Что такое медитация на самом деле?

Печать

Шива – Единственный, Высочайший Свет, Сияющий непрерывно, Истинное Я, Танцующее в ненарушимом блаженстве в сердцах преданных, Даруй мне Твою Милость и сияй как Сердце в моем сердце.

Слово «медитация» буквально переводится как «размышление», «обдумывание» (от лат. meditor). Этот курьёзный факт можно объяснить тем, что те, кто вносил это слово в обиход западных людей, не был готов предположить, что люди восточные могут заниматься чем-то доселе невиданным. Поэтому мы не стали заимствовать слова из санскрита. На санскрите, первичном языке духовности, медитация именуется, как правило, «дх'яна». Путешествуя по Китаю это слово превратилось в «чань», в Японии это уже звучит как «дзен» или «зен». Суть же этого понятия не претерпела таких изменений: и в Китае, и в Японии, и в Индии, под медитацией подразумевали некоторое состояния, ведущее к освобождению. К освобождению человеческого сознания от страданий и, следовательно, от желаний, ведь, как известно, одна из четырёх истин Будды Шакьямуни есть «Все страдания происходят от желаний».

Однако и тут западная цивилизация пошла по своему пути. Для нас идея оставить свои желания кажется крамольной и чуть ли не оскорбительной. Поэтому на такую благодатную почву упал миф о том, что духовность, медитативность, «продвинутость» – это то, что позволит нам исполнять свои желания. Отдельные передовики западного менталитета, копаясь на задворках психики, извлекли на свет божий понятие «транс». Эзотерики открыли для себя радости первобытных плясок у костра, манипулирования. Именно поэтому столь популярна эзотерика, которая, по большей частью, не имеет ровно никакого отношения к духовности, по крайней мере, если судить о духовности по словам основателей мировых религий.

Очень показательна в этом плане следующая история из жизни Банкея, великого мастера Дзен:

Некий монах сказал: «Буддийские учителя прошлого творили много удивительных чудес. А Вы, мастер, можете творить чудеса?» «Что именно ты имеешь в виду?» – спросил Банкэй. «Когда основатель школы Икко пребывал в Этиго, он попросил кого-то взять в руки лист бумаги и встать на другом берегу реки. Стоя на противоположном берегу, он направил кисть на этот лист бумаги, и на нем появились шесть иероглифов, составляющих имя Будды Амиды. Люди называют это чудо Кавагэ Мёго и испытывают к нему глубокое почтение». Банкэй рассмеялся и сказал: «Фокусники вытворяют штуки и почище этой. Упоминать таких людей здесь, в обители истинной Дхармы, это все равно, что приравнять собак к людям».

Многие из подобных фокусников являлись шарлатанами, поэтому вокруг них всегда витал ореол загадочности. Мы получили с одной стороны открытые и предельно ясные учения основателей религий (по крайней мере, они утверждали, что учения просты), с другой, загадочных и таинственных людей, которые, возможно, обладали неведомыми силами, будь то чтение мыслей, полёты на ковре-самолёте или дудение на диковинных инструментах. Конечно же, искатели истины стремглав кинулись к последним. Какая доблесть в достижении легкодостижимого? Тем более что оказалось, что это легкодостижимое почему-то не достигается.

Цель медитации и вообще духовных устремлений - устранение незнания. Действие не является противоположным знанию, поэтому какие-либо специальные действия, будь то горловое пение, пляски или хороводы, не ведут к просветлению. Смысл религиозных действий строго определяется человеком, их назначившим - аналогичным образом смысл может просто отсутствовать, если люди в массовом порядке стали слушать людей, неуполномоченных говорить от имени духовности.

Духовность всегда, во все времена имела налёт таинственности. Это легко объяснить: по неписанному закону один духовный учитель мог дать действенные духовные наставления лишь одному ученику. Несмотря на то, что Будда учил тысячи и тысячи людей, «передачу» получил лишь один. Также происходило и с остальными учителями. Поэтому у них не было никакого резона популяризовывать свои методики, которые без них не работали. Во всех духовных традициях наличие гуру было строго обязательным. Когда же эта таинственность нарушилась и в роли гуру стали выступали лица, прошедшие двухнедельные курсы, появились многочисленные центры «фитнес-йоги» и прочих «мы не местные, но все знаем, дайте денег».

Конечно, главным импортёром духовного мусора стала Америка, лже-гуру плодили идею за идеей, устраивая даже распродажи со скидкой. Известен один молодой человек, 16 лет, которые заряжал в пистолет кумкум (краска, которую наносят на лоб индусы), стрелял им по своим ученикам, и те уходили, просветлённые. Сейчас волна этих антиучений идёт на спад, разоблачительные компании в прессе и судебные процессы сделали своё дело. Но идеи оказались привлекательными и, похоже, ещё некоторое время будут сидеть в головах искателей. В частности, идеи о медитации.

Лже-гуру контролируют своих учеников с помощью гипноза – только так можно заставить здравомыслящего человека отдать свои деньги гуру (отдавать деньги духовному учителю – дело, невиданное ни в одном уголке мира!) Поэтому главная задача лже-гуру – загипнотизировать учеников. Научить их таким состояниям, в которых они не являются себе хозяином, в которых внутренний голос, голос здравого смысла и интуиции заглушается. Состояние, которое нужно достичь во время медитации, которое фактически является её целью, называется на санскрите «Сат-чит-ананда» – что переводится как истинная чистая радость. Под гипнозом можно испытать эйфорию, но если гипнотический экстаз и есть Сат-чит-ананда, то не проще ли тогда уж использовать наркотики?

Так описывает чистую радость индийский поэт Тукарам:

В море радости – волны радости,

В радостном теле радость.

Как описать то, что нахлынуло?

Идти никуда не нужно – так радостно здесь.

Желания плода становятся прихотью матери,

А матери – переливаются в тело плода.

Тукарам говорит – форму заливают и получают искомое,

Так же ощущение радости выпивается в рот стихами.

Но ни наркотик, ни гипноз не может привести к чистой радости, потому что про чистую радость нам известно то, что она является абсолютной (Сат), то есть не имеет противодействия, отрицания. А наркотики и гипноз это отрицание имеют, и то и другое благополучно заканчиваются, оставляя искателя у разбитого корыта.

В чем же отличие транса от медитации? Если вы пребываете в медитации, то это отличие видится предельно ясно. Вопрос в том, можно ли что-то видеть ясно, находясь в трансе? Больной в течение нескольких минут совершает внешне осмысленные действия, не осознавая этого, не отдавая отчёта своим действиям, не помня о них впоследствии. Так, например, в состоянии транса больной внезапно бежит куда-то и потом искренне недоумевает, как он очутился в другом месте (из энциклопедии психиатрии). Индийский святой, Рамана Махарши, сказал: «Если человек осознаёт свою истинную природу внутри собственного Сердца, то это – полнота Сат-Чит-Ананды без начала и конца».

Медитация призвана привести к просветлению. Просветление – это не какой-то умственный трюк, когда просветлённый ходит и с наглым видом хвастает своими липовыми, по большей части, достижениями. Просветление – это соединение со Всепроникающей энергией, с Сознанием Будды, с Кришной, это Миграж или второе рождение, назвать это можно как угодно. Ключевым является слово «соединение», которое на греческом звучит как «религия», на санскрите – «йога». Без этого соединения возможно только подготовка к нему и медитация должна проводится под личным присмотром просветлённого человека. Это даёт нам очень хороший критерий различия просветлённых: согласно многочисленным пророчествам в конце 20-го века духовное пробуждение будет массовым. Следовательно, если просветлённый человек не даёт нам простого и быстрого метода просветления (или, в дословном переводе с санскрита, «самореализации», «атма сакшат кар»), то это с огромной степенью вероятности самозванец.

Другой хороший критерий просветлённости – прохладный ветер. Во всех основных религиях именно прохладное дуновение является атрибутом Абсолюта. Именно как прохладный ветерок ощущается энергия Кундалини, которая и осуществляет соединение нашей индивидуальной души с Абсолютным сознанием.

Источник