Share

    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Интервью Лизы Джеррард греческому изданию «Евтерпа»

    «Я вижу музыку как историю души и сердца»

    Интервью с легендарной певицей Лизой Джеррард в преддверии концертов группы Dead Can Dance в Салониках и Афинах 1 и 3 июля 2019 года.

    Добрый день! Каков ваш подход к музыке? Вы подходите к ней как к ритуальной практике?

    Нет, я воспринимаю музыку не как ритуальную практику, а как историю человеческого сердца и души. Как путешествие. Я предпочитаю выражать себя через песню так же, как другие делают это при помощи рисования или письма. Нам не под силу выразить себя только при помощи языка. Есть много других способов, при помощи которых мы можем взаимодействовать. Для меня главное послание от души человека идёт через песню.

    Поскольку вы начали говорить о пении, то ваше пение необычно. Это сплав из религиозного пения, вокализов, придыханий. Каким образом вы создаете музыку?

    Когда я создаю музыку – это для меня как пение. Пение у меня получается почти автоматически, оно идёт прямо от сердца, тогда как музыка – здесь результат более запланированный. Пение – это реакция, а не план. Это способ рассказать историю, которую слушатель поймёт через звук, а не через текст.

    Означает ли это, что вы используете различные подходы к пению, дабы вывести на поверхность иррациональные элементы нашего сознания?

    Да, это идёт у меня от эмоций, связанных с внутренним миром человека, человека как такового, который ещё не погружён во взаимодействие разных систем общества. С самого раннего возраста нас учат откликаться на требования системы, и иногда мы создаём блок в нашем сознании к пониманию и выражению собственной органичности.

    Связано ли это с постоянным использованием музыкальных инструментов забытых, отвергнутых, недооценённых и поэтому редко используемых западными музыкантами?

    Используя инструменты со всего мира, мы не оригинальны. Мы не хотим ограничиваться привычными западными инструментальными рамками. Для нас проблема состоит в том, что трудно найти музыкантов, владеющих игрой на таких инструментах. Есть и языковой барьер. Более того, люди, работающие вне западного контекста, полностью слиты со своими родными музыкальными формами. Большинство созданной нами музыки исходит из звучания инструментов. Они говорят нам, как их можно использовать. Мы не контролируем звук. Скорее звук во многом манипулирует нами.

    Связана ли ваша музыка с вашими детскими впечатлениями от Австралии?

    Абсолютно. Я выросла в греческих и турецких кварталах Мельбурна, и сей факт конечно же повлиял на меня, плюс мои ирландские корни. Собственно, с западной музыкальной традицией я познакомилась гораздо позже. Подростком стала интересоваться популярной музыкой. Но у меня дома её не слушали.

    Кроме глубин человеческой души, вы исследуете и разные языки.

    Нет, не в научном смысле. Для меня это прорыв эмоций, в определённом смысле экстатических. Звук заключён внутри нас, мы рождаемся с ним, и уже потом нас учат говорить.

    Я спрашиваю об этом, потому что в вашем пении есть что-то первобытное, непонятное для слушателя, независимо от того понимает он вас или нет.

    Я ощущаю это совсем по-другому. Пение – это интимная вещь, оно приносит слушателям успокоение или позволяет им ощутить свои чувства безо всяких слов с моей стороны. Пение «отпирает» эмоциональный центр человека. И слушатели при этом думают о себе, а не обо мне.

    Каков ваш подход к созданию лирики?

    Каждое произведение уникально и требует своего языка. Иногда слова приходят из предыдущего фрагмента музыки. Разные фрагменты порождают разные вымышленные языки.

    Часто кажется, что ваше пение несёт религиозно-философский, спиритуальный подтекст.

    Нет, это чисто эмоциональный язык. Душевность.

    Есть ли у вас личные философско-религиозные убеждения?

    Я считаю то, что я делаю, имеет отношение к естественному языку мужчины и женщины. Спиритуализм – это что-то другое.

    В ноябре прошлого года вышел альбом Dead Can Dance Dionysus.

    Это работа по большей части Брендана Перри. Он хотел создать альбом с лесным звуком, что-то вроде лесной фэнтези. Он не хотел включать на альбом пение. И я его поддержала.

    В любом случае Dionysus звучит очень позитивно, словно это праздничная музыка. Таково моё ощущение.

    Праздничная. Хорошее слово.

    Каковы ваши взаимоотношения с вашими слушателями, особенно во время концертов?

    Я не выйду на сцену, если я не имею цели создать что-то вместе со слушателями. В момент концерта аудитория участвует в создании музыки. И вместе со слушателями у нас получается опыт сопереживания музыки.

    Переводил: герцог Альба

    Источник здесь

    © 2005-2019 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.