Share

    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Интервью Майка Олдфилда для New Zealand Listener

    Наш сотрудник Фил Гиффорд беседует с Майком Олдфилдом, посетившим Новую Зеландию с концертом.

    Когда речь заходит о Майке Олдфилде, в голову сразу приходит одно название – Tubular Bells.

    Олдфилд сочинил этого монстра, когда ему было 17 лет, а записал, когда не исполнилось и 20. Эта музыка стала саундтреком к фильму «Изгоняющий дьявола». 12 миллионов копий альбома продано по всему миру. Поэтому вполне понятно почему тур-координатор Майка Олдфилда попросил не задавать вопросов про Tubular Bells во время его короткого визита в Новую Зеландию.

    Это старая трогательная традиция рок-звёзд. Не спрашивайте у Джо Кукера об алкоголе, Рая Кудера о том, не собирается ли он присоединиться к Rolling Stones, а Лу Рида о его сексуальной ориентации. Сейчас Олдфилду 29, но он легко впадает в расстройство от непонравившихся вопросов, поэтому нам и посоветовали быть осторожнее. Однако, при встрече Майк показался мне больше сдержанным, чем нервным человеком. Он говорил почти шёпотом, а ответы были предельно короткими.

    Он вырос в Рединге, с 10 лет начал увлекаться музыкой, слушая Сибелиуса, но играя в основном фолк на акустической гитаре.

    «Я приходил домой из школы на обед только для того, чтобы послушать музыку. А также выкурить несколько сигарет».

    Его старшая сестра Салли – фолк-певица, и когда Майку было 15 лет, они сформировали дуэт. В школьные годы он мечтал стать пилотом. «Но я не любил школу, школьную дисциплину, а чтобы стать пилотом коммерческих перевозок, надо было пройти все ступени образования».

    Вместо этого он вступил в группу Кевина Эйерса, которая играла экспериментальный рок. Он зарабатывал «достаточно денег, чтобы обеспечивать себя». Когда группа Эйерса приказала долго жить, Олдфилд работал музыкантом в оркестровой яме, во время представлений мюзикла Hair.

    «Затем я присоединился к группе Алекса Харви, освободив его от обязанностей ритм-гитариста. Я получал за это 20 фунтов стерлингов в неделю».

    И тут приключились Колокола. Олдфилд сделал основную часть работы над этим произведением в 1971 году, записав демо-кассету. Около года он обивал пороги английских звукозаписывающих компаний, но везде получал отказ. Когда Virgin все-таки выпустила альбом в 1973 году, он имел огромный успех. Олдфилд, однако, совсем не был готов купаться в неожиданной славе. Журналисты того времени описывали Олдфилда как болезненно замкнутого.

    Он поясняет: «Я впал в депрессию. Я был психически болен тогда. Для меня ничего не существовало кроме музыки около двух лет. Сосредоточенность только на музыке разрушала меня. Но это состояние породило несколько удивительных с музыкальной точки зрения вещей. Некоторые люди находят эту музыку депрессивной, но я так не считаю. Для меня не было чем-то болезненным выход из этого состояния. Я захотел переродиться и были люди, которые помогли мне в этом. Теперь я более позитивный, чем был в 12-13 лет, когда меня захватила музыка».

    Теперь у него есть и другие интересы. Он член клуба игроков в сквош у себя дома, в Букенгемшире, недалеко от Лондона.

    «Мне нравится сама игра и сопутствующие ей явления, например, посиделки в баре».

    Сюда же относится и старая любовь к полётам. Теперь Олдфилд имеет лицензию частного пилота, а также имеет право на управление вертолётами. Его визит в Окленд был увенчан ознакомительным полётом на арендованном вертолёте. Любовь к полётам отражена и в его альбоме Five Miles Out, титульная песня которого рассказывает историю о самолёте, попавшем в шторм.

    Готовясь к выступлению, его соратники по группе, впрочем, как и он сам, одеваются в кожаные куртки в стиле пилотов первой половины XX века, на рукавах нашивки с именами и различная авиа-символика. В последнее время никого не удивишь, что музыканты ведут себя на сцене как большие дети, но немного странно, что и группа Олдфилда тоже теперь играет в эти штучки с формой. Олдфилд говорит, что будет гастролировать очень интенсивно до тех пор, пока у него не будет достаточно средств для обустройства своей собственной видеостудии.

    «Я люблю работать с видеоматериалом, но это стоит огромных денег».

    Он отвергает тезис о том, что интенсивные гастроли мешают ему записывать новый материал.

    «Чтобы сочинять музыку мне не требуется много времени. Я просто отбираю три-четыре маленьких музыкальных идеи, вокруг которых затем нарастает «мясо». Я храню в своём чехле от гитары несколько небольших листочков бумаги, на которых записываю наброски мелодий. Вот что такое сочинение нового материала. А не сидение с умным видом и планирование записать что-то».

    Источник

    © 2005-2020 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.