Share

    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Песни суфийских мистиков

    Интервью с Нусрат Фатех Али Ханом, взятое Джамилей Сиддики.

    Исторический Лахор – город моголов на севере Пакистана. Здесь жил всемирно известный кавваль (певец-суфий) Нусрат Фатех Али Хан, умерший в августе 1997 года, за день до того, как это интервью прозвучало на радио Би-Би-Си World Service в передаче из цикла «Песни суфийских мистиков». Нусрат Фатех Али Хану была полностью посвящена 2-я передача этого цикла. Он говорил о том, что это значит быть певцом-суфием, каввалем. Мы посетили певца в его доме в Лахоре, чтобы поговорить о развитии пенджабской традиции пения каввали в Пакистане, которая использует поэтические тексты суфийских святых Пенджаба. Это было последнее интервью Хана Сахиба, данное им западному журналисту. Дом Нусрата Фатех Али Хана в пригороде Лахора, где живут состоятельные люди, это скромный дом, рассчитанный на одну семью, несмотря на то, что Хана Сахиба считают самым важным культурным посланником Пакистана. Вооружённый рослый охранник и запертые ворота, единственные признаки того, что за этими высокими стенами живёт человек, известный всей стране и имеющий международную славу.

    Хан Сахиб только что прилетел из Дубаи после изнурительного концертного тура, который длился три недели, с ежедневными выступлениями в различных городах Индии и Среднего Востока. Услышав об этом, я весьма пессимистично оценила наши шансы на интервью. Однако после непродолжительного ожидания в просторной гостиной Хан Сахиб вышел к нам. Он выглядел бледным и усталым, но не стал нас выпроваживать, поскольку, как он сказал, мы проделали «такой долгий путь» лишь для того, чтобы побеседовать с ним. Его мягкая, обходительная и ненавязчивая манера вести беседу была столь же естественна для него, как и те горловые, полнозвучные и звенящие фиоритуры, с которыми обычно ассоциируется присущий ему стиль пения. Он пленил слушателей всего мира своей манерой ритмических повторов восходящих и нисходящих тонов музыкальной гаммы. Однако при разговоре его голос был настолько же сдержан, насколько он бывал щедр во время пения.

    Человек весьма дородный, Нусрат Фатех Али Хан обладал редкой способностью во время своих выступлений полностью оставаться в тени, чтобы оставить своих слушателей наедине с Божественным посланием любви и единства, нисходящим к ним непосредственно от Аллаха, и создать впечатление, что певец, передающий послание, важен не более, но и не менее, чем музыкальные инструменты, которые аккомпанируют ему. Редкостное достижение не только для всемирно известного кавваля, но и для человека со столь видной комплекцией. Он был настолько уставшим, что мы сочли необходимым задавать вопросы покороче и попроще. В конце-то концов, согласно поэту-суфию Баба Буллхе Шаху и тому, о чём неоднократно пел в своих песнях сам Хан Сахиб, то, что воспринимается бессознательно, сердцем, более важно, чем то, что можно выразить словами или прочитать. Возможно, по этой причине он был немногословен. И всё же, для радиослушателей всего мира, он пояснил некоторые основополагающие концепции. Это интервью состоялось 6 марта 1997 года, оно проходило на урду и затем было переведено на английский язык.

    Скажите, что это значит – быть каввалем? Чем именно занимаются суфийские певцы-каввали?

    Тот, кто возглашает «кавль», называется «кавваль», так говорят наши старейшины, суфийские святые древности и все великие мастера. Когда кавль (возглашение) принимает форму песни, оно становится каввали. Существуют традиционные формы каввали: хамд – возглашение во славу Аллаха, на’ т – поётся во славу Пророка Мухаммада, и ещё есть особые гимны, посвящённые Хазрату Али – мунакибат-и Али. Эти три формы и составляют основу репертуара каввали. Обязанность певца-кавваля – уменьшить расстояние между Творцом и творением. Тем, кто ощущает себя отделённым от своего истока, посредством каввали можно напомнить об их истинных корнях. Это и надлежит делать певцу-каввалю.

    Что вы ощущаете, когда исполняете каввали?

    Признак хорошего певца-кавваля: чтобы он ни пел – он растворяется в этом. Если я исполняю определённый вид стихов, кому бы они ни посвящались – их реальность передо мной. Они поглощают меня, становятся частью моей жизни, и слушатели ощущают это, в том смысле, что здесь возникает момент осознавания: они осознают, что я передаю все свойства этого стиха, о чём бы он ни был и кому бы он ни посвящался. Признак хорошего певца-кавваля или любого другого музыканта – это его способность погрузить своих слушателей в реальность изначального послания, которое заключено в песне. Хороший кавваль во время исполнения сам исчезает. Он просто становится средством передачи послания. Если певец перенимает особенности исполняемого стиха, тогда и слушатели с лёгкостью воспринимают послание.

    Без сомнения, вы – самый известный кавваль в мире. Как уживается ваша слава и вызванное ей почитание с образом жизни суфия?

    Имя, слава, богатство, почитание – всё это дары Аллаха. А в остальном мы, каввали, по преимуществу, принадлежим к факирам (нищим). Это наше истинное место. И только по милости Аллаха мне дарована известность, богатство, слава и уважение. Однако для того, чтобы быть достойным человеком, нет нужды ни в одном из этих свойств. Что делает тебя достойным человеком, так это сочувствие другим людям и отсутствие заносчивости по поводу своего таланта или славы. А самое важное, никогда не задевать чьи-либо чувства, ведь если ты заденешь чьё-либо сердце, ты причинишь боль Богу, ибо в сердцах всех людей обитает Бог. Так говорят в Пенджабе.

    Пенджабская традиция возглашений-каввали очень популярна. Как вы объясняете то, что её очень тепло принимают не только в Пакистане, но и во всем мире?

    Изначальный язык возглашений-каввали – персидский, язык Ирана. Каввали происходят из Ирана, Хорасана, Афганистана, Турции и т.д. Из этих областей мистики пришли в Индию, где они впитали местную культуру и древнеиндийские языки, такими как брадж бхаша и пурби (восточные диалекты средневекового хинду). Со временем форма пения каввали добралась и до Пенджаба и обрела здесь своеобычный колорит – особенно благодаря стихам ранних пенджабских поэтов, таких как Баба Фаридуддин Гяндж-и Шакар, Дата Гяндж-и Бакш и Баба Буллхе Шах. В Пенджабе послание обрело большую глубину и стало ещё более привлекательным, поскольку пенджабское наречие, пенджаби, само по себе отличается особой непосредственностью. На пенджаби можно изъясняться очень ёмко, точно и непосредственно, что не всегда возможно на других языках, и эта непосредственность весьма близка суфийской концепции истинности. Поскольку цель каввали – уменьшение дистанции между Творцом и творением, то, когда она исполняется на пенджаби, реальность, которая осеняет слушателей, воспринимается чисто и непосредственно, каковы бы ни были ахваль (духовные состояния) слушателей.

    Отчего каввали столь популярны у западного слушателя?

    Изначально каввали слушали только в Индии и Пакистане. Я, и позднее Хаджи Гулям Фарид Сябри из братьев Сябри, были первыми, кто принёс их на Запад. Важно заметить, что послание, которое объединяет их, – это основополагающее суфийское послание мира и любви. Существует ещё и ритм. Никакой другой музыке не присуща ритмичность каввали, вот в чем причина их популярности во всём мире. Это – тот язык музыки, который является всеобщим. И этот язык понятен везде.

    Ощущаете ли вы разницу при исполнении каввали на концертах и в естественной для них атмосфере: на махфил-и сэма (собрание слушателей) или у суфийского даргаха (святыни)?

    Истинное место для каввали у святынь великих суфиев, даргахов, или в ханаках, которые являются особыми центрами для встреч членов суфийского братства под руководством мастера или назначенного им шейха. Где-либо ещё, в любой другой ситуации, каввали становятся просто средством развлечения – наравне с любой другой музыкой. Это стало популярным, и на этом уровне находятся тысячи слушателей, поскольку ныне стало модным устраивать каввали по социальным поводам, таким как свадьба или вечеринка. Надлежащие каввали можно исполнять только в ханаке суфийского мастера или у захоронения покойного мастера. Однако сейчас каввали исполняются на общественных мероприятиях. Всё же всегда есть надежда затронуть какие-то струнки посетителей подобных вечеринок. Вот почему даже на вечеринках и свадьбах большинство певцов-каввалей исполняют хамд, на’ т и мунакибат.

    И всё же, что вы ощущаете, когда люди воспринимают это просто как развлечение?

    Времена меняются, и мы вместе с ними. Каввали стали столь популярными и распространёнными, что каждый слушатель относится к ним соответственно своему уровню. И здесь ничего не поделаешь. Слушатель может лишь отозваться на каввали соответственно своему уровню осознания. Исполнитель, со своей стороны, откликается на определённую настроенность слушателей и исполнение может лишь подстраиваться под этот настрой. Вот почему каввали могут выхолащиваться до уровня обычной современной песни, которые тоже включаются в репертуар. Некоторые из таких песен чисто любовные, мы называем их ишк-и маджази, песни о любви человека к человеку, в отличие от ишк-и хакики, песен о любви к Божественному. Все каввали относятся к ишк-и хакики и поются только об этом.

    Журнал Суфий, № 37, весна 1998 года

    Источник

    © 2005-2020 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.