Share

    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Интервью с Томасом Вайссом

    Tomas Weiss – германский композитор-электронщик, основатель портала El Culto. Наша беседа состоялась во второй половине 2009 года.

    Вот ты сказал, что отныне звать тебя не Thomas, а Tomas. Ты будешь использовать новое имя только как музыкант? Знаком ли ты со своими тёзками?

    Не, не знаком ни с одним. А вообще дело в том, что имя пришлось сменить при регистрации в GEMA (это германская компания, которая ведает авторскими правами). Тут всегда есть выбор между мирским именем и псевдонимом, но моё имя уже было занято другим автором – в итоге зарегистрироваться как Thomas Weiss мне стало никак невозможно. Тут ещё надо учесть, что я уже издавался под своим именем – в итоге я поразмышлял и решил использовать имя Tomas, ибо оно пишется почти так же и это не будет смущать моих слушателей. В общем, Tomas – это моё теперешнее «музыкантское» имя. Правда сказать, этим именем я часто и письма подписываю. Вот.

    Коли ты не знаком с тёзками – хотел бы ты учинить какой-нибудь совместный проект с ними?

    Не, совпадение имён – это никак не причина для совместных дел. Здесь надо, чтобы или музыка тёзки нравилась, или чувствовался некий обоюдный созидательный «потенциал», чтобы совместными усилиями писать нечто новое.

    Почему ты решил обойтись без какого-нибудь названия проекта в своей музыкальной деятельности, как это делают некоторые твои коллеги? Для потенциальных слушателей Tomas Weiss звучит не так образно, как, например, Syndromeda или Nostalgia.

    (Улыбается) Я такого не говорил, да и не решал. Я пишу и таким образом, под проектными вывесками – просто не все они на слуху, а некоторые так и вообще, считай, секретные. Это моя фишка, которая даёт мне возможность заниматься творчеством в «отрыве» от конкретных жанров. Честно говоря, название – это лишь название. Содержательность музыки гораздо важней в данном случае.

    Расскажи об основных вехах своей музыкально-творческой карьеры.

    Хм, долго буду рассказывать (снова улыбается), но попробую остановиться на главном. Итак. Сколько себя помню, я всегда был неравнодушен к музыке – в детстве записывал радиопередачи на кассеты, а потом «нарезал» из них такие мини-миксы из любимых песен. В начале 1990-х гг. я с головой нырнул в клубную электронику и эту сцену. Помню, что первые клубные треки, которые я услыхал, реально взорвали мне мозг и произвели внутри меня целую революцию по части понимания музыки. В то время я часто посещал разные «подпольные» германские клубы – среди прочих были Omen, Dorian Gray и Airport. В них играли самые разные диджеи, причём каждый играл в своём собственном стиле, короче, атмосфера этой клубной жизни производила на меня неизгладимое впечатление, громкий качественный звук, минимум света и ощущение, что музыка самым непосредственным образом живёт внутри тебя независимо от твоего сознания. Это и стало «спусковым крючком» – я взял две «вертушки» Technics MK2, микшер и стопку винилов, и начал записывать свои первые ленты с миксами из любимых треков. За несколько лет я набрался знаний и опыта, и понемногу стал получать приглашения поработать диджеем. Надо сказать, что на тот момент ближайший магазин, который торговал винилом, совершенно перестал меня устраивать – мне приходилось гонять за «пластами» аж во Франкфурт, что, конечно, било мне по карману. В общем, я решился открыть собственный виниловый сток – на это ушло полгода, и в результате получился El Culto – магазин виниловых пластинок с высококачественной электроникой, преимущественно клубной направленности (техно, хаус, минимал, прог-хаус и т.п.). За несколько лет магазин стал реально котироваться среди знатоков. Доступ к свежайшему винилу обеспечил моё дальнейшее развитие в качестве диджея, и как результат всё чаще и чаще меня стали звать играть как клубные сеты, так и на местные немецкие радиостанции. Вместе с диджеем Таухером (DJ Taucher) я вёл программу на Sunshine Live – самой крупной клубно-электронной радиостанции. Но однажды мой приятель, Маркус Фогт (Marcus Vogt, мой любимый дизайнер, который создал все самые красивые обложки наших релизов) «навёл» меня на доселе неизвестную мне музыку – музыку Клауса Визе (Klaus Wiese) и Матиаса Грассова (Mathias Grassow). Звуковые и смысловые глубины их саундскэйпов просто потрясли меня – до меня стало доходить, что всё, чем я занимался последние годы, суть не более, чем снятие стружки с поверхности (если можно так выразиться). Примерно в то же время я услыхал другого музыканта – Ханса Циммера (Hans Zimmer). В общем, под их влиянием я кардинально переосмыслил своё прежнее понимание музыки, и чем больше я погружался в новую стихию, тем более комфортно я себя чувствовал. А тут ещё Маркус заказал несколько дисков Клауса и Матиаса в грассовском магазине, о котором я тогда не знал. В то время я уже начал экспериментировать в новой для меня музыке, писать новые композиции, одну из которых отправил на пробу Клаусу и Матиасу – это был такой длинный клубно-электронный трек с обилием космическо-амбиентного саунда. Они оба оценили её весьма положительно, после чего между нами установился телефонный контакт. Забавно, что на момент написания этого трека я ещё не успел попасть под влияние их творчества – да в общем-то, и амбиент как жанр был мне почти не знаком. То есть я, конечно, знал имена Иноу (Eno), Роуча (Roach), Рича (Rich), Нэмлука (Namlook) и прочих корифеев жанра. Первая совместная с Грассовом работа, Conscience, получила массу превосходных отзывов со всего мира, а я крепко сдружился с Матиасом, а сейчас мы и работаем над общим делом. Кроме этих, «амбиентных» дел, я подвизаюсь и в других жанрах. В отличие от тех, кто смыслит себя только в одном жанре до скончания времён (улыбается), я не таков – мой опыт (музыкальный, диджейский, да и житейский тоже) позволяет мне двигаться в разных направлениях и сочетать иногда несочетаемое, создавая нечто необычное и новое. Я работаю в нескольких проектах, о которых можно прочесть на сайте El Culto. В общем вот, примерно такой расклад.

    Мне кажется, или ты действительно уходишь от ритмов в сторону амбиента? Отчего так?

    Да нет, конечно – я занимаюсь и тем, и тем, и ни от чего не отказываюсь. Я согласен, что последние релизы создают такое впечатление. Однако в самом ближайшем будущем (например, с выходом моего альбома под именем Tomas Weiss на Databloem и грядущим на осень 2009 года альбомом W-I-R проекта Thamnos) слушатели познакомятся с моими другими творческими гранями.

    Кстати, а когда Маркус пристрастил тебя к дроун-амбиенту?

    В 2006 году.

    Ты всё ещё диджействуешь и ведёшь радиоэфиры? В каких жанрах ты сейчас работаешь?

    Нет. Начав писать и продюсировать свою музыку, я перестал заниматься прежними делами. Убив много времени на клубную сцену, я почувствовал, что нужно что-то менять. Сейчас я работаю над двумя электронными проектами, довольно разными по форме, но по сути оба они являются средоточием всех моих влияний, новых звучаний и их сочетаний. Моё кредо – изыскивать неторные тропы в музыке. Кроме того, я выступаю половинкой проекта Thamnos – это совместная работа с лондонской поэтессой и певицей Annemarie Borg. Это такая идеалистичная задумка, в основу которой положены общие и значимые для нас обоих интересы. Описать нашу музыку в двух словах не получится. Также я пробую силы в разных ипостасях «новой классики» (ориентирами могут быть Max Richter и Johann Johannsson) – для этого я учредил лейбл ClassXX, о котором можно прочесть на сайте El Culto. Там же можно послушать онлайн фрагменты таких сочинений. Ну и, наконец, во мне понемногу начинает снова просыпаться интерес к электронике клубного типа – после затянувшейся паузы у меня набралось достаточно идей, с помощью которых можно развивать это направление. Так я возвращаюсь к отправной точке своего творчества (улыбается).

    Ты где-нибудь обучался музыке? Кто ты по профессии?

    Нет, музыку я постигал сам. Моя профессия – специалист по розничным продажам.

    Легко ли было засесть за синтезаторы после «вертушек»?

    Это совсем разные вещи. Мой «внутренний метроном», который остался с диджейских времён, здорово помогает мне писать ритмическую музыку и всякие замысловатые биты.

    Ты предпочитаешь натуральное или синтетическое звучание?

    Оба. (Со смехом) Мои уши меня не подводят.

    Что из железа и софта ты предпочитаешь в работе?

    У меня есть «красный уголок» с проверенными «железными» синтезаторами, и тонны софтовых синтов. Мой выбор для очередной композиции всегда интуитивен, и замысел всегда рождается, когда я просто бренчу на каком-нибудь студийном аппарате. Так что это всё совершенно случайно – иногда я работаю с «железом», иногда только с софтом, а иногда совмещаю то и другое. Я не люблю разрекламированные сверх всякой меры синты типа Муга или MS-20-го Корга. Да, они заслуживают всяческого уважения – и да, имеют своё собственное звучание (как, впрочем, и другие инструменты); однако, это всего лишь источники звука, и, если честно, они какие-то чересчур «культовые» – особенно если учесть, что добыть их можно только сильно поюзанными и столь же сильно дорогими. Если трек написан и сведён правильными руками, то вряд ли кто-то сможет «выцепить» из микса на слух тот или этот инструмент – да и кому это надо? По мне, так это всё совершенно неважно. Из железа я предпочитаю Roland V-Synth (для любой моей электроники), Roland Fantom (как источник натуральных звуков), Clavia Nordrack 3 (для экспериментов и звуковых эффектов; кроме того, это превосходный MIDI-контроллер со всеми своими бесчисленными кнопками и регуляторами), а также Alesis Andromeda (для пэдов и амбиентных звуков). Касаемо софта – я применяю всё, что попадается мне под руку, когда я открываю свой VST-рэк. Есть много совершенно фантастических бесплатных VSTшек – и я их активно использую. А все эти разговоры, что «высокого качества можно достичь только на признанных брэндах» – не более, чем болтовня. Её источник – рекламная борьба в индустрии софтовых синтов и не слишком умный «новичковый» подход по принципу «а я хочу самые лучшие синты, чем дороже, тем по-любому лучше». Чаще других я использую плагины Tassman, Lounge Lizard, почти всё из HG-Fortune, несколько плагинов East West, Gigastudio, Sytrus и Kontakt. Из секвенсоров предпочитаю Cubase SX-3 (четвёртый Кубэйс у меня тоже есть, но он нереально глючный), Sony Vegas и Acid. и иногда ещё Ableton Live. Выбор того или иного происходит в зависимости от жанра музыки или совместимости с секвенсорами моих коллег по проектам. Для работы с MIDI я использую SX-3.

    Ты написал всё о синтезаторах, но ничего не сказал про традицонные инструменты – духовые, струнные, перкуссию. Нет желания научиться играть на них?

    Желания такого нет – вокруг есть много музыкантов, которые управляются с ними гораздо лучше, чем это смог бы делать я. Моя епархия – это сочинение музыки, её сведение и мастеринг записей. Большинство «натуральных» звуков в моих записях взято из звуковых библиотек – они вполне себе хороши по качеству, но работа с ними отнимает массу времени; основная сложность здесь – найти в них сэмплы с нужными штрихами и звукоизвлечением. В дальнейшем я буду приглашать профессиональных исполнителей, которые смогут записать всё, что мне будет нужно – таким образом, я соберу воедино все сильные стороны как акустического, так и электронного звучания.

    Почему ты выбрал для себя именно музыку? Когда ты осознал себя исполнителем и композитором?

    Частично я ответил на этот вопрос ранее. Добавлю, однако, что основный смысл сочинения музыки я вижу в том, что работа с ней даёт весьма ощутимый импульс. Речи и слова всегда требуют, как минимум того, чтобы слушатель понимал твой язык. В музыке это ограничение снято – можно сказать, что это просто другой уровень передачи информации. Причём здесь просто – либо ты понимаешь её, либо нет. И точка. Для кого-то это наверняка окажется не сильно понятно, но опыт последних лет подтверждает, что это не просто слова. Например, в мою диджейскую бытность я зачастую заранее знал, какой трек «взорвёт» танцпол – я сразу чувствовал, слышал в нём тот самый импульс. Это внутреннее ощущение и осознание того, как отразится музыка на слушателях. Та же история и с нашим с Грассовом альбомом Quiet Calling – когда я доделал микс и замастерил альбом, я был на 100% уверен в том, что он достучится до слушательских сердец (не всех, конечно – тех, кому по пути с нами). А дальше всё скажут отзывы – в случае с Quiet Calling они просто потрясающие! Складывается ощущение, что люди понимают, чувствуют и «живут» именно той, твоей музыкой, которую ты только-только написал. Невероятно! Так что, если возвращаться к сути вопроса – в музыке я приоткрываю свой мир и делюсь со слушателями своими ощущениями.

    А как насчёт использования вокала в качестве инструмента?

    Верная мысль! Мне нравится такой подход, но здесь необходимо подбирать точный баланс – ведь голос, как звук, человеческое ухо сможет расслышать лучше, чем любой из инструментов, и, таким образом, голос может превратиться в доминанту композиции, запросто отвлекая внимание от остальной аранжировки. То бишь здесь композитору приходится продумывать общее звучание трека и его настроение. Упомянутый выше проект Thamnos включает в себя голос – он, как и слова, являются одним из важнейших импульсов предстоящего дебютника, ибо касаются тематики альбома. А вот для следующего альбома мы будем использовать слова и голос совсем иначе.

    Сложно ли было осваивать всю эту звукорежиссуру и мастеринг?

    Несложно, так как всё происходило постепенно. Я всегда «загорался» этим, слушая альбомы с качественным саундом. Когда впервые садишься за сочинительство, разительные отличия в качестве звучания собственных записей и профессиональных альбомов просто обескураживают. Я тоже прошёл через это, и несколько раз был готов выкинуть весь свой «красный уголок» в окно (смеётся). Уже потом я научился анализировать треки с технической точки зрения. На мой взгляд, надо просто уметь переключать свой мозг с «эмоционального» состояния (сочинительство) в «рациональное» (сведение/мастеринг), и быть предельно самокритичным (усмехается). Типа, да, ты без ума от того вчерашнего бас-дроуна, на который ты сверху записал кучу всяких других синтов, но если эквалайзер показывает, что с низами ты переборщил, то надо без сожаления резать частоты или их уровни. Иногда это бывает нелегко, а потому требует изрядной выдержки и самообладания. Есть и другой аспект: мастеринговые примочки достаточно сложны в использовании – если ты не знаешь, что именно тебе нужно, то есть большой риск запутаться во всём этом. Как правило, такие плагины всегда бывают не особо понятными для музыкантов. Предела совершенству на этой стезе нет, и я просто разделяю своё время – когда есть соответствующее настроение, я сочиняю музыку, а когда вдохновения нет, я совершенствуюсь в технических аспектах – пробую и сравниваю варианты, или просто работаю с треком, которому нужен мастеринг. В целом, когда люди говорят про мастеринг, необходимо понимать, что «идеального мастера» в природе нет – и мастеринг невозможно выучить подобно иностранному языку. Я бы даже сказал, что хоть без работы с параметрами в музыке и никуда, мастеринг – это такой особый вид искусства. И да, существо музыки не зависит от мастеринга – есть и хреновые альбомы с превосходным мастерингом, есть и выдающиеся.

    Что любишь слушать?

    Каждый день я ощущаю, что совершенствую свой вкус и каждый раз это зависит от ситуации и настроения. Для лучшего понимания готов перечислить несколько навсегда любимых мной альбомов:

    • Hans Zimmer – The Last Samurai (особенно последний трек отсюда)
    • Hans Zimmer – Thin Red Line
    • Lisa Gerrard & Patrick Cassidy – Immortal Memory
    • Denez Prigent & Lisa Gerrard – Gortoz A Rah / J'Attends
    • Death Can Dance – Black Sun
    • Klaus Wiese – Divine Orbit
    • Mathias Grassow – Himavat
    • Arvo Paert – Silhouette Song
    • Henryk Gorecki – Symphony No.3
    • Massive Attack – 1000th Window
    • Ludovico Einaudi – Divenire
    • Neil Tennant & Chris Lowe – Battleship Potemkin
    • Max Richter – практически всё подряд
    • Oliver Lieb – The Black Series
    • Moshic – 10@Ze
    • Moshic – Panic System
    • Virtual Symmetry – See you
    • и так далее.

    El Culto – расскажи подробней об этом проекте?

    Основная его идея – создание портала высококлассной музыки без особой привязки к жанрам. В этом смысле я слишком открыт, чтобы стопориться на конкретных стилях. Музыке вовсе не требуется разбиение на стили (улыбается) – её осмысленность куда важней, и причём тут амбиент, электроника, классика или что-то там ещё? Я не любитель закрытости жанров – это опять же накладывает чересчур много ограничений, плюс есть риск потери отличных творческих находок, просто не вписывающихся в конкретный стиль. С другой стороны, нельзя говорить о том, что подбор артистов для El Culto происходит случайным способом. Я ищу новые имена – артистов, чей подход к музыке и творчеству созвучен моему пониманию – и в конце концов, приглашаю их лично, когда слышу талант в их творчестве. Иногда, конечно, случается и другой вариант – музыкант пишет с предложением стать частью El Culto. Так, например, произошло с Bruno Sanfilippo (улыбается). Так что, в общем, El Culto – не просто ещё один портал, который зазывает к себе всех без разбору; лично для меня это место находиться с единомышленниками, которые так же, как и я, стремятся искать новое в музыке и это неотделимо от того, что ты слышишь на самом деле, невзирая на умные и научные пояснения.

    Вот ещё что. El Culto – это официально зарегистрированное объединение или же частная творческая инициатива для единомышленников?

    Здесь всё проще: это сайт и сообщество тех музыкантов, в чьём таланте я не сомневаюсь. В определённом смысле El Culto вполне официален – при всей его открытости я аккуратно подхожу к тем авторам, которых я приглашаю в наши ряды. Это особенно касается амбиента – не секрет, что этот жанр, к несчастью, «наводнили» неприемлемые для нас приверженцы ультраправых идей. Об этом достаточно внятно написано на нашем сайте.

    Да, я видел этот манифест о «правых» музыкантах. Однако не сочти за труд разъяснить эту свою позицию? Мне думается, что творческий талант никоим образом не зависит от убеждений, от идеологии, например, упомянутый тобой в манифесте Death In June записал несколько краеугольных альбомов в своём жанре. Откуда у тебя такое презрение к «правым»?

    Ну, никто не станет спорить, что музыка может оказывать серьёзное влияние на человека, что через неё можно передавать Слово. Соответственно, Слово становится частью музыки и вполне характеризует её автора. Талант или там IQ сами по себе не вызывают во мне настоящего уважения – большинство людей вполне талантливы и «шарят» каждый в чём-то своём. Более того, я не особо вникаю в сущность этих «правых» деятелей – оно понятно без обиняков, а мне остаётся лишь довериться своему внутреннему чувству, чтобы уважать созидание и этот мир. А то вот вижу я сайт какого-нибудь Der Blutharsch и понимаю, что он на всю голову больной бродяга и мне остаётся лишь посочувствовать столь недалёким людям. И мне начхать, если при ближайшем рассмотрении он окажется совсем не таким – «личной жизнью» всегда легко отговориться от чего угодно. Такие люди неотъемлемы от своих деяний, и отвечают за них. Если им хватает «масла в голове», чтобы думать о своих делах, то им должно быть понятно, как они выглядят со стороны и как о них будут отзываться.
    За себя могу ответить, что я исследовал этот вопрос для себя, и нашёл там массу всякой лажи. Любопытный факт: спонсорами таких концертов всегда выступают партии или организации с сильным правым уклоном. То бишь они используют музыку как громкоговоритель, как мессенджер, как руководство к действию, как рупор – и артисты остаются лишь марионетками в их руках. Я читал некоторые интервью с участниками Death In June – Дугласом Пирсом (Douglas Pearce) и Бойдом Райсом (Boyd Rice) – где их спрашивали об этом, и они так или иначе, но раз за разом уходили от внятного ответа, предпочитая нести всякие нелепые отговорки и всячески «отмазываться». И это говорит за себя лучше любых слов – им не хватает пороху до конца отстаивать свою же идеологию. Мне смешно, когда вроде бы разумные люди ведут себя таким макаром. Мне регулярно приходят сообщения и вопросы по поводу моего манифеста – всем интересны подробности, и это лишь показывает, как много слушателей просто не в курсе всех этих вещей. Как я написал на сайте, риск случайно оказаться в «одной лодке» с этими персонажами довольно велик – особенно если учесть, что исполнители амбиента зачастую ленятся разобраться в существе вопроса и пускают всё на самотёк. Несколько лет тому назад я обсуждал эти вопросы с российским издателем Faria Records, в частности, дистрибьюцию Tesco. Андрей был ошарашен существом дела, сказал, что непременно поговорит об этом с теми музыкантами, которых он издаёт у себя. Однако я подозревал обратное, и вижу, что всем это «до фонаря» – то ли просто из-за разгильдяйства, то ли из-за денег (Tesco – один из крупнейших дистрибьюторов такого рода музыки). Время от времени всё это смотрится достаточно забавно со стороны – всякие «глубокомысленные» названия проектов и альбомов, но стоит только узнать, кто и что стоит за всем этим – в общем, вот. И уж чего я точно не разумею, так этого того, что в XX веке мы прошли сквозь огонь, воды и медные трубы всех этих идеологий, однако многих это ничему не научило. Здесь, вероятно, дело в том, что некоторые люди вообще ничему не учатся.

    Тебя смущают любые виды экстремизма? Он может быть как политическим, так и религиозным, да хоть музыкальным. Где проходит та черта, которую ты не переступаешь?

    «Экстремальность» – понятие широкое. Эти самые черты определить несложно, если есть масло в голове. Безусловно, что для каждого из нас они находятся в разных местах. Например, в ответ на твою критику в чей-то адрес ты можешь услышать, как внятный, конструктивный ответ, так и банальное «да это наезд!». В целом, я не вижу особого смысла ломиться в экстремальности, доколе мы являемся частью некоего целого. Скажу за себя: моя непересекаемая черта – это, например, восхваление насилия, неуважения к жизни и человеку, а также «правые» убеждения и «правый» символизм. И на мой взгляд, в этом случае НЕЛЬЗЯ говорить о музыке как о ПРОСТО МУЗЫКЕ. Она рождается и несёт на подсознательном уровне весь тот message (даже если это вроде бы не ощущается), которые заложен в неё автором.

    Доколе ты не только музыкант, но также издатель, поделись своими соображениями относительно текущей ситуации в музыкальной индустрии? Ты относишься к ней или нет? Что ждёт её в будущем?

    Если вкратце, то всё придёт к DIY – «сделай это сам» (do it yourself). Рынок нынче разделился на 2 части: мэйджоров, которые контролируют рынок с помощью всякой херни типа клипов, рингтонов и шоу, и независимых участников, которые занимаются музыкой во имя музыки (смеётся). Честно говоря, вряд ли кто-то станет спорить с тем, что раньше никогда не было так просто заниматься музыкой вне зависимости от чего бы то ни было. Единственная проблема, с которой сталкиваются слушатели – им становится всё трудней и трудней выбирать среди тысяч новых музыкантов, которые появляются каждую неделю, и в большинстве своём оказываются дилетантами. Такова цена демократии в музыке. Я верю в перспективность доброкачественной музыки, для написания которой требуется определённое терпение и выдержка – по крайней мере, это один из важнейших критериев при отборе музыкантов для El Culto. Если издатель поддерживает качество своих релизов на неизменно высоком уровне, то рано или поздно слушатели обратят на него внимание и оценят работу по достоинству. Если же действовать наоборот, и сделать упор на всякую дешёвку для быстрого достижения конкретных целей (допустим, быстро вписаться в ту или иную сцену), то такие начинания в результате пополнят армию никому не нужных «светлячков в банке».

    Как считаешь, развращают ли деньги профессиональных музыкантов? Ты ощущаешь грань между искусством и ремесленничеством?

    Очень правильная постановка вопроса! До тех пор, пока стиль и образ жизни повсюду будут «завязаны» на деньги, последние будут оказывать определяющее влияние. Собственно, это ярко проявляется в интервью или беседах – коли артист раз за разом поминает деньги и разные финансовые и околофинансовые вопросы, становится ясно, что для такого деятеля деньги суть превыше прочего. Из отдельных высказываний, как правило, можно сложить представление. Это стрёмно, ибо платой за деньги становится Искусство. Привыкши сперва думать, прежде чем говорить, я заметил, что мысли про деньги в ответах на подобные вопросы меня никогда не посещают. Когда я играю на синте или корплю над альбомом, о деньгах я помышляю менее всего. Да и вообще мне претит думать о деньгах и расширении слушательского контингента в творческом процессе. Впрочем, конечно – я прилагаю все усилия, чтобы разместить информацию о моей деятельности на всех необходимых ресурсах, и потом лишь ожидаю реакции. Если публике нравится музыка, то она покупает её, значит, всё получилось удачно, я донёс свои мысли до слушателей, и таким образом завоевал новую аудиторию. Сам я никогда не оцениваю свою музыку с точки зрения «хорошо/плохо», я пишу её ввиду внутренней потребности в творчестве, в выражении своих текущих мыслей и чувств. И если продажи идут активно, то я, безусловно, счастлив. Кроме того, я никогда не слушаю и не «наслаждаюсь» своей музыкой – когда она написана и записана, значит я сказал всё, что хотел. Я, конечно, могу отслушать её по части каких-то технических аспектов, чтобы прислушаться и отметить возможный потенциал совершенствования для грядуших записей (например, по части порядка следования композиций, качества микса и мастеринга), но не более того, не как «сторонний слушатель». Ибо всё высказанное в музыке и так живёт внутри меня.

    Отказался бы ты от контракта с мэйджором?

    Это зависит от существа дела, условий контракта и имиджа мэйджора, ибо любой издатель лишь доводит информацию до масс – не более того.

    И ещё по поводу «цены демократии в музыке». Она разумна, эта цена? Да и вообще говоря – это демо- или охлократия?

    Об этом лучше спросить слушателей – цену платят они, и они определяют существо предложения. Моя собственная практика подсказывает, что поток новинок избыточен. О нынешней ситуации я скажу, может быть, несколько грубо, однако вполне правдиво – «музыка-дешёвка для дешёвок-слушателей». Слушательские массы сегодня весьма недороги. И, собственно, одна из главных целей El Culto – находить музыкантов и слушателей со сходным пониманием музыки любых стилей, а не просто создать некий «клуб по интересам», которых нынче не счесть.

    Относительно DIY – эта тенденция будет развиваться в сторону физических носителей или распространения результатов творчества через сеть?

    Скорее всего, и туда, и туда, но я по-прежнему уверен в блестящем будущем компакт-дисков, даже с учётом очевидных недостатков этого носителя. Главный из них – какие-то треки тебе нравятся, а какие-то нет, но это данность и изменить ситуацию никак нельзя. Стоит подумать над тем, чтобы предлагать слушателям возможность составления индивидуальных сборников – чтобы, в первую очередь, СЛУШАТЕЛЬ мог выбирать и компоновать треки и порядок их следования (по этому принципу составляется плэйлист для файлов в софтовых плейерах). Скачивание треков кажется мне менее перспективным. Сегодня это типа новинка, и поэтому выглядит заманчиво, но я уверен, что вскоре наступит «пресыщение» (не так давно подобная ситуация складывалась в сегменте старых «железных» синтезаторов, когда на рынок вывалили тысячи всяких софтовых синтезаторов). Невозможно держать десятки тысяч песен и композиций, еженедельно добавляя к ним ещё по сотне-другой, и успевая всё это внимательно, вдумчиво слушать – на это просто не хватит никакого времени. И со временем слушатели станут всё более и более разборчивы, и каждый из них рано или поздно остановится на чем-то конкретном и близком по духу. Новые музыканты чем-то напоминают бравых одиночек, которые регистрируются на всевозможных форумах знакомств в надежде найти себе партию на всю жизнь (смеётся).

    В твоём ростере есть русская скрипачка Мария Лазарева. Где вы познакомились, и стоит ли ожидать её релизов на El Culto?

    Она не только скрипачка, но и композитор… Вот уже несколько лет я посещаю форум Cubase (правда, недавно Steinberg забанил меня за прямоту в критике четвёртого Кубэйса) – там я и «встретил» Марию, прочёл её сообщение, увидел ссылку на её MySpace-страничку и заглянул туда. То, что услышал, звучало очень просто – струнные и пианино, однако сильно «торкнуло» меня на эмоциональном уровне. Я написал ей, рассказал об El Culto, и её это здорово заинтересовало. Мы обменялись своими сочинениями, обнаружили много общего в наших интересах. Так началось наше сотрудничество и так был запланирован совместный альбом. Ввиду нехватки времени и прочих житейских дел мы отложили этот замысел на год, хотя большинство исходников для него уже готово и к концу 2009 года я рассчитываю завершить этот проект. Мария учится на магистра искусств в Германии, и часто ездит из Германии в Россию и обратно, плюс она постоянно ездит по миру с концертами, и со свободным временем у неё, как и у меня, полный швах.

    Где находится источник твоего вдохновения?

    Он повсюду в моей жизни – это и собственный опыт, чужая музыка, природа, техника, тишина и шум, общение, синтезаторы, да что угодно.

    Ты когда-нибудь пробовал вещества для расширения создания и поисков вдохновения?

    Сложный вопрос. Смотря что считать веществами. Я страстный поклонник красных вин, и после 2-3 бокалов я могу «просветлеть». Вообще говоря, отключка мышления не всегда так уж пагубно отражается на музыке. Однако никакие другие вещества я пробовать не собираюсь, так как постоянные занятия музыкой и её сочинительством и без того могут довести до лёгкого сумасшествия.

    Ты когда-нибудь давал концерты? Как тебе сцена?

    На сцене я выступал только как диджей. «Живые» концерты стоят самыми последними в ряду моих задач на будущее. Тем не менее, всё зависит от конкретной задумки и возможности достойного её воплощения.

    Расскажи о своём сотрудничестве с Матиасом Грассовым в рамках проекта El Hadra? Каковы ваши намерения и как они будут звучать? Каков замысел? Относится ли он как-нибудь к безвременно ушедшему Клаусу Визе (Klaus Wiese)?

    Конечно же, El Hadra имеет самое прямое отношение к Клаусу, так как название нашего проекта – это название его альбома. Тем не менее, это не взгляд назад и не попытка померяться творческими силами и талантом. Наш замысел – продолжение и развитие той философии и того духа, который Визе вкладывал в свои записи, и который мы впитали в себя за эти годы. Это будут совершенно новые записи, никаких архивных миксов. Если угодно, можно определить наши намерения как попытку зафиксировать ощущения и атмосферу записей Клауса Визе и продолжить начатое им дело. И, кстати, совершенно неуважительно по отношению к Мастеру было бы просто пытаться копировать его почерк. Такого не будет.

    Ты знаешь кого-нибудь из российских ambient-музыкантов? Найдётся ли для них местечко в El Culto?

    Угу, знаю, тебя, например. Говоря же вообще – не знаю. Сейчас мне совсем некогда изучать творчество коллег. Иногда я просматриваю запросы на своей MySpace-странице, но большинство оных ни разу не интересны. Писать музычку стало слишком, слишком легко. Ставишь Logic, и вот у тебя уже есть немерянно готовых и рассортированных сэмплов и лупов – что ещё надо, чтобы получить результат? Все, однако, забывают о том, что как только им понравился тот или иной сэмпл и или пресет, это автоматически означает, что он понравится ещё десяти тысячам человек. Ну не смешно ли? В итоге всё и везде звучит одинаково. То же самое относится и к пресетам из VSTi-синтов. Касаемо второго вопроса – легко, место найдётся всем. Главное здесь – моё отношение к музыке и музыканту, и для чего он будет нужен в El Culto. Потому что гораздо проще заделать какой-нибудь майспэйсовский проект, к которому смогут присоединиться подряд все желающие – и талантливые, и всякие графоманы. Возможно, со стороны всё это выглядит несколько надменно или снобистски, но я всё равно буду собственноручно выбирать авторов, которых я хотел бы поддержать в рамках El Culto.

    Каким тебе видится дальнейшая судьба электронной музыки? Куда всё двинется?

    Думаю, что «на итого» победят искренность и творческая честность. Покуда существует много стилей, я не стопорюсь на чём-то одном. Совершенно не сомневаюсь, что самое светлое будущее у эмоциональной музыки. Например, если получится сломать предрассудок о том, что мужчине не пристало быть эмоциональным, и что женщины не думают, а чувствуют, это станет если не прорывом, но очень серьёзным шагом вперёд. Я совершенно не пытаюсь рассуждать на темы биологии и эволюции, и обусловленных этим половых различий, но искусственно созданные барьеры должны быть низвержены (улыбается).

    Пробовал ли ты свои силы как multimedia-артист, объединяя звук и видео в единое целое?

    Очень правильный вопрос! Я часто размышляю на этот счёт – мне это реально интересно. Правда, здесь приходится быть честным с самим собой в ответе на вопрос – «смогу ли я сделать всё своими руками?» Отвечаю пока отрицательно, особенно если браться за что-то действительно сложное и серьёзное. У меня есть портал El Culto, есть все мои проекты кучкой, есть издательство, и в итоге совсем нет времени на что-то ещё, иначе придётся заниматься всем этим хозяйством невнимательно и наспех, а это мне совершенно не улыбается. Мне проще найти кого-то, кто шарит в этом лучше меня, и объединить наши усилия.

    Опиши типичного поклонника твоей музыки.

    Блин, ну и вопрос. Учитывая, что я работаю в разных стилях, моя аудитория должна понимать и принимать те сочетания, которые я выношу на их суд. Из тех отзывов, что доходили до меня, я вижу, что слушатели превосходно понимают не только звучание, но и мои творческие замыслы, и многие из них умеют испытывать настоящие эмоции. Именно НАСТОЯЩИЕ, а не все эти притворные и «масочные» поверхностные проявления эмоционального примитива, который принят в нынешнем «у меня всё круто»-обществе.

    Брал интервью и переводил 121

    © 2005-2019 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.