго говоря, музыкантом не является и к музыке имеет весьма опосредованное отношение – так вот, у этих людей Let Mother Earth Speak может вызвать неожиданный прием. Это не новый диск японского композитора, это диск, созданный при его участии, но с другими целями и с совершено другим культурным багажом, которые восточный маэстро, однако, очень хорошо уловил и преподнес без существенных изменений в своей характерной электронно-симфонической манере. Но – обо всем по-порядку. Бэнкс – известный активист, борец за права коренного населения США. Сам индеец, он не только является гордым носителем духа и культуры своего народа и своего племени, он всячески отстаивает права соотечественников, работая сразу на нескольких «фронтах», одним из которых в последние годы стала музыка. На Let Mother Earth Speak Деннис выступает в роли мудрого рассказчика, извлекающего из памяти много информации, от определения семейных ценностей в индейском быту и собственных воспоминаний (которые он справедливо уже может отнести к легендам) до освящения аспектов духовной жизни (коим он отдает предпочтение) своих предков и расшифровке народных песен, танцев и обрядов. Под его голос у человека, владеющего английским и обладающим хорошей фантазией, перед глазами оживает жизнь индейских резерваций, где древняя культура или сопротивляется окружающему миру, или прогибается под его давлением. Рассказав в начале каждой композиции о чем-то важном, раскрыв нужную тему, Деннис, взяв в руки бубен и пригласив своих друзей, вместе с ними образует ритуальный индейский круг, бесконечный хоровод под гулкий бой туго натянутой кожи и гипнотический шорох перкуссии – извечный цикл, объединяющий прошлое настоящее и будущее. Фигуры в круге делают неторопливые движения и поют долгие, монотонные, экстатические песни, в которых слышаться порой только повторяющиеся простые гласные звуки, а порой – целые истории забытых времен. Поклонники Китаро уже заждались, когда же он появиться в этом действии? А он никуда и не исчезал, присутствовал с самого начала. Да, с начала каждого трека мы слышим его спокойную музыку – «фирменный» электронный ветер, раскачивающий ветряные колокольчики, сигналы синтезаторов, ввинчивающиеся в космическую вечность, разносящийся гул поющих чаш, задумчивый и утонченный симфонический бэкграунд, в который вплетены звуки окружающего мира: раскаты грома, журчание воды, пение птиц. Поддерживая тему альбома, мэтр большую часть времени играет на деревянной индейской флейте, что выглядит очень логично, и очень гармонирует с его возвышенной музыкой. Все вместе это звучит живо и колоритно, пусть смысл слов иногда ускользает за языковые барьеры, да и сам жанр spoken worlds выглядит совершенно непривычно. Кросскультурное сочинение, преследующее более познавательные и социальные цели – тем не менее, диск Let Mother Earth Speak не будет лишним на полке любителя «мировой музыки».

    Tamayura, строго говоря, не является новым альбомом Китаро. Так называется театральный перфоманс, поставленный хореографом Коити Тамано для театра танца Harupin-Ha Butoh – масштабное представление, длящееся от заката до рассвета, во время которого артисты воссоздают жизнь целого подлунного и подводного микромира, населенного обычными, пусть и зачастую совершенно невидимыми невооруженным взглядом обитателями и сказочными существами, чья вселенная легко умещается под листом речной лилии или в воздушных пузырьках, поднимающихся со дна. И все это подано в манере классического японского театра, в котором говорят не словами, а жестами, и в котором музыка является подчас самым главным рассказчиком. Китаро как раз и подготовил саундтрек для этого действа, сочинив несколько новых композиций и немного переделав пару своих знаменитых вещей. Запись этого спектакля с музыкой Китаро уже выходила в 2000 году, но в качестве носителя получила тогда только DVD, теперь же у нас есть возможность приобрести вместе с видео еще и CD. Такие проекты для японского композитора всегда являются поводом как можно шире представить основные стилистические элементы своей музыки, но также это и хорошая возможность для экспериментов, для поиска новых форм. В данном смысле мэтр приятно удивил, начиная почти что каждый трек в довольно неожиданной манере, где смешивается мистицизм и минимализм, авангардизм и фирменная экспрессия – в некоторые моменты музыка замирает сгустившимся ночным амбиентом, в котором вязнут голоса и звуки традиционных восточных инструментов, сердце робко замирает в ожидании прикосновения к какой-то древней тайне, а взгляд следует за странными, порой сюрреалистическими движениями и образами, которые воссоздают актеры, перемещаясь вдоль водной глади. После вступления, в авторстве которого замешаны больше участники труппы, гортанно распевающие слова и бьющие в барабаны, после занявших несколько долгих и тревожно-будоражащих минут описанных выше экспериментов, следует трек Magma, неторопливо кочующий от сосредоточенности каноничной восточной музыки до эпичности прог-рока и экспрессивной электроники, фирменное звучание которой любой поклонник узнает сразу же. Затем следует Mercury, сыгранный на деревянной флейте американских индейцев трек с получившего премию ГРЭММИ альбома Thinking of You, ее мелодия как раз и получила немного иную интерпретацию. В треке Sitara гармонично соединяются Восток и Запад, медитативность и сложность арт-рока, перенос традиционных канонов в звучание электрогитары. Еще одна «не новая» композиция – Nageki с альбома Kojiki, известная вещь, способная украсить любой концерт Китаро, что и произошло в данном случае. Beam Wave задает концерту напряжение, это бурлящая электронными звуками вещь, вполне отражающая видения, возникающие во время астральных путешествий и позволяющая вспомнить самый первый альбом композитора. После нее следует меланхоличная баллада Uranus, за десяток с лишним минут разрастающаяся до эпических размеров, наполненная яркими и мощными пассажами и выступлением хора. Это то, чего ты просто ждешь в финале Tamayura и что накрывает тебя волной эмоций. Китаро здесь во всей своей красе – и с повторами, и с использованием типичных приемов, но с невероятным размахом, с неожиданными находками и подстраиванием под действие, разворачивающееся на сцене, что в итоге производит грандиозное впечатление. Брать диск без раздумий, ставить на полку к другим альбомам мастера, смотреть, слушать и получать удовольствие.

    The Essential Kitaro Данная компиляция поможет легко ответить на вопрос «чем сборники Essential отличаются от традиционных The Best of?», если таковой у вас когда-либо возникнет, хотя бы при знакомстве с обширной дискографией легендарного японского композитора Китаро. Best закономерно содержат самые хитовые и знаковые вещи того или иного исполнителя, узнаваемые всеми и любимые настолько, чтобы в очередной раз выложить свои деньги и приобрести диск. Essential, на мой взгляд, вещь чуть более серьезная – подобные компиляции призваны показать основные направления творчества и его главные вехи, варианты приложения тех или иных талантов. Подобные релизы, как правило, весьма эклектичны, содержат несколько точек зрения на творчество музыканта, без которых порой трудно получить полную картину. Взяв из родной восточной культуры медитативность и непривычную европейскому слуху гармоничность, основанную на понимании глубинных процессов окружающего мира, Китаро в равной пропорции почерпнул у западной музыки символизм и масштабность. К тому же основной период его становления как музыканта пришелся на годы развития и расцвета как прогрессивного и арт-рока, так и электроники, что тоже нашло отражение в его музыке, помогло создать свой собственный музыкальный язык. Итак, тринадцать вещей, которые необходимо услышать, чтобы понять и полюбить (разве вы этого еще не сделали?) Китаро: драматический саундтрек для исторической киноленты The Soong Sisters (The Scroll Is Read), симфония Природы и одно из самых эпических и эмоциональных произведений автора (A Passage of Life), перкуссионно-электронная вещь с потрясающей темой, написанная для бродвейской постановки Cirque Ingenieux (Contortionists) и самая красивая композиция с получившего (после череды не выпавших номинаций) премию ГРЭММИ альбома Thinking of You (великолепная Estrella). А также такие «пасторальные» шедевры, как As the Wind Blows, Whisper, Wood Fairy, в которых сама Земля говорит с тобой нежным шепотом флейты, ритмом деревянной перкуссии, зашифровывая свои послания в дуновениях ветра, раскачивающего колокольчики, и в узорах водяных лилий на голубой глади озера. Древний и многими забытый язык, на котором Мать пытается вновь наладить общение со своими детьми. Не забыты и самые известные хиты Мастера – богиня Сарасвати снова танцует свой вечный танец (Dance of Sarasvati), караваны бредут сквозь пустынный зной по Великому Шелковому пути, с которого начиналась не только связь Востока и Запада, но и карьера самого Китаро (Theme from Silk Road). И, конечно, не обойдены вниманием живые выступления маэстро – да и как можно забыть эту экспрессию и мощь? На диске можно услышать «живое» исполнение Koi, а DVD дает возможность увидеть лучшие моменты с двух самых грандиозных шоу композитора – выступления в Испании в 1999 году и концерта в Китае в 2004. В общем, это очень разносторонний и крайне интересный взгляд на музыку Китаро, собравший, самые «представительные» и наиболее впечатляющие его сочинения, которые точно не оставят равнодушными.

    The Best of Silk Road Думал ли Китаро, в конце семидесятых принимая предложение китайских продюсеров сочинить саундтрек для одного из самых известных документальных сериалов, что создает настоящий шедевр, который будут с удовольствием слушать сотни тысяч слушателей по всему миру? Скорее всего, он просто решил хорошо выполнить свою задачу, нашел вдохновение и сделал то, что помогло вписать его имя в историю музыки. С тех пор вышло несколько дисков-продолжений (правда, возникла путаница с их названиями, в некоторых странах издатели обрывали связь с оригинальным сериалом, придумывая для дисков новые имена), заполнившие их композиции стали важной частью «живых» выступлений музыканта, многие темы, такие, как Caravansary, не просто многократно цитировались – они стали легко узнаваемыми с первых же нот. В 2003 году лейбл Domo Records предпринял интересную попытку собрать все самые значимые треки «Шелкового пути» на одном диске, а заодно и «освежить» интерес к этой серии. За основу были взяты оригинальные композиции (взятые с первого официального Best Китаро, отмерившего его достижения в первые десять лет карьеры), а также вещи, получившие новую аранжировку благодаря участию в одной из записей маэстро известного исполнителя Ю-Ксиао Гуанга, мастера игры на китайской скрипке. Также была переиграна заглавная тема Silk Road (тут, впрочем, изменения абсолютно минимальны и их еще стоит поискать), а бонусом идет неизданный ранее фрагмент концерта, в котором соединились Pray at Xian и более поздний, но также прекрасно узнаваемый, и, видимо очень любимый самим автором трек Mercury. Оригиналы звучат так, как и звучали в первоначальном виде – изящная и задумчивая нью-эйджевая электроника семидесятых, в которой древние восточные мотивы поданы через призму прогрессивной, на тот момент, западной культуры, и наоборот. Этим вещам всегда была свойственна романтика и медитативность, их тихие ритмы и тонкие, кажущиеся нарочито простые мелодии задают особенное настроение, будоражат фантазию, способную вновь показать сквозь дымку аналоговой электроники бескрайние пустыни, крыши древних храмов, маленькие деревеньки и горы, отмеряющие этот долгий путь из Азии в Европу. Композиции, записанные с Гуангом, получили качественные симфонические аранжировки, а основные электронные темы были без потерь переложены для скрипки, доказывая не только свою универсальность, но и то, как аккуратно Китаро преподнес этот эклектичный, в общем-то, микс таких разных культур, создав не пестрый узор звуков, а нечто единое и абсолютно целое. Впрочем, эти вещи отсылают слушателей к более позднему этапу творчества Китаро. Завершение основной части альбома, как и положено, грандиозно: половина Moon-Star разгорается в ночной тишине, неспешно заполняя пространство вокруг, которое в финальной части взрывается прог-роковой экспрессией, задаваемой виртуозными партиями электрогитар на фоне оркестрового неистовства, переворачивающего душу мощным напором чувств. Шелковый путь стал символом творчества Китаро – подобно древним караванщикам, он проделал путь на Запад, принеся туда свою культуру и взяв очень многое для себя из традиций западной музыки. В дальнейшем он создал множество великих шедевров, о которых разговор, надеюсь, еще впереди, получил ГРЭММИ и множество других призов, но, все таки, эти композиции стали основой его творчества, без них трудно представить себе тот грандиозный и прекрасный мир, созданный этим великим музыкантом. Без них также трудно представить себе современные жанры нью-эйдж и world music, и их, безусловно, надо иметь в своей коллекции.

    Impressions of the West Lake Западное озеро (Си Ху) является главной достопримечательностью китайского города Ханчжоу. Разместившись практически в историческом центре города, оно, если верить туристическим проспектам и посетившим его туристам, представляет идеальное место для отдыха от городского шума и суеты. Многие уголки этого живописного места устроены специально для типичных восточных «забав», вроде созерцания отражения лунного диска на водной глади. Красотой этого озера вдохновился китайский режиссер Чжан Имоу (создатель фильмов «Герой» и «Проклятье Золотого Цветка», а также постановщик церемонии открытия Олимпийских Игр 2008 года), который придумал, как оживить на берегах Си Ху древнюю и трагическую историю любви, сделав озеро не просто местом действия, а полноценным его участником. Так возникла опера Impression West Lake, многочасовое представление с сотней участников, которые выступают прямо на поверхности воды, создавая интерактивное пространство из места, действия, истории и музыки. Музыку сочинил Китаро – действительно, не возникает вопросов, кто же еще мог бы озвучить столь масштабный проект. Для создания эпических оркестровых партий был приглашен также аранжировщик Рэнди Миллер, с которым Китаро работал над саундтреком к фильму Оливера Стоуна «Небо и Земля», а в качестве вокалистки была выбрана молодая китайская певица Джейн Занг, замечательно исполнившая красивую арию Impressions of the West Lake и украсившая остальные треки очаровательными вокализами. Impressions of the West Lake – это, без сомнений, бриллиант среди большого количества сочинений китайского композитора, который, создавая его, пошел своим собственным, хорошо изученным поклонниками и критиками путем: соединяя каноны восточной и европейской музыкальных культур, переплетая традиции народной и классической музыки, электронику и рок. Он делал это не раз, но в данном случае результат звучит куда как более грандиозно, позволяя при этом отметить для себя, что Китаро продолжает совершенствовать свои таланты и искать новые выразительные формы звучания. Сочинив главную тему всей постановки (впервые она зазвучит в Aria Di West Lake в исполнении пианино, что уже довольно необычно для Китаро, а ее последние аккорды стихнут в Spirit of the West Lake), музыкант пропускает ее через все важные моменты и события действа, которое получает яркую эмоциональную окраску и эпический размах за счет громогласных барабанов Тао, оркестра, звучащего в традициях настоящего саундтрека и классической симфонии одновременно, а самые нежные и романтические моменты оперы украшает тихое соцветие китайской церемониальной музыки и атмосферные электронные пассажи. Две важнейшие композиции – Aria Di West Lake и Reflection of the Moon, две полноценных симфонии, связывающие целый набор образов, голосов и порожденных ими эмоций, которые всецело захватывают слушателя (что творится в душе у зрителя, наблюдающего все это воочию, вообще трудно представить), постепенно разрастаясь из «камерных», почти что медитативных зарисовок, эволюционирующих в события огромного масштаба и значения, хотя бы только для героев этой постановки, которых судьба и воля рассказчика неотвратимо ведет к финалу. Впрочем, фиксировать внимание, согласно восточной мудрости, предлагается не на этих событиях, а на визуальных и философских образах, представленных в лаконичных и выверенных действиях актеров, и, конечно же, нужно видеть все пространство великого озера целиком, размышляя о его красоте и величии. Великолепная работа выдающегося композитора, который, несмотря на десятилетия карьеры, явно находился на пике своей творческой формы. Величественная, эмоциональная и захватывающая музыка, поражающая своим размахом.

    Cirque Ingenieux Один из первых опытов Китаро в написании музыки для театральной, в данном случае Бродвейской постановки не только не вышел комом, но и задал очень высокие стандарты подобных саундтреков, явив публике масштабную, восторженную и немножко загадочную стилистику японского композитора. Продюсерам шоу, кстати, можно смело поаплодировать: решение пригласить композитора с «восточным менталитетом» для создания музыки к представлению, в котором должны были в полной мере представлены традиции европейского циркового искусства, наверняка далось им нелегко, тем не менее, превосходный результат на лицо. Cirque Ingenieux — история о маленькой девочке, открывшей для себя волшебный мир цирка, в который невозможно не влюбиться, как невозможно не влюбиться и в эту музыку. Треки альбома включают в себя все то, что на протяжении десятилетий представляет собой основу творчества Китаро: «зовущие» звуки синтезаторов, в которых слышна и ориентальная древность, и размашистый космический футуризм, богатые оркестровые аранжировки, этнические инструменты, романтические вальсы и парад оживших детских игрушек, медитативность древних церемоний и роскошные финальные марши выходящих на манеж артистов цирка для поклона публике. Некоторые вещи звучат, конечно, слишком уж канонично, их следы можно разглядеть еще на бескрайних просторах «Шелкового Пути», принесшего автору мировую славу (Solar System Trapeze, Contortionists). Другие композиции, коих большинство, напротив, представляют собой жанровые эксперименты, в данном случае подчеркивающие атмосферу творящегося на сцене праздника, в динамичной смене декораций (Costume Shop) не забывая подчеркнуть ту или иную локацию или персонажа. Кстати, «персонажные» треки (Sarah’s World, Galina) удались особенно, каждая из них раскрывает тот или иной характер, в них звучат голоса персонажей и эмоциональные вокализы. Не мог Китаро обойтись и без привычного эпического звучания – деля порой треки на разные, но взаимосвязанные части и наполняя их под завязку действием, он легко перемещается от возвышенного академизма до легкого нью-эйджа, двигаясь сквозь самый настоящий «пинкфлойдовский» арт-рок к канонам восточного мистицизма, поднятого на неведомые доселе высоты с типично бродвейским размахом. Одним словом, великолепный альбом, даже как-то захотелось сходить снова в цирк и попытаться снова пережить тот волнительный первый, наивно-детский восторг от этого развлечения.

    Live in America Самое начало девяностых – важный этап в творчестве Китаро. Прежде всего, его музыка переживает удивительный рассвет, знаменуя переход от чисто нью-эйджевой электроники (последним вестником которой в дискографии композитора стал не слишком удачный альбом Tenku, наглядно показавший, что идея, возведенная на предыдущих релизах мастера в абсолют, если и не изжила себя, то явно требует развития) к масштабным оркестровым работам, в которых помпезность и пафос европейской симфонической музыки совмещался бы с сосредоточенной медитативностью восточной музыкальной культуры. Заревом этого рассвета стал альбом The Light of the Spirit, а на всю свою мощь эта идея заработала на диске Kojiki. Именно «по итогам» этой работы Китаро и отправился в свой мировой тур 1990 года, одним из достижений которого стало настоящее покорение Америки – и главным свидетельством этого успеха Китаро стал «живой» CD Live in America. Kojiki полностью вошел в программу этих выступлений – правда, по причине места/времени из дорожки компакт-диска пропал трек Orochi, впрочем, эта «несправедливость» была восстановлена на двойном виниловом издании «американского концерта». Но и без этого трека новое творчество Китаро покоряет и удивляет с первых же нот. Сейчас, по прошествии десятилетий переслушивая этот релиз, ловишь себя на мысли, что именно мелодии Kojiki легко и просто узнаешь с первых аккордов – каждая из них, проходя через многочастные, величественные композиции, объединившие классику, этнику, симфонизм и яркую экспрессию арт-рока, уникальная, совершенна и навсегда остается в памяти. Способствует этому и шикарный звук, радующий аудиофильным качеством, которым даже сейчас не могут похвастаться многие «лайвы». Отыграв основной материал, Китаро не мог обойтись без своих самых узнаваемых хитов, да и поклонники, коих уже тогда в Америке у него было в достатке, не позволили бы ему забыть про Silk Road, Caravansary и Cosmic Love. Что ж, их совершенный в своей лаконичности мелодизм приобретает здесь за счет оркестра масштаб и глубину, не слыханную раннее. Финалом идет «обзорная зарисовка» из основных тем The Light of the Spirit – любит Китаро приберечь на финиш эпические сочинения, гарантирующие слушательский восторг и мощный прилив чувств. Знаковый концертный альбом, демонстрирующий нового Китаро. Впереди – ГРЭММИ, и многочисленные релизы с неопускаемой планкой качества (следующим стал великий Dream). Сейчас – одно из лучших воплощений музыки маэстро для большой аудитории.

    Final Call Куда приведет человечество его уверенность в собственной исключительности, повлекшая за собой отрыв от окружающего мира? Где кончается гармоничное сосуществование человека и природы и начинается противостояние, в котором никто не получит пощады? Почему мы думаем, что мы — вершина эволюции? Эти вопросы, к сожалению, в наши дни волнуют не очень многих (скорее даже – совсем не тех) людей, которые предпочитают жить в условиях сиюминутного потребления – кому-то вопросы кажутся общими, не касающимися именно его, кто-то считает их слишком глобальными или риторическими, а кто-то то верит, что время искать на них ответы все еще не пришло. Между тем, сама Вселенная давно уже намекает нам, что каждый брошенный в нашу сторону призыв одуматься может стать реально последним. Об этом размышляет на своем новом студийном альбоме Китаро. Он не делает мрачных прогнозов, не пугает и даже не призывает остановиться – он просто показывает нам тесные взаимосвязи существующими в этом мире, учит видеть красоту в каждом явлении природы и наслаждаться их уникальностью и неповторимостью. В стилистическом плане Final Call продолжает исследовать звучание, которое мы услышали на предыдущем альбоме Китаро, Tamayura, саундтреке к театрализованному представлению. Здесь каждая композиция также начинается с продолжительной (и зачастую вполне самодостаточной) интерлюдии – амбиентном размышлении на заданную тему, исследующем электроакустические звуковые текстуры (передающие с помощью секвенций дух синтезаторных открытий семидесятых-восьмидесятых годов, но и не гнушающиеся современной тяги к экспериментальным абстракциям) на почти что молекулярном уровне, чтобы потом развить их во всю симфоническую мощь до поистине безграничных масштабов, охватывающих сразу множество событий и явлений. Эта аллегория микро и макромиров, неразрывно связанных друг с другом, наиболее наглядно отражает идею альбома. Как и привычная эклектика, давно уже ставшая основой фирменного звучания Китаро, и включающая в себя медитативно-умиротворенные пейзажи, пронизанные восточным колоритом с неожиданно вступающим напряженным драматизмом ритма китайских барабанов, эволюционирующие до масштабных неоклассических моментов (в данном случае усиленных эмоциональными хоралами в духе Карла Орфа) и экспрессия арт-рока, соприкасающаяся с характерным «космическим» мелодизмом узнаваемых электронных пассажей, зовущих за собой в неизведанно-романтические дали. Пространство эмоций полностью захватывает слушателя, окружает его завораживающими образами, в узоре которых постепенно проступает некое последовательное развитий событий, хроника извечного путешествия, которое начинается где-то на просторах Вселенной, а заканчивается в тишине сада камней, под журчание ручьев и пение птиц. В этой хронике – история отдельно взятого человека и всего человечества в целом, которое автор призывает жить в гармонии, являющейся единственно возможным путем нашего дальнейшего развития. И, слушая этот альбом Мастера, начинаешь если не верить, то хотя бы надеяться, что это Зов окажется все-таки не последним. Великолепный альбом, который наверняка станет одним из главных событий музыкального года и который никак нельзя пропустить.

    Quintessential Данную компиляцию можно считать продолжением сборника The Essential, вышедшего годом ранее: здесь тоже собраны лучшие композиции музыканта, и на DVD можно увидеть самые яркие фрагменты его живых выступлений. Название для релиза также подобрано идеально – словарь дает несколько трактовок слова «квинтэссенция», но среди них можно выделить пару, лучше всего подходящих под описание творческого пути Китаро. Первая из этих трактовок: «самое главное и важное» (что можно смело употребить для описания всех собранных здесь треков), вторая трактовка, отсылающая к античной натурфилософии: «великая творческая сила, которой Бог наделил материальный мир». Если заменить «материальный мир» на «Китаро», то точное описание музыки Маэстро будет готово – действительно, в композициях этого человека всегда велико было божественное, иномирное присутствие, интуитивно замеченное самим автором и бережно доносимое до слушателей. Quintessential, в отличии от The Essential, практически не обращается к ранним работам музыканта, эха «Шелкового пути» вы здесь не услышите. Словно не фиксируясь на прошлом и делая упор на настоящее, создатели этой компиляции собирают шедевры c альбомов последних десятилетий, начиная с Dream – это наглядно показывает, что в запасе у Китаро не только нетленная классика восьмидесятых, но и подлинный творческий рассвет в девяностых и нулевых. Также стоит отметить, что этот сборник звучит более умиротворено и спокойно: первая его половина словно создана для медитации летним днем под тенью деревьев на берегу медленно бегущего ручья. Floating Lotus, Michi, Spirit of Harp, Sacred Fountain – созерцательная, основанная на восточной гармонии музыка, тесно связанная с силами природы, повествующая о духовном родстве человека и окружающего мира. Symphony of Dreams, которая является, по сути, квинтэссенцией всего альбома Dream дает возможность услышать более масштабные, оркестровые работы композитора, где угадывается его интерес к классической музыке, преломленной сквозь призму эпических голливудских саундтреков. Трек Gaia демонстрирует интерес к world music: этот знаменитый гимн Матери-Земле служит перекрестком мировых культур, в звучании угадывается и стилистика фламенко, и шаманизм американских индейцев. Грандиозно звучит и Spirit of the West Lake, одна из самых ярких (в том числе и в мелодичном плане, здесь Китаро раскрывается как тонкий лирик) работ последних лет: музыка для театрализованного действа завораживает и еще долго не отпускает, вырисовывая перед внутренним взором масштабную панораму, наполненную множеством загадочных фигур и декораций. На DVD царит пиршество для глаз, но настоящим поклонникам Китаро, у которых все это наверняка есть к коллекции, будет интересно продолжительное и эксклюзивное интервью с Мастером, где он рассуждает о своем творчестве, а также один эпизод концерта, неизданный ранее. Музыкальное содержимое тоже наверняка уже есть у слушателей, но в целом релиз, конечно, хоть и ознакомительный, все-таки попадает под категорию musthave – удивительным образом хиты Китаро, даже перетасованные в различном порядке на различных «бэстах», создают каждый раз уникальную атмосферу и особое настроение, рассказывая другую, но не менее захватывающую историю.

    Symphony Live in Istanbul Стамбул стал важной отметкой в весеннем концертном туре Китаро – причем не только географической отметкой. Своему визиту в этот древний город прославленный музыкант придает особое значение, проводя параллели со своим творчеством и находя тонкие взаимосвязи. Так, первым релизом, принесшим этому исполнителю мировую славу, стала серия работ, посвященных Шелковому пути, на дорогах которых Стамбул играл не просто роль перевалочного центра, а являлся одной из главных точек маршрута, связывая Восток и Запад. То есть, выполняя примерно ту же роль, которую всегда стремится сыграть посредством своей музыки Китаро, выступления которого в сопровождении симфонического оркестра (для данных целей была переписана партитура и некоторые фрагменты, вроде вступления и интерлюдий) пришлись на два мартовских вечера 2014 года. Пользуясь представленным случаем, выступления в рамках тура Китаро подобрал свои наиболее «симфонические» сочинения, взятые с самых известных альбомов: Kojiki и Thinking of You, не забыта и уже, похоже, вечная классика Silk Road, также присутствует один неизданный ранее трек Kokoro part 2. Но начинается все с эпического Heaven & Earth, вобравшего в себя самые яркие, эпические и драматические моменты из саундтрека к фильму Оливера Стоуна. Это грандиозное начало не только задает правильный эмоциональный вектор слушателям и зрителям, но и дает возможность прочувствовать тягу исполнителя к большим, монументальным формам музыки. Умиротворенность нью-эйджа (не заброшенная, впрочем, окончательно тогда, когда музыкант берет в руки флейту и начинает вести к чувственным высотам простую и медитативную ориентальную мелодию Mercury) все-таки уступает место академическому размаху – благо, симфонический оркестр справляется со своей задачей на отлично и придает привычным пассажам Мастера и космическим звукам его синтезаторов новые краски и эмоции, что хорошо ощущается на протяжении всего альбома, не только на отрезке неба и земли, но и в таких ярких моментах, как Kokoro 2, Orochi и Matsuri. Так что можно смело констатировать, что Китаро не зря оказался в этом году на перепутье Великого Шелкового Пути – Стамбул с его особенной энергетикой как никогда кстати помог его вдохновляющей музыке раскрыться во всей красе, и даже старые, хорошо знакомые и проверенные вещи аура этого города наполнила немного загадочной и чувственной новизной. В последние годы с именем Маэстро на обложке вышло много The Best, но Symphony Live in Istanbul, пусть и содержит все сплошь знакомые названия, представляет собой нечто новое и гораздо более интересное. Не пропустите.

    © 2005-2021 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.