Share

    Top.Mail.Ru
    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Van Der Graaf Generator

    Содержание материала

    Биография

    В первой половине 70-х этот конгломерат, бесспорно, занимал место в пятерке сильнейших коллективов арт-рока – самого прогрессивного жанра рок-музыки – наряду с Genesis, Pink Floyd, Jethro Tull, Yes. В наши дни – это безусловный лидер, с которым конкурирует только Marillion, но эта группа «моложе» Van Der Hammill почти на 15 лет. Из «старых» соперников достойную продукцию продолжает выпускать Jethro Tull, но значительно реже. Остальные «динозавры», дай им Бог тоже долгой жизни, уступают Хэммиллу & Со и в композиции, и в стабильности. Состав уже более 25 лет уверенно занимается не просто однажды начатым делом, но неустанно находится в поиске новых форм выражения прогрессивного рока.

    Видимо, в этом и секрет его удивительной продуктивности. Другие «динозавры», ухитряющиеся все еще развивать арт-рок в жестких рамках своей «родной» стилистики (лавры здесь для Jethro Tull), для того, чтобы не стать пародией на самих себя, выпускают альбомы с большими паузами. Не замкнутый в себе Хэммил из года в год выпускает новые альбомы в различных плоскостях арт-рока, открывая очень даже необычные пространства (но никогда не вторгаясь – даже с целью развития – на чужие!), оставаясь при этом самим собой – мгновенно узнаваемым. И ни единого компромисса с поп-музыкой.

    А ведь Хэммилл не был профессиональным музыкантом. По его же признанию, он, наконец, стал таковым к 1990 году. И тот, кто хорошо знаком с творчеством Van Der Hammill, знает, что вся суть этого феномена – в неистребимом композиционном таланте и безграничной фантазии. Исключая великолепный (хотя тоже явно «природный», а не классический) драматический вокал Питера, его игра на клавишных (и особенно на гитаре) сводилась лишь к воспроизведению аккордов. До солирования на клавишных дело дошло лишь в 80-х, а подлинным мультиинструменталистом, и гитаристом, не нуждающимся в поддержке, Хэммилл действительно стал лишь в 90-е годы. Завидная творческая позиция – учиться всю жизнь, будучи уже два десятка лет живой легендой прогрессивного рока. Не очень понятно, почему, являясь обладателем авторских прав на лэйбл Van Der Graaf (группа названа именем американского физика, изобретшего в 1931 году генератор высокого напряжения) и никогда не расставаясь с большинством своих друзей-коллег по старой группе, он в конце-концов остановился на своем имени в заголовке проекта. Ведь не секрет, что во многом успех Van Der Graaf зависел от того, как аранжировать композиции. И если авторство Питера Хэммилла бесспорно, то аранжировки, роль которых важна в арт-роке чрезвычайно, создавались сообща. И без столь профессиональных и виртуозных музыкантов, как Эванс, Джексон, Бэнтон и Поттер, Питер со своим единственным тогда «исполнительским» (как композитор и поэт он всегда был гениален) козырем – вокалом – едва ли самостоятельно был способен сделать шедеврами тех же Nadir's big chance или Over (1977).

    Это наглядно показал как раз следующий альбом 1978 года, где Питер переоценил собственные возможности, записав его в студии фактически в одиночку (саксофонист Джексон и скрипач Смит появляются в композициях лишь эпизодически). Как раз получился «скелет», причем весьма угловатый, так как кроме голоса и фортепиано, звучание остальных инструментов выглядит просто жалким. Прежде всего, это касается «ударных». Записав с горем пополам партии всех инструментов, Питер Хэммилл решил и с барабанами разделаться лично. Из этих соображений он использовал только что появившиеся синтезаторы со звуками ударных в памяти. Надо было только нажимать клавиши в нужный момент. В итоге мы слышим на Future now хлопанье двух калош друг о друга. Попытка «творчества в затворничестве» на финише 70-х стала самым неудачным периодом в блестящей дискографии Van Der Hammill. К счастью, старые друзья всегда были рядом.

    Если Pink Floyd являются пионерами собственно прогрессивного рока вообще, то термин «классический эпический арт-рок» берет свое начало на The aerosol grey machine. Van Der Graaf выпустили его в январе 1969 года – за полгода с лишним до появления Кримсоновского In the court of the Crimson King. И хотя Фрипповская программа выглядит значительнее и солиднее, первенцем жанра стала не она, что бы ни говорили критики. Возможно, причина, по которой Хэммилл отказался от использования легендарного названия, заключается в том, что творчество Van Der Graaf было, как раз ограничено рамками эпического арта, и ему было легче заниматься экспериментами под другим именем, чтобы сохранить «визитную карточку» легенды. Так или иначе, Группа Имени Американского Физика сохранила творческую концепцию своего первого альбома до конца. Было развитие, подъем и кульминация, в состоянии которой группу удалось удержать до изъятия ее вывески из обращения. Пик творчества приходится на третий-четвертый альбомы. Особенно поражает воображение глубиной композиций, эпическим размахом, фантазией вокала, виртуозной и непредсказуемой игрой всех участников Pawn hearts. А звукорежиссура (группу «обслуживал» тот же персонал, что и Genesis) и постановка саунда – фантастического для тех лет качества. Все последующие альбомы Van Der Graaf также стали шедеврами прогрессивной рок-музыки. Характеристики не изменились: длинные, часто до 20 минут, эпические композиции, до предела напичканные неожиданными и виртуозными аранжировками, самым удивительным в истории рока использованием возможностей саксофона (Джексон извлекал из него даже гитарно-металлические звуки, а вообще всю гамму словами даже не передать!). Собрание сочинений группы – в ряду самых выдающихся достижений современной музыки.

    © 2005-2021 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.