Share

    Top.Mail.Ru
    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Мне кажется, что для того, чтобы сегодня тебя признали новаторским сочинителем современной серьёзной музыки, все, что от тебя требуется, это понимание того, что происходит на традиционном уровне и нарушение некоторых общепринятых правил (то же можно сказать и о всех других формах искусства). Ведь большинство творческих работ юных композиторов представляют из себя лишь тотальный протест против учителей, и ничего больше. Так называемая авторская музыка, которая создаётся на сегодняшний день, должна восприниматься на общем культурном фоне как восстание против традиции, ибо она не обладает каким-либо собственным внутренним содержанием, так что получается, что для полного понимания этой музыки слушатель должен обладать определёнными знаниями западной культуры, и в особенности – в области тенденций западной авторской музыки последних десятилетий.

    Al Gromer Khan – Silence in a Blue Room (2019)

    Альбом вышел в свет 19.12.2019 года.

    Ал Громер Хан говорит: Мне хотелось бы, чтобы альбом стал явлением искусства, а не индустрии развлечений. Я имею в виду, что вы можете развлекаться под мою музыку, но в перспективе я хочу изменить привычную настройку слушателя на частоту торопливого мышления, а не подтвердить его эстетические предпочтения, как это происходит в случае с развлекательной музыкой.

    Значение синтезатора Минимуг для музыки второй половины 20-го века переоценить невозможно. И это отнюдь не дежурная фраза для стандартного начала статьи. Ведь так же невозможно переоценить значение и влияние таких музыкантов, как Emerson, Lake & Palmer, Pink Floyd, Manfred Mann’s Earth Band, Yes и Rick Wakeman (который сказал, что Минимуг «полностью изменил музыку»), Yan Hammer, Kraftwerk (Минимуг звучит в альбоме Autobahn, первом по-настоящему «фирменном» альбоме Крафтверк). В свою очередь, революционный саунд этих и других музыкантов во многом определила именно эта модель синтезатора. Проще говоря, без Минимуга звучание и сама музыка многих групп и музыкантов были бы другими. В этом смысле создание этого синтезатора можно смело сравнить с изобретением органа, фортепиано или скрипки.

    Наш сотрудник Фил Гиффорд беседует с Майком Олдфилдом, посетившим Новую Зеландию с концертом.

    Когда речь заходит о Майке Олдфилде, в голову сразу приходит одно название – Tubular Bells.

    Олдфилд сочинил этого монстра, когда ему было 17 лет, а записал, когда не исполнилось и 20. Эта музыка стала саундтреком к фильму «Изгоняющий дьявола». 12 миллионов копий альбома продано по всему миру. Поэтому вполне понятно почему тур-координатор Майка Олдфилда попросил не задавать вопросов про Tubular Bells во время его короткого визита в Новую Зеландию.

    Моя серьёзная работа в индустрии звукозаписи началась с работы в Manor Studio, которая находилась в Великобритании, недалеко от Оксфорда. А заманил меня туда в 1971 году ею тогдашний управляющий директор Tom Newman (Том Ньюман (Thomas Dennis Newman – родился в 1943 г. в пригороде Лондона) – продюсер и музыкант (ритм-гитарист). В 1968 году играл в группе July, выпустившей всего один альбом, также названный July. Этот альбом оказал некоторое влияние на развитие психоделической музыки в Великобритании. В 1970 году он начал работать на Ричарда Бренсона, помогал строить студию The Manor. В этой студии он встретил 18-летнего Майка Олдфилда, который дал ему послушать демо-ленту, ставшую в итоге знаменитой записью 1970-ых – Tubular Bells. В ноябре 1973 года, Ньюман участвовал в студийном выступлении Майка Олдфилда для BBC.

    Лётчик и талантливый музыкант, Джон Серри, родился и вырос на Восточном побережье, в штате Коннектикут, по существу, в американской глубинке. С детства у него было два самых больших увлечения – музыка и авиация, и обе мечты сбылись. За время службы в патрульно-спасательной авиации ВВС США ему приходилось вытаскивать тонущих, спасать бегущих от наводнений или пожаров, залетать в тайфуны, или вести учёт заплывшим в Залив голубым китам. Обычная мужская работа – говорит об этом он сам. Но, ступив на землю, он снова и снова садился за клавиши. Джон – хороший художник, тут спорить бесполезно, его мотивы возвышены и чисты – они связывают природу с космосом, горы с ветром, биосферу нашей планеты со Вселенной. Музыка его стала драгоценным опытом поэта и мечтателя, романтика и мыслителя.

    © 2005-2021 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.